WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

Если перевести сказанное на язык современных речепорождающих моделей, можно сформулировать следующую гипотезу. Ритмизация речи связана с созданием абстрактных метрических схем, выполняющих управляющую функцию по отношению к высшему этапу артикуляции – этапу создания моторной программы и стратегии контроля за ее исполнением. Такие схемы должны воплощать как универсальные принципы ритмической организации речи, так и их кодифицированное конкретно-языковое проявление. Можно выделить три наиболее важных универсальных принципа: принцип чередования и экономии когнитивных и произносительных усилий, принцип автоматизации рутинных процедур и принцип адаптации к возможностям буферных запоминающих устройств. В каждом языке наложение на слоговую цепочку оппозиции “сильный-слабый”, необходимое для построения базовой ритмической схемы (БРС), осуществляется с помощью специальных ритмозадающих процедур, которые подчиняются эвритмическим ограничениям, действуют в определенных топологических границах и скоординированы с синтаксическим строением порождаемого текста.

Основу БРС образует последовательность слоговых слотов, каждый из которых содержит показатель метрической выделенности слога. В зарубежной фонетической и психолингвистической литературе наиболее удобным формальным способом представления БРС порождаемого речевого отрезка признается репрезентация типа “метрической решетки”, предложенная американскими лингвистами [Prince 1983; Selkirk 1984]. Это двумерная диаграмма-матрица, столбцы которой соответствуют отдельным слогам в речевом отрезке, а число строк равно количеству различаемых метрических уровней (градаций выделенности)17. В данном формализме используется элементарная единица метрической выделенности – ритмический бит (beat), сопоставимая с понятием единицы тонической силы в известной метрической формуле А.А. Потебни, предложенной им для русского слова. Соответственно, чем больше ритмических битов приписано слогу в базовой ритмической схеме речевого отрезка, тем больше его метрический уровень (сила). Кроме этого, в метрической теории вводится полезное понятие метрической слитности/раздельности соседних слов в высказывании, связанное с вероятностью их ритмического объединения в единый фонетический блок (фонетическое слово/ фоносинтагму / интонационную фразу). Формальным показателем метрической слитности /раздельности соседних слов служит метрически градуированный словораздел. В метрической решетке словораздел представлен по крайней мере одним “немым” (silent), невокализованным слоговым битом. В общем случае количество немых битов в словоразделе является показателем метрической слитности смежных слов. Факторы, влияющие на метрическую слитность / раздельность имеют синтаксическую природу; каждый значимый фактор, добавляет немой бит в соответствующий словораздел метрической решетки. Чем больше длина цепочки немых слоговых битов между соседними словами, тем больше метрический разрыв, потенциальная сегментирующая сила словораздела.

Метрическая глубина словораздела определяет не только вероятность завершения текущего ритмо-синтаксического периода, но и возможность реализации разных граничных явлений, в том числе синтагматического ударения и граничных маркеров разных просодических типов. Пороговая глубина словораздела, необходимая и достаточная для завершения фоносинтагмы, имеет относительную природу: порог ритмико-синтаксического квантования речи может настраиваться с учетом дискурсивных факторов: регистра и типа дискурса, установки на определенную степень контролируемости речевого выхода, темпа речи и пр. Понятие метрической слитности слов и метрически градуированные словоразделы позволяют более гибко и эффективно моделировать процесс создания и реализации БРС с учетом наблюдаемой вариативности.

Идея метрической иерархии словоразделов с условной единицей измерения в виде «немого» слогового бита созвучна с данными фонетических исследований, в которых обращается внимание на то, что длительность просодических пауз в речевых отрезках обычно кратна средней длительности слога, типичной для говорящего при нормальном для него темпе произнесения.18

Базовая ритмическая схема (БРС) высказывания является основой создания эвфонических свойств звучащей речи. В процессе создания БРС в фонетическом плане высказывания текущим образом формируются просодические составляющие двух типов – фонетические слова и фонетические синтагмы. Последние являются базовыми единицами ритмической организации речи. В п. 2.2.2. обсуждаются фонетические характеристики фоносинтагмы, которые получены в ряде экспериментов автора для подтверждения связи этой единицы с фонетическим ритмом, ее производности от БРС высказывания. В набор анализируемых характеристик входят: фонетическая длина синтагмы изометрия, внутренний ритмический рисунок, изохрония, связь фонетической структуры с временным параметром, глубина завершающего просодического шва. Показано, что изометрия базируется на преобладании 2-х и 3-х ударных синтагм с конечным ритмическим центром – носителем синтагматического ударения. Также продемонстрировано, что внутренний ритмический рисунок фоносинтагмы в научном тексте, как и в прозаической речи в целом, является производным от ритмического словаря, типичного для данного функционального стиля, различий в ритмике слов разных частей речи и порядка слов в главных синтаксических составляющих. Фоносинтагма в научном тексте не имеет специфического внутреннего ритма и следует естественной ритмической тенденции, что было проверено и подтверждено в работе с помощью статистического метода Томашевского–Колмогорова с использованием построенного ритмического словаря научной прозы.

Изохрония на уровне синтагм выражена слабо. При постоянном темпе произнесения изометрические свойства синтагм определяют и наблюдаемую близость общего времени их звучания, и приблизительно равномерное распределение синтагматических ударений во времени: 2-х ударные синтагмы в среднем занимают 1100 мс, 3-х ударные около 1500 мс при среднем темпе произнесения.

Анализ перечисленных выше характеристик свидетельствует, что в фонетической синтагме пересекаются требования оптимального использования оперативной фонетической памяти и эвритмические принципы организации речи, позволяющие говорящему построить удобопроизносимый фонетический план и плавный, удобовоспринимаемый речевой выход.

Связь фоносинтагмы с лексико-синтаксической структурой высказывания не менее важна, чем ее ритмические свойства. К сожалению, несмотря на всеобщее признание важности ритмико-синтаксических корреляций, они не описаны детально ни для одного из активно изучаемых языков. В качестве ритмогенных многие авторы выделяют следующие синтаксические события (в порядке убывания просодической значимости и устойчивости маркирования):

конец предложения > конец субъектной (NP) и предикатной (VP) составляющих > конец любой из главных фразовых составляющих NP,VP, AP, PP) при наличии в их составе более одного полнозначного (фонетического) слова > конец лексической вершины главной фразовой составляющей (кроме предлога) > конец полнозначного слова. Кроме того, метрически сильным признается любой словораздел, включающий маркер конца интонационной фразы.

В п. 2.2.3. описывается возможный вариант ритмозадающей процедуры для фоносинтагм русского текста. Процедура рассматривается как операция, которая приводит к ослаблению ударности (метрической силы) слов, не являющихся носителем синтагматического ударения (СУ). Теоретически возможная формулировка, исходящая из того, что контраст по степени ударности слов в рамках фоносинтагмы создается усилением ударности слова под СУ при сохранении всеми другими словами той степени ударности, которая задается словарной метрической схемой, в меньшей степени соответствует экспериментальным данным.

При построении фонетического плана высказывания одновременно с ритмозадающими процедурами, ответственными за создание БРС, осуществляются интонационно-паузальные процедуры, которые вводят в слоговые слоты ритмической схемы показатели интонационного оформления – интегральные и локальные интонемы. В п. 2.3. обсуждаются процедуры, которые непосредственно связаны с интонационным членением и его базовой единицей – интонационной фразой ( ИФ). Рассматривается гипотеза, согласно которой ИФ соотносится с отдельным циклом фонологического кодирования. Завершение интонационно-фонологического цикла обработки сопровождается определенными фонетическими явлениями, происходящими на терминальном участке ИФ (т.н. краевые эффекты, edge effects). Кроме того, происходит также “обнуление” глобальных, установочных произносительных параметров: громкости, темпа, базового тона, позовой фонации и под., возникает перерыв в работе ФП (intonation break), который часто сопряжен с появлением физической паузы, превосходящей 200300 мс.

Паузы, которые возникают в речи как следствие циклов в процессе фонологического кодирования, могут иметь разную мотивацию (этот вопрос обсуждается в 2.3.2.). Вероятность появления интонационной паузы без вдоха растет с увеличением длины речевого отрезка, предшествующего паузе. По нашим данным, полученным на материале связной речи, 70% текста покрывается интонационными фразами длиной от 2 до 6 полнозначных слов. В то же время максимальная длина ИФ в нашем материале составляет 10-12 графических слов, считая служебные. Наблюдаемые ограничения в длине ИФ относят обычно к действию некоего фонетического фактора, однако некоторые исследователи усматривают здесь проявление когнитивных и физиологических факторов (ритма дыхания). Наши эксперименты показывают, что это мнение является достаточно обоснованным.

Ощущение плавности речи при наличии в ней значительного количества пауз связано с тем, что многие паузы встречаются в ожидаемых, удобных и для говорящего, и для слушающего точках звучащего текста и не превышают некоторого приемлемого порога длительности. Можно полагать, что “удобные” паузы, не нарушающие плавный характер развертывания текста, связаны с такими стратегиями текстопорождения, в которых находит выражение результат рационального взаимодействия когнитивных механизмов, обеспечивающих процесс концептуализации, с собственно языковыми механизмами, осуществляющими вербализацию и звуковое кодирование речевого сообщения.

Главный источник ИФ-пауз находится на этапе концептуализации и обусловлен необходимостью преодолеть разрыв между сложностью речевой интенции и особенностями когнитивной обработки информации в условиях ограниченных возможностей объема и времени хранения обрабатываемой информации. При параллельно-инкрементном способе текстопорождения паузы концептуализации, планирования и контроля (смысловые ИФ-паузы) являются «сквозными», т.е. воспроизводятся на всех более низких этапах построения высказывания.

Что касается собственно синтаксического фактора ИФ-паузации, то мы присоединяемся к мнению, согласно которому в условиях параллельной обработки информации грамматические циклы соответствуют на самом деле смысловым вехам сообщения, а не просто крупным синтаксическим объединениям, и говорить в этих случаях о чисто грамматической природе ИФ-пауз едва ли правомерно. В психолингвистических работах высказывается гипотеза, что отображение предикатно-аргументных структур превербального сообщения (пропозиций) в клаузальные синтаксические единицы при грамматическом кодировании сообщения может оставлять следы в наблюдаемых схемах паузации звучащего текста.

Прямая связь фонологического процессора с грамматическим в механизме речепорождения создает очень важную для устной коммуникации возможность автоматизации паузальных процедур. По мере обогащения и развития речевого опыта наиболее "удачные" с точки зрения успешности коммуникации и часто принимаемые паузальные решения могут подвергаться стандартизации и превращаться в такие автоматизмы, которые обеспечивают автоматическое появление ИФ-пауз в фонетическом плане в точках, соотнесенных с определенными синтаксическими событиями текста. ИФ-паузы автоматизированного типа не только маркируют важные текстовые события, но и создают скрытые временные ресурсы для текстообразующих операций на высших уровнях обработки информации.

Наряду с автоматической составляющей в механизме паузации присутствует отчетливый элемент произвольного, прямого управления паузами, который проявляется, прежде всего, в хорошо контролируемой речи. Ярким примером интенционального фактора паузации является ораторская и сценическая речь.

В 2.3.3. обсуждается возможная схема интонационно-паузальной процедуры. Интонационное членение и сопряженная с ним ИФ-паузация относятся к сложным многофакторным феноменам. При современном состоянии знаний моделирование интонационно-паузального поведения должно быть направлено, прежде всего, на поиск и воспроизведение его устойчивых черт. Аналогично процессу ритмизации, моделирование интонационного членения нуждается в значительном расширении эмпирической базы. В настоящее время даже зоны действия достаточно жестких (автоматизированных) правил не выявлены полностью ни для одного из активно изучаемых языков. Отмечается сильная тенденция к интонационному маркированию концов самостоятельных предложений и внутренних клауз в репродуцированной речи. Во многих работах указывается на устойчивость просодического маркирования важных текстовых событий и в начале высказывания: обычно интонационно отделяются концептуально выделенные фрагменты, вводящие новую обстоятельственную и/или тематическую информацию, модальные старты – вводно-модальные слова и словосочетания, обращения и другие метатекстовые показатели. В связи с интонационным маркированием начально-конечных текстовых событий интересно отметить известный из психологии “эффект края”, который проявляется в лучшем запоминании испытуемыми начальных и конечных элементов из предъявляемого набора объектов. В то же время получены экспериментальные данные о существовании непосредственной связи между вниманием и просодией19

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»