WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

Иерархическая организация РИЧ и глубина ПШ, безусловно, влияют на смысловое членение звучащего текста слушающим. Однако текст, РИЧ которого задается автором и диктором, оставляет для слушающего определенную свободу в вычленении смысловых фрагментов. Эта свобода подчиняется ограничениям, источники которых лежат, скорее всего, в психофизиологических механизмах обработки информации, в индивидуальных когнитивных стратегиях и характеристиках слушающих.

Верхний предел смыслового членения образуют интонационно-смысловые комплексы, завершаемые ПШ3 или ПШ4, если высказывание совпадает в своих границах с нтонационно-смысловым комплексом. Анализ экспериментального текста показал, что интонационные составляющие этого типа соответствуют таким текстовым фрагментам, которые соотносимы с крупными смысловыми блоками речевого высказывания.

Нижний предел смыслового членения задается интонационными фразами, т. е. базовыми единицами собственно интонационного членения, после которых следуют обычно ПШ2. Выбор таких составляющих в качестве самостоятельных единиц текущего смыслового анализа даже в том случае, когда они являются частями более крупных смысловых комплексов, типичен для большинства испытуемых. Здесь существенны, по-видимому, такие факторы, как длина интонационной фразы, ее коммуникативно-смысловая и текстовая функции.

Глава 2. Процедурный аспект ритмизации и интонационного членения текста

Феномен РИЧ непосредственно связан с созданием звуковой оболочки порождаемого высказывания. Вторая глава диссертации (п. 2.1. ) начинается с краткого описания устройства и работы фонологического процессора (ФП) речепорождающей модели, текстообразующая специализация которого состоит в построении фонетического плана высказывания. Фонетический план как целевая репрезентация ФП является результатом звукового кодирования коммуникативно-смысловой и лексико-синтаксической характеристик высказывания. С другой стороны, фонетический план должен отвечать требованиям “удобопроизносимости” и фонетической правильности, т.е. соответствовать как общим эвфоническим требованиям механизма речепроизводства (Артикулятора), так и конкретным произносительным нормам данного языка. Иначе говоря, конструируемая фонетическая характеристика должна отвечать требованиям как “сверху” (смысловая и грамматическая адекватность), так и “снизу” (субстанциональное удобство). Существенным для говорящего является и обеспечение “удобовоспринимаемости” порождаемого текста, т.е. его адаптация к общим свойствам механизма речевосприятия и процедуры смыслового анализа текста слушающим.

Фонетический план высказывания, который формируется инкрементно на выходе ФП, является одновременно входной информацией для Артикулятора. Многие исследователи, занимающиеся изучением артикуляционных механизмов, полагают, что базовой единицей фонетического плана на выходе ФП является слоговой комплекс. Согласно имеющимся представлениям сегментный состав слога задается в терминах фонемного кода и используется в качестве адреса для поиска и активации готовых слоговых программ в долговременной речедвигательной памяти говорящего. Выдвигается гипотеза о существовании в памяти говорящего набора готовых, достаточно абстрактных, целевых моторных программ, которые соответствуют наиболее часто встречающимся в языке слоговым комплексам. В готовой моторной программе слога присутствуют также свободные произносительные параметры, которые настраиваются текущим образом. К ним относятся: длительность, высота тона, тип фонации, громкость, точность артикуляции и т.п. Настройка свободных параметров опирается на абстрактные просодические показатели, присутствующие в фонетическом плане, и обеспечивается операциями просодической параметризации слогов. Таким образом, актуальный фонетический план высказывания в конечном виде представляет собой последовательность слоговых моторных программ, специфицированных относительно свободных артикуляционных параметров.

С учетом сказанного, главная задача фонологического кодирования в речи может быть сформулирована как преобразование лексико-синтаксической репрезентации порождаемого высказывания в цепочку слогов, подготовленных для плавного, энергетически оптимального произнесения.

Реализация указанной задачи и ее фонетический результат, в том числе и ритмико-интонационная организация речи, зависят от ряда внешних факторов, в число которых входят фонетически значимые произвольные дискурсивные установки и решения говорящего, принимаемые им глобально или локально в процессе создания  данного высказывания. Говорящий может текущим образом настраивать громкость, темп произнесения, отчетливость и выразительность речи, регулировать в определенных пределах локализацию и длительность пауз, производить звуковое выделение слов и т.п. Реализация подобных произвольных решений основана на способности говорящего осуществлять текущий контроль за собственным речевым выходом и реакцией на него слушающего. Кроме того, на работу ФП влияют глобальные дискурсивные установки говорящего на официальный/непринужденный регистр общения, выразительность и этическую тональность речи и т.п.

Фонетически значимые установки-намерения следует отличать от внутренних, непреднамеренных эмоционально-психологических состояний, которые, как полагают некоторые авторы12, оказывают влияние непосредственно на моторные механизмы речи, а не на фонетическую характеристику-план порождаемого высказывания. Особенности интерференции таких состояний с моторной реализацией абстрактного фонетического задания с трудом поддаются формализации и пока никак не учитываются в имеющихся фонетических моделях.

Устройство и работа ФП, обсуждаемые в пп.2.1-2.3, воспроизводят фундаментальные черты модели речепорождения в целом: процесс формирования очередного фрагмента фонетического плана опирается на некоторую входную информацию, использует готовые фонетические “детали” и процедурные знания, которые организованы в структурно-функциональные блоки, реализуется “слева направо” инкрементно в режиме реального времени и контролируется по результату, причем возможность контроля за “внутренним” фонетическим планом и внешним речевым выходом является основой текущего контроля за процессом и результатом речепорождения в целом не только в устной, но и в письменной речи. Размеры опережающего наращивания грамматической информации относительно фонетического плана зависят от соотношения скорости работы грамматического и фонологического процессоров. Психолингвистические исследования, в частности, анализ фонетических ошибок, показывают, что опережение грамматической обработки относительно фонологической, скорее всего, не превосходит одного-двух знаменательных слов.

В п.2.1.1. дается краткая характеристика строительного материала и процедурного инструментария звукового кодирования речи. Основой построения фонетического плана высказывания являются готовые звуковые формы слов, которые хранятся в формальной части ментального Лексикона говорящего13. Звуковые формы Лексикона имеют сложное строение: они включают сегментный компонент, маркеры морфемной и слоговой структуры и показатели словесной просодии. Для создания и эвфонической организации фонетического плана очень существенны метрико-слоговые схемы словарных форм, содержащие информацию о количестве слогов и месте словесного ударения. Каждый из перечисленных компонентов звуковой формы может использоваться автономно в операциях фонологического кодирования. Об этом свидетельствуют психолингвистические исследования речевых ошибок, в которых показано, например, что известное многим явление “висения на кончике языка” говорит о том, что ритмо-метрическая схема слова становится доступной и активируется на ранних стадиях процесса фонологического кодирования, еще до того, как определятся сегментные и просодические детали звуковой формы слова. Второй тип готовых форм, используемых в фонологическом кодировании, уже упоминался выше – это готовые моторные программы слогов, базовые элементы окончательного фонетического плана.

Что же происходит с речевыми отрезками на пути от готовых звуковых форм Лексикона к готовым слоговым программам Перечислим основные функциональные типы операций, которые, согласно имеющимся представлениям, осуществляются в ФП при формировании фонетического плана высказывания.

1. Выбор интегральных просодических показателей (темпа, громкости, уровня базового тона, тонального регистра, ширины высотного диапазона голоса и пр.) и локальных, собственно интонационных маркеров, задающих, прежде всего, тональное оформление определенных слогов в создаваемой фонетической характеристике14;

2. Поиск и извлечение из формальной части Лексикона звуковых оболочек словоформ, соответствующих лексико-грамматическим характеристикам фрагментов ЛСС, построенным в процессе грамматического кодирования;

3. Формирование ритмизованной и интонированной слоговой схемы, задающей организацию звуковой формы высказывания в виде последовательности метрически маркированных слоговых слотов, объединенных в фонетические слова, ритмические группы (фоносинтагмы /фонологические фразы) и интонационные фразы;

4. Сегментное наполнение слоговых слотов ритмико-интонационной схемы с учетом действующих в данном языке правил ресиллабификации, ассимиляции, редукции и т.д.; создание поискового (сегментного) адреса слога как элемента фонетического плана.

5. Поиск в памяти и активация готовых слоговых моторных программ и их просодическая параметризация (вычисление значений свободных артикуляционных параметров моторной слоговой программы).

Вслед за многими авторами важно подчеркнуть, что абстрактная просодическая схема, задающая иерархию просодических составляющих в порождаемом высказывании, не рассматривается как дополнительная автономная, супрасегментная составляющая, которая накладывается на сегментный состав. Напротив, эта схема выступает в качестве структурообразующей основы (базовой скелетной формы или контейнера) для звукового кодирования. Такая трактовка отвечает общим принципам обработки информации в других процессорах речепорождающего механизма и подтверждается многими наблюдениями над звуковым поведением человека: анализом речевых ошибок, детской речи, возможностью создания ритмозадающих установок, влияющих на процесс вербализации (поэтическая речь), данными восприятия и имитации речевых отрезков и т.д. В настоящей работе мы разделяем мнение, согласно которому ритмизация речи связана с созданием абстрактных когнитивных схем, которые выполняют управляющую функцию по отношению к этапу артикуляции 15.

Принципиальная значимость и автономность функционирования речевого ритма приводит исследователей к выводу о существовании в составе ФП (и в мозге человека) особого блока: генератора ритма или шире – просодического генератора [Левелт 1989]. В пионерской монографии [Чистович, Кожевников и др. 1965], не утратившей своего значения и в наши дни, авторы пишут: «Ритм является скелетом слова и играет очень существенную роль как в организации слов в мозгу человека, так и в процессах распознавания слов. Если ритмическая картина слова существует как отдельный признак, возможно допустить, что для синтеза артикуляторной программы слова используются два раздельных блока. В одном из блоков записываются указания только о том, когда нужно совершать движения. Во втором блоке содержится перечисление движений и указание их последовательности…. Работа блока, обеспечивающего временной рисунок, состоит в выработке ритмической последовательности импульсов, которые не имеют конкретных адресов. Они распространяются достаточно диффузно, направляясь до востребования, и возбуждают только восприимчивые к ним элементы»16.

Изложенные соображения о составе важнейших фонологических процедур в ФП представлены в виде схемы на рис.2. Приводимая схема была положена в основу действующей системы автоматического синтеза русской речи, разработанной под руководством автора настоящей работы [Кривнова 1998 а, 1999 г].

Раздел 2.2. диссертации посвящен рассмотрению ритмо-задающих процедур а составе фонологического процессора. В п.2.2.1. уточняется понятие фонетического ритма и обсуждается природа базовой ритмической схемы фоносинтагмы и высказывания в целом. В понимании фонетического ритма мы следуем Б.В.Томашевскому, в работах которого в качестве ключевых выделены такие понятия, как ритмообразующий элемент, ритмозадающий закон и ритмический период.

Опираясь на эти понятия, мы рассматриваем ритм как такой способ протекания временного процесса, который предполагает:

  • возможность выделения в процессе однородных (сопоставимых) и в то же время разных фаз его протекания (потенциальных ритмообразующих элементов);
  • закономерное распределение (упорядоченность) фаз процесса и воспроизведение (повтор) этой упорядоченности во времени (ритмозадающий закон или ритмическое задание, по Томашевскому);
  • вычленение в процессе субъективно соизмеримых минимальных отрезков, в границах которых реализуется ритмозадающий закон (ритмических периодов).

Рис.2. Структурно-функциональная схема фонологического процессора речепорождающего иеханизма. Номера операционных блоков соответствуют главным типам фонологических операций, описанным выше на с. 25.

Доминирующий и первичный способ ритмизации звучащей речи, который можно назвать фундаментальным ритмозадающим законом, основан на метрической оппозиции “сильный–слабый”. Именно эта оппозиция соответствует универсальным биологическим законам регуляции человеческой активности, протекающей в форме чередования фаз напряжения и расслабления.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»