WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |
  • Сериальное (пошаговое – от цели к цели) развертывание процесса построения коммуникативно-смысловой и лексико-синтаксической (грамматической) структур высказывания в режиме инкрементных информационных приращений; нужды самоконтроля (вербального мониторинга) и его избирательность во времени; различия в скорости обработки информации в режиме реального времени; необходимость создания временных ресурсов для обработки на верхних уровнях (паузация, формирование интонационных фраз и более сложных интонационно-смысловых комплексов);
  • Необходимость моторно-двигательной ритмизации речевого потока, учитывающей энергетические произносительные затраты и возможности оперативной фонетической памяти (формирование ритмико-синтаксических периодов – фонологических фраз-фоносинтагм);
  • Важность оптимальной организации речевого дыхания (паузация, формирование дыхательных циклов, скоординированных со значимыми вербально-смысловыми событиями в развертывании речевого высказывания).

Глубинные источники РИЧ определенным образом взаимодействуют друг с другом в процессе речепорождения, и можно полагать, что полезные для говорящего и слушающего направления и результаты этого взаимодействия запоминаются в виде динамических речепорождающих навыков или рациональных стратегий текстообразования.

Феномен РИЧ непосредственно связан с созданием звуковой формы порождаемого высказывания, его фонетического плана. Интонационное и ритмическое оформление вербально-смысловых фрагментов происходит одновременно с их построением в ходе сложного параллельно-временного процесса, который осуществляется в двух измерениях: вертикальном (сверху вниз от речевой интенции к звучанию) и горизонтальном (слева направо от начала к концу высказывания). Разработка деятельностной модели РИЧ предполагает значительное расширение той эмпирической базы, которая сложилась при статическом подходе и послужила основой для имеющейся функциональной интерпретации этого сложного дискурсивного явления. Наряду с эмпирической базой, требуют переосмысления и теоретические понятия, которые были разработаны в интонологии при статическом рассмотрении РИЧ. В разделе 1.2.2. обсуждаются понятия, которые могут быть, по нашему мнению, опорными или, по крайней мере, полезными в деятельностной модели РИЧ.

Как уже говорилось выше, современные модели речепорождения предполагают, что высказывание строится говорящим одновременно в двух измерениях: “вертикальном” (сверху вниз) - от речевой интенции к звучанию - и “горизонтальном” (слева направо) - от начала к концу, в режиме последовательных локальных приращений (инкрементно).

В определенных линейных точках этого параллельно-временного процесса происходят текстовые события, связанные с завершением построения вербально-смысловых фрагментов (информационных блоков, квантов), реализующих относительно общего коммуникативно-смыслового задания говорящего некоторую самостоятельную микроцель или микрозадачу (для нас пока неважно, какую именно).

Подобные семантико-синтаксические события текстовой “свершенности” могут маркироваться фонетически, с помощью особого оформления конечной (в каноническом случае) части языкового выражения, событие построения которого маркируется говорящим. Во многих случаях к этому присоединяется завершающая пауза и блокировка ряда фонетических процессов, в том числе интегральных, однонаправленных просодических процессов типа деклинации тона, громкости и т.п. Все эти явления конца можно считать сопряженными c введением в фонетический план высказывания особого абстрактного элемента, который служит просодическим маркером конца (завершения) текстового фрагмента (ПМК).

Просодическая активность терминальной зоны, зоны каденций, как принципиальная особенность высказываний нарративного, монологического характера отмечалась Т.М. Николаевой8. Универсальное предпочтение языков к маркированию окончаний значимых единиц, а не их начал отмечено и Дж. Гринбергом в известной работе, посвященной грамматическим универсалиям, где он, в частности, пишет: «Это, вероятно, связано с тем фактом, что мы всегда можем узнать, когда некто начал говорить, но, как свидетельствует наш печальный опыт, без определенного показателя мы не сможем узнать, когда же говорящий кончит»9. Поведенческая значимость языковых маркеров “конца” действий, событий и т.п. подтверждается и психолингвистическими исследованиями10

.

Текстовое событие, завершение которого маркируется с помощью ПМК, естественно назвать  просодически значимым, а вербально-смысловой фрагмент (языковое выражение), соотносимый с таким событием, – просодически отделяемым от последующего продолжения (реального или потенциального).

Отделение фрагментов с помощью просодического маркирования их концов создает в результате наблюдаемую ритмико-интонационную структуру высказывания, автоматическую паузацию, особые просодические характеристики конечной части отделяемого фрагмента и интегральные просодические характеристики фонетических текстовых составляющих. Линейно-временную точку в порождаемом высказывании, которая совпадает с концом просодически отделяемого, фонетически организованного фрагмента, можно назвать просодическим швом.

Классическим примером устойчивого просодически значимого события в монологической речи является завершение повествовательного высказывания-предложения. Это событие обычно маркируется следующими просодическими явлениями: глубоким падением тона на ударном слоге последнего знаменательного слова с сохранением предельно низкого тона на его заударной части; сильным затуханием звучания конечного слова при сохранении относительно высокой степени его ударности; появлением нерегулярных голосовых колебаний на конечном вокальном участке – скрипучей фонацией, приводящей к расщеплению вокалического спектра; временной растяжкой конечной части, длительной завершающей паузой, которая часто используется для вдоха. Просодическая значимость, устойчивость маркирования события “конец повествовательного высказывания-предложения” и даже сам набор используемых для этого просодических средств, являются, по-видимому, универсальной чертой текстообразования: об этом свидетельствуют многочисленные экспериментальные исследования на материале разных языков.

Всякое семантико-синтаксическое событие, фиксирующее собой факт текущего построения некоторого вербально-смыслового фрагмента, представляет собой результат осуществления говорящим определенной текстообразующей операции. Текстообразующую операцию, завершение которой образует просодически значимое событие (окказиональное или устойчивое), естественно считать также  просодически значимой. Можно полагать, что введение просодического маркера (маркеров) конца встроено в финальную фазу такой текстообразующей операции.

При восприятии просодические маркеры завершения, наряду с сегментной лексико-грамматической информацией, могут служить ключами для детектирования конечной границы высказывания и его внутренних фрагментов. В п. 1.2.2. описывается эксперимент, цель которого состояла в том, чтобы выяснить возможность использования тональных ключей и временнй паузы для сегментации речевого потока на отдельные предложения в условиях отсутствия ключей другой природы. Проведенный эксперимент свидетельствует, что носители языка способны сегментировать речевой поток на фразы-предложения только на основании информации, заключенной в тональном контуре. Для этого используются такие реализованные в граничной области ключи, как низкое падение несущего тона в конце первого предложения, наличие следующего за ним низкочастотного участка, разрыв тона в случае паузы, подъем тона в начале второго предложения. Краевые тональные явления можно рассматривать как реализацию особых граничных тонов (низкого и высокого).

Эмпирический анализ развернутых высказываний в связной монологической речи обнаруживает в них сложную, иерархически упорядоченную систему ритмико-интонационных составляющих, которые образуют верхние ярусы общей просодической иерархии, реализующейся в высказывании. Признание сложной просодической структуры, лежащей в основе фонетической характеристики высказывания, уравнивает её с репрезентациями более высоких уровней. РИЧ в его текущем проявлении и окончательном виде возникает в результате последовательного включения в фонетический план высказывания особых просодических маркеров; при этом формируются два слоя: ритмико-синтаксическое членение с базовой единицей – фонетической синтагмой и интонационно-смысловое членение с базовой единицей – интонационной фразой. Вопросы, связанные с иерархической организацией РИЧ, рассматриваются в пп. 1.2.3, 1.2.4.

Анализ литературных данных и собственный опыт экспериментального анализа связных текстов приводит к следующему пониманию иерархии РИЧ.

В развернутом “готовом” высказывании может быть выделена система просодических составляющих, которые лежат выше фонетического слова и образуют по крайней мере четыре самостоятельных иерархических уровня: (фонетические слова) < фоносинтагмы < интонационные фразы < интонационно-смысловые комплексы < высказывание. На каждом уровне просодической иерархии используются определенные звуковые средства, которые создают фонетическую целостность просодической составляющей и обеспечивают ее отделение от последующей составляющей того же уровня. Мы полагаем при этом, что составляющие, принадлежащие одному и тому же уровню, отделяются одинаковыми по глубине членения просодическими швами, причем фонетическая выраженность этих швов меньше выраженности тех швов, которые ограничивают объемлющую составляющую. Состав составляющих на каждом уровне не произволен по отношению к смысловой и лексико-синтаксической структуре высказывания, причем, чем выше иерархический уровень, тем более прозрачна соотнесенность выделяемых на нем составляющих со смысловым членением.

Идеи о существовании сложной системы просодических составляющих в речевом тексте уже давно (в 20-30е годы ХХ в.) высказывались в работах русских лингвистов. Так, Б.В.Томашевский еще в 1929 году писал: «При анализе интонационного строя не следует упускать из виду одну его сторону, которую можно назвать “иерархией” интонации... В живом звучании... от слога мы восходим к слову, а от слова к различным степеням фразового членения, к речевым тактам, фразам, предложениям, периодам... Фразовое членение производится иерархически, с подчинением менее крупных единиц более крупным»11

. Л.В. Щерба, вводя понятие синтагмы и рассматривая ее как минимальную единицу РИЧ, предполагал возможность объединения синтагм в более сложные интонационно-смысловые комплексы, которые имеют размерность, промежуточную между синтагмой и фразой. В [Щерба 1955: 88] он замечает: «Синтагмы могут объединяться в группы высшего порядка с разными интонациями и в конце концов образуют фразу – законченное целое, которое может состоять из группы синтагм, но может состоять и из одной синтагмы, и которое нормально характеризуется конечным понижением тона». В иллюстративных текстах Щерба использовал 4 разных знака для обозначения градаций членения, причем 3 разных знака могут встречаться в одном и том же предложении. Мысли об иерархической природе фонетического членения можно найти и в работах и других исследователей, изучавших ритмико-интонационную организацию русских прозаических текстов. Об этом писали А.М.Пешковский, С.И.Бернштейн, А.А.Реформатский, А.Н. Гвоздев, Р.И.Аванесов и другие авторы.

Просодические маркеры завершений, действующие на разных уровнях просодической иерархии, задают различную степень артикуляторной и перцептивной разрывности звучащего текста, образуя определенную иерархию просодических швов и глубины создаваемого ими членения, о чем уже говорилось выше. В последнее время просодические швы (или prosodic breaks в зарубежной фонетической литературе) интенсивно исследуются на материале разных языков и с разных сторон: с точки зрения порождения и восприятия, акустических характеристик, корреляций со смысловым и синтаксическим членением, а информация об их реализации в предложении включается в состав просодических аннотаций при создании речевых корпусов и фонетических баз данных.

При восприятии звучащего текста детектирование просодических швов определяется их фонетической “глубиной”, функциональной природой и смысловой значимостью. В п.1.2.4. диссертации описан эксперимент, который показал, что перцептивное обнаружение просодических швов (ПШ) в звучащем тексте характеризуется значительной согласованностью в оценках аудиторов и зависит от глубины задаваемого ими фонетического членения. ПШ минимальной глубины (ПШ1) обладают незначительной степенью перцептивного обнаружения и в этом отношении резко противопоставляются остальным типам ПШ. Однако при обнаружении просодического шва оценка его глубины разными испытуемыми (по шкале из 4 баллов) производится достаточно согласованно.

Для ПШ1 типично либо отсутствие физической паузы в точке завершения соответствующей синтагмы, либо ее незначительная величина. Категориальная граница между ПШ1 и ближайшим к нему ПШ2 по длительности физической паузы, которая по данным перцептивного эксперимента находится в области 200 мс, позволяет говорить о том, что на этапе фонетического кодирования формирование ПШ1 в отличие от остальных типов ПШ не сопровождается глубинными паузами-остановками, что свидетельствует о ритмической природе этой категории просодических швов. ПШ большей глубины соответствуют паузальные маркеры, которые можно трактовать как целочисленные произведения минимальной паузы, типичной для ПШ1. Так, граница между ПШ2 и ПШ3 обнаруживается в интервале 600700 мс, а для ПШ3 и ПШ4 в интервале 1100 1200 мс.

Проведенные нами эксперименты показывают также, что из двух сторон ритмозадающей процедуры: метрической и локализационной – бльшую значимость для восприятия и выделения ритмического периода (фоносинтагмы) имеет метрическая сторона, т.е. определение ритмического центра, или иначе, слова-носителя синтагматического ударения.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»