WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |

Min

0

0

0

Число рассмотренных случаев n

41

96

1031

Количественная временная модель и основанная на ней категоризация долготных характе­ристик ударных гласных позволяют более подробно остановиться на особенностях реализации стандартной временной схемы в произволь­ных синтагмах связного текста. В п. 3.4. излагаются результаты анализа значимых отклонений во временном оформлении синтагмы от значений, прогнозируемых стандартной временной схемой. Исследование показало, что важнейшими факторами, которые вызывают отклонения от стандартной схемы, являются: позиция гласного в абсолютном исходе синтагмы перед паузой, сильный смысловой акцент, способ мелодического завершения синтагмы и ее положение относительно границ интонационной фразы и высказывания. В п. 3.5. предметом специального анализа является влияние временной структуры фоносинтаг­мы на временную выраженность в ней словесных ударений и внутреннего ритмического рисунка в целом. Наши экспериментальные данные показывают, что особенности временной структуры синтагмы, обусловленные позиционно-ритмическим контрастом и стандартной временной схемой, приводят к противопоставлению конечных и неконечных слов в синтагме и с точки зрения выраженности в них признака ударности-безударности гласных, причем независимо от того, каким способом оценивать выделенность ударного гласного длительностью – по максимуму, контрасту или эталону.

В неконечных словах синтагмы на фоне ослабления метрической и временной выраженности словесного ударения реализация признака ударности-безударности гласных начинает существенно зависеть от совокупного действия дополнительных факторов: ритмического типа слова, степени открытости (подъема) гласных, т.е. от их собственной длительности и потенциала сокращения, акцентной выделенности слова. Взаимодействие разных факторов с точки зрения их совокупного влияния на временную реализацию словесного ударения требует более детального и самостоятельного исследования. Пока же можно сказать, что чем больше в тексте слов с начальным ударением, /а/-образных ударных и меньше слов с сильно ослабленным ударным (сверхкратких ударных реализаций), тем больше временная выраженность словесного ударения в неконечной части синтагмы.

Для конечных слов-носителей синтагматического ударения стандартная временная схема обеспечивает выделение длительностью ударного гласного любого фонемного качества. Для действительной реализации этого выделения необходимо, прежде всего, избегать ослабления ударности конечного слова. Тенденция к ослаблению временной выраженности словесного ударения, связанная с продлением гласных в абсолютном исходе синтагмы, проявляет себя в особых фонетических контекстах перед физической паузой и достаточно сильна. Ей может противостоять лишь специфический состав безударного окончания синтагмы: признак ударности-безударности гласного в конечном слове реализуется надежнее в словах, которые заканчиваются на закрытый слог.

В абсолютном исходе синтагмы последовательно реализуются три разных варианта гласных, имеющих существенные акустические различия в завершающей фазе. Распределение этих вариантов в тексте связано с глубиной и типом следующего за ними просодического шва (ритмического или интонационного), что свидетельствует о существовании особых “краевых” явлений на границах фоносинтагмы и интонационной фразы. В п.3.6. анализируются два таких явления: финальное (препаузальное) продление гласных (п.3.6.1) и ларингализация (п.3.6.2).

В ходе наших исследований получены количественные пороговые величины, ха­рактеризующие препаузальное продление гласных. Для ударных гласных граница между препаузальными и прочими ударными конечного слова синтагмы лежит в области 120-130 мс, причем позиция перед физической паузой приводит к продлению ударного гласного относительно других контекстов на 100-80 %, благодаря чему 90% препаузальных ударных гласных оцениваются как долгие.

Для заударных гласных граница между препаузальными и прочими контекстными употреблениями находится примерно в области 60-70 мс, а продление этой категории гласных перед физической паузой относительно других контекстов составляет 120-110 %.

Финальное (препаузальное) продление сопровождается расщеплением тембра (спектра) гласного. Завершающая фаза финального гласного может включать акустические признаки трех типов: для первого типа V+ характерно наличие нескольких (2-3) гортанных взрывов-хлопков, следующих непосредствен­но за сегментом гласного; гласные второго типа V+F0 завершаются “хвостовым” сегментом, в ко­тором отчетливо представлен только основной тон сигнала; завершающая фаза в третьем типе V+V> представлена сегментом малой интенсивности с достаточно сложной формой волны. Анализ показал, что выделенные типы финальных гласных V+; V+F0; V+V> распределены дополнительно относительно пауз разной длительности и тональных показателей ритмико-интонационного членения. Полученные результаты позволяют заключить, что ре­ализация физических пауз разной длительности осуществляется с ис­пользованием различных механизмов прерывания (прекращения) фона­ции. Паузы малой длительности, как показывает акустическая картина гласных типа V+, реализуются, скорее всего, при помощи ме­диального сжатия гортани (ларингализации). Возможность такого способа прекращения фонации при завершении речевых отрезков уже отмечалась в литерату­ре20. Паузы большей длительности реализуются, скорее всего, при разведении голосовых связок и являются физическим рефлексом интонационно-паузальных процедур говорящего. Различия в акустической картине, в том числе и в длительности гласных типов V+F0 и V+V>, которые встречаются перед длительными паузами, могут быть объяснены различиями в величине подсвязочного давления (косвенный показатель – динамический уровень гласного) и степени напряженности голосовых связок (косвенный показатель – тональные характеристики гласного).

Изложенные выше наблюдения послужили толчком к дополнительному исследованию явления ларингализации на границах просодических составляющих, результаты которого описываются в п.3.6.2. Проведенный анализ показал, что инициальная и стыковая ларингализация не является чем-то необычным для русской речи. Однако различия в ее использовании разными дикторами очень существенны; разнообразны и формы ларингализации – от глоттальной смычки до скрипучей фонации.

Внутри интонационной фразы / синтагмы ларингализация используется для усиления смыслового подчеркивания или эмфазы отдельных слов или смысловых групп. Cкрипучая фонация часто сопровождает хезитации и возникает ближе к концу фрагмента, на котором реализуется хезитация. Самоперебивы обычно реализуются резким глоттальным обрывом (смычкой) в любом месте обрываемого слова.

В рамках изучения временного формления синтагмы несколько экспериментов было посвящено инструментально-перцептивному анализу общего (интегрального) темпа ее произнесения. Этот вопрос обсуждается в п.3.7 главы 3. В результате проведенных экспериментов оказалось, что с точки зрения восприятия наиболее вероятным носителем темповых различий является длительность периода следования гласных или, иначе, длительность вокалического цикла VCn. Также обнаружено:

  • существование специальных временных механизмов, которые удерживают среднюю длительность VC-цикла в синтагме в пределах нормального темпового диапазона при разном словесном и звуковом наполнении;
  • наличие абсолютных перцептивных порогов по длительности VC-цикла в интервалах (130 150 мс) для перехода от быстрого темпа к среднему (нормальному) и (210 230 мс) для перехода от среднего темпа к медленному;
  • асимметрия относительных темповых различий по длительности VCn: пороговые значения находятся в полуинтервале (-20, -15] % для перехода от нормального темпа к быстрому и в полуинтервале (30, 35] % для перехода от нормального к медленному темпу произнесения;
  • различный характер влияния темповых различий на консонантную и вокалическую части синтагмы: при ускорении темпа консонантная часть VC-цикла подвергается большему сокращению, чем вокалическая; при замедлении растяжение больше заметно на вокалической части.

Глава 4. Функциональный аспект интонационного членения и ритмизации звучащего текста

В четвертой главе диссертации обсуждается вопрос о роли ритмизации и интонационно-паузального членения текста в речевой коммуникации. Важным следствием наблюдаемого в настоящее время поворота лингвистики от “жизни в языке” к “языку в жизни” является осознание того, что речевое общение обеспечивается не только взаимодействием разных языковых средств, но и взаимодействием разных механизмов: языка, мышления, разных систем памяти и знаний, механизмом фокусирования внимания и т.д. Современные исследования в области устного дискурса, психолингвистики, когнитивной лингвистики и теории речевой деятельности показывают, что многие представления и понятия, сложившиеся в рамках функционально-семиотического и структурного подходов к языку, требуют переосмысления. К таким представлениям относится и трактовка роли ритмико-интонационного членения (организации) звучащего текста в речевой коммуникации. Обычно функция РИЧ демонстрируется на примерах предложений, содержащих синтаксическую омонимию (типа «казнить нельзя помиловать») и интерпретируется как смыслоразличительная. Однако в реальных текстах такие предложения встречаются крайне редко и удобны только в качестве доказательства “теоремы существования”, т.е. иллюстрации РИЧ как важного явления звучащей речи и решения некоторых инвентарных задач. Что же касается действительной функции и процессуального происхождения РИЧ, такие в значительной степени случайные примеры и их трактовка скорее искажают, чем проясняют природу ритмизации и интонационно-паузальной организации речи.

Прежде всего, ни для говорящего, ни для слушающего нет такой задачи, как различение смыслов готовых языковых выражений. Цель говорящего состоит в том, чтобы построить и выразить нужный смысл, а цель слушающего – в том, чтобы его реконструировать и понять. Порождение речевого текста, его восприятие и понимание осуществляются оперативно, в реальном времени, и во многих случаях восприятие звучащего высказывания одним человеком происходит как бы “по пятам” его текущего порождения другим. Поэтому важно, чтобы стратегия развертывания высказывания говорящим была удобна для быстрой и эффективной обработки речевой информации адресатом. Это особенно существенно в тех ситуациях, когда в высказывании передается сложное мыслительное содержание, облекаемое в столь же сложную языковую форму. В связи с этим известный психолингвист Д. Слобин отмечает, что сканирование и интерпретация звукового речевого входа, имеющего малое время “жизни”, основано на языковых знаниях и общих когнитивно-перцептивных стратегиях, дающих толчок к формированию у говорящего таких способов порождения речи, которые учитывают действие психофизиологических ограничений, накладываемых на речевое поведение в целом21. Иначе говоря, существует обратное воздействие стратегий восприятия речи на формирование стратегий речепорождения. Это естественно, поскольку говорящий постоянно выступает в роли слушающего, как чужой, так и собственной речи.

Выше при изложении глав 1 и 2 диссертации отмечалась важность интонационно-паузального членения и ритмизации речевого потока для определенных операциональных задач говорящего: от создания временных ресурсов для обработки смысловой и грамматической информации до оптимальной организации речевого дыхания, равномерного распределения произносительных усилий и использования возможностей фонетической памяти, а также в механизмах вербального мониторинга за результатами текстопорождения.

О важности рассматриваемых просодических явлений для слушающего в предыдущих разделах работы говорилось мало, хотя и подчеркивалось, что создание удобовоспринимаемого, эвфоничного, “плавного” речевого выхода обычно входит в коммуникативную задачу говорящего “по умолчанию”. К сожалению, конкретных данных о том, как при восприятии речи человек осуществляет смысловой анализ текста и какова при этом роль РИЧ, очень мало. Мы считаем, что, прежде всего, необходимо выявить наиболее яркие особенности смыслового членения текста человеком в двух ситуациях:

  1. в ситуации, когда текст не содержит формальных показателей членения;
  2. в ситуации, когда текст представляет собой естественную звучащую речь.

Поиск таких особенностей был основной задачей эксперимента, который описывается в разделе 4.1. Материал эксперимента – небольшой фрагмент основного экспериментального текста (около 300 словоупотреблений), который был предварительно проанализирован с точки зрения реализованного в нем РИЧ.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»