WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Выступая за реальное разделение властей и гражданские свободы, последовательными демократами прогрессисты не были. Законодательная власть в их проекте государственного устройства отводилась сенату, выборы в который не были всенародными. Высокий избирательный ценз формировал довольно небольшую политически активную часть населения. Свою позицию напредняки объясняли неготовностью подавляющего большинства сербов к занятиям политикой. Они считали, что система, при которой подобное большинство могло оказывать влияние на политику государства, стала бы тормозом прогресса. Члены радикальной партии видели иной путь развития Сербии. Они признавали технологический прогресс при сохранении важнейших институтов и норм традиционного уклада. В отличие от напредняков радикалы считали, что прогресс не противоречит традиционным нормам, а является силой их сохранения и совершенствования. Народ виделся им единым социальным и национальным организмом, который должен выражать свою волю снизу вверх, посредством самоуправления. Идеал самоуправления – традиционная для сербов крестьянская демократия. По их проекту, центральное положение в управлении должна была занимать Народная Скупщина, которую избирают местные скупщины, избираемые в свою очередь общинами. Община является основой всего – залогом сохранения сербской нации.

Важным моментом для исследования является степень самостоятельности Сербии в процессе своего развития, которую предполагали в своих проектах напредняцкие и радикальные идеологи. Проблема выбора модернизационной концепции и пути дальнейшего развития для Сербии в 80-х гг. XIX в. была самым тесным образом связана с выбором внешнеполитических ориентиров. Диктовалось это не только ее географическим положением. Многие представители политических элит были уверены в том, что Сербия не способна была исключительно своими силами модернизировать общество и в короткий срок превратиться из отсталой крестьянской страны в современное государство. Сербии был необходим сильный союзник, который защищал бы ее интересы перед другими державами и выступал бы гарантом ее безопасности. К тому же для модернизации требовалось привлечение иностранного капитала. Большую роль в данном вопросе играла и проблема поиска модернизационного образца.

В политической дискуссии представители двух партий нередко прибегали к взаимным упрекам в желании поступиться сербским суверенитетом в пользу внешнеполитического «покровителя», допустить иностранное вмешательство в дела Сербии, если попутно это вмешательство подстегнет модернизационные процессы.

Формально очень трудно упрекнуть прогрессистов в том, что они стремились модернизировать государство ценою частичной потери Сербией самостоятельности. Через все редакции напредняцкой партийной программы и труды видных прогрессистов проходит без изменения жесткая позиция относительно внешней политики в отношении великих держав и соседних балканских государств. Постулируется недопустимость любой иностранной опеки и любого вмешательства в балканские дела, которое противоречило бы интересам национального освобождения и самоопределения балканских народов и Сербии в частности. Напредняки не питали иллюзий относительно Австро-Венгрии и России, осознавая экспансионистскую направленность их политики и угрозу для сербского суверенитета. Тем не менее, они считали Австро-Венгрию – в противовес России – проводником европейской цивилизации на Балканах. По мнению прогрессистов, Россия не могла выступить в этой роли, т.к. сама являлась патриархальной страной.

Радикалы имели противоположное мнение. Никола Пашич был уверен, что тактика прогрессистов, направленная на сближение с Веной, подрывала основы славянской православной цивилизации в Сербии и открывала дорогу германскому и католическому проникновению. По его мнению, Запад мог превратить сербов в покорный этнографический материал, служащий чужим целям, «купив» его благами капиталистического общества. Для претворения в жизнь своей идеи «общинной демократии» радикалы считали необходимыми два фактора. Для победы внутри страны, по их мнению, было достаточно иметь на своей стороне «заведенный» агитацией народ. Но эту победу нужно было обеспечить международными гарантиями. В противовес официальной «австрофильской» Сербии они обратили свои взоры на Россию. Однако от этой поддержки с течением времени радикалы планировали отказаться. Несмотря на упреки оппонентов в безоглядной русофилии, они считали Россию лишь «меньшим злом», по всей видимости, воспринимая поддержку «деспотической» империи только как стартовый импульс для духовного, национального и политического возрождения Сербии и противовес напредняцкому австрофильскому курсу. При этом главной внешнеполитической задачей радикалы так же, как и напредняки считали реализацию национальной идеи объединения всего сербского этноса и интеграцию балканских народов. О «продаже» Сербии в обмен на помощь в формировании государственности здесь тоже не может быть и речи.

Версия напредняков была более жизнеспособной. На данном этапе Россия не была заинтересована в активном участии в судьбе Сербии. Подобная позиция объяснялась целым рядом причин, как политических, так и экономических. Поэтому сотрудничество с ней, из которого Сербия могла бы извлекать определенные выгоды, тем самым подстегивая внутренние модернизационные процессы, было практически невозможным. Австро-Венгрия, напротив, проявляла к своей соседке живой интерес, а следовательно, даже сама того не желая, могла способствовать развитию Сербии, поддерживая с ней тесные торговые отношения и ввозя в страну-партнера свои капиталы. Однако позиция радикалов в Сербии была более популярной. Идея «пророссийской» ориентации была привлекательна для большей части сербского народа, традиционно считавшего «славянскую» и православную империю естественным союзником Сербии. Россия традиционно воспринималась большинством сербского населения как заступница от близкого и опасного врага, а таковым после устранения турецкой угрозы ему виделась именно Австро-Венгрия. Угроза российского экспансионизма могла осознаваться лишь немногочисленными элитами, но никак не большинством сербов, тому просто не было наглядных примеров. Зато австрийские войска в Боснии и Герцеговине являлись живым доказательством «дружелюбия» западной соседки.

Если идея тесного австро-венгерско-сербского сотрудничества была столь непопулярной в стране, то чем же кроме геополитических причин объяснялся такой резкий и безапелляционный поворот сербской внешней политики именно в сторону Австро-Венгрии и столь поспешный разрыв с Россией Такая тактика была, без сомнения, в духе напредняков. Но сами по себе, будучи «партией немногих», они не смогли бы прийти к власти в стране и совершить этот поворот. Однако не стоит забывать, что, несмотря на существование в Сербии конституции и представительного органа, в руках ее монарха была сконцентрирована немалая власть, и решающее слово всегда оставалось за ним. Князь Милан был глубоко обижен безразличной позицией России по отношению к Сербии во время Берлинского конгресса и после него. У честолюбивого по природе Милана Обреновича было гораздо больше поводов дружить с Веной. При поддержке Габсбургов он собирался заполучить для Сербии статус королевства и войти в семью европейских монархов. Для воплощения в жизнь подобной политики Милану необходима была опора на некоторые политические силы внутри страны. На роль таковых как нельзя лучше подошли напредняки, составившие правительство, которое с готовностью стало проводить политику сближения с Австро-Венгрией, полностью соответствовавшую их программе модернизации. И в большинстве своих начинаний они вполне могли рассчитывать на всемерную поддержку монархии Габсбургов и венского кабинета.

Второй параграф «Напредняцкая эра». Реализация и проверка на прочность внешнеполитической составляющей модернизационной концепции прогрессистов» посвящен анализу последствий, которые повлекла за собой практическая реализация напредняцкого модернизационного проекта.

По инициативе князя Милана Обреновича в 1880 г. был сформирован кабинет, состоящий из напредняков. Правительство прогрессистов безотлагательно стало готовить документы, цементирующие новое направление сербской внешней политики. Важнейшими официальными соглашениями, определившими дальнейшее развитие событий, стали Железнодорожная конвенция и Торговый договор. Будучи тесно связанными между собой, эти соглашения стали первыми шагами Вены на пути подчинения Сербии. Торговый договор, предоставляя большие преимущества Австро-Венгрии завязывал экспорт Сербии на австрийские рынки. При этом у Вены в руках находились экономические рычаги воздействия на княжество. Она имела возможность фактически без ограничения использовать таможенные инструменты, влияя тем самым не только на торговые отношения двух государств, но и на внутреннюю политику Сербии, поскольку сербская экономика, лишившись единственного направления вывоза сельскохозяйственной продукции, стала бы несостоятельной. Железнодорожная конвенция и договор о строительстве подкрепляли данное положение вещей, поскольку сербская ветка была ориентирована только лишь на австро-венгерское направление. Следующим этапом подчинения Сербии австро-венгерским интересам стало заключение Тайной конвенции. Этот документ ввергал Сербию в состояние политического «вассалитета» по отношению к западной соседке. Наиболее невыгодной была ст. 4, не разрешавшая Сербии без предварительного соглашения с Австро-Венгрией ни обсуждать, ни заключать политического договора с каким-либо другим правительством, ни допускать на свою территорию чьих-либо вооруженных сил, включая добровольцев.

Этими актами Австро-Венгрия смогла привести Сербию к состоянию полной политической и экономической зависимости от Дунайской монархии. И этому во многом способствовали напредняки, реализующие собственную модернизационную концепцию. Однако несмотря на целый комплекс проблем, порожденных внешней политикой напредняцкого кабинета, она положила первые камни в фундамент экономической модернизации. Основой этого стала железная дорога, вокруг которой в свое время было столько споров. Несмотря на то, что в первые годы сербская ветка была ориентирована лишь на Австро-Венгрию, уже вскоре она приросла новыми направлениями, утратив статус локальной и позволив Сербии выйти на мировые рынки. Торговый договор, хоть и носил для Сербии неравноправный характер, дал ей возможность развивать аграрный сектор экономики благодаря прибылям, извлекаемым из торговли с Австро-Венгрией. Эти доходы также могли быть использованы страной для становления собственной индустрии, что и произошло впоследствии. К тому же благодаря торговле с Австрией Сербия отчасти ликвидировала существовавший ранее дефицит промышленных товаров, без которых индустриальное развитие также было невозможно. Средства вкладывались в развитие инфраструктуры и, что немаловажно для Сербии, мечтавшей о гегемонии на Балканах, в перевооружение армии. Даже Тайный договор, в целом неблагоприятный для Сербии, сослужил ей хорошую службу в сербо-болгарской войне 1885 г., когда, следуя букве этой конвенции, Австро-Венгрия избавила Сербию от крупных экономических и территориальных потерь, остановив и сгладив конфликт.

Что же касается внутренней политики, то стратегия напредняцкого кабинета, которая за редким исключением не противоречила их модернизационной концепции, также имела как ряд позитивных, так и ряд негативных моментов. Будучи сторонниками элитарного подхода к модернизации, прогрессисты проводили непопулярную политику, ориентируясь на будущее и не считаясь с сиюминутными потребностями населения. В частности, постоянно рос бюджетный дефицит, что было вызвано чрезмерным объемом иностранных займов, которые, по мнению напредняков, были необходимы для проведения в жизнь модернизационных реформ. Пытаясь компенсировать дефицит, правительство постоянно повышало налоги, что не могло понравиться населению.

В первый год своего пребывания у власти напредняки в своей внутренней политике не изменяли принципам, прописанным в партийной программе. В 1881 г. в Сербии были введены свобода печати, свобода собраний и объединений, провозглашена независимость судебной системы. Эти шаги можно охарактеризовать только как стремление к демократизации общества. Однако уже вскоре кабинет стал заложником своей непопулярной финансовой и внешней политики, которые вызывали недовольство у большей части населения. Для упрочения своих позиций правительство и король искали поддержки в Вене, которая силой оружия могла удержать их у власти. Но этот союзник требовал, чтобы ему платили той же монетой, и прежде всего Вена желала устранения с поля своего главного противника – России, а также ослабления антиавстрийского элемента в самом сербском обществе.

С этой целью в 1881 г. был отстранен от кафедры и выслан из страны митрополит Михаил, известный своей приверженностью России и связями с российскими общественными деятелями. Тем самым был фактически нейтрализован главный оплот русофильства в стране – сербская православная церковь. Однако по-прежнему была сильна радикальная партия, желавшая сотрудничать с Петербургом и всячески подогревавшая антиавстрийские настроения в обществе. К осени 1883 г. недовольство в стране политикой правительства достигло критической отметки. На выборах в скупщину в сентябре 1883 г. партия Пашича одержала убедительную победу. Однако король Милан не позволил радикалам сформировать кабинет. Этот акт Милан закрепил роспуском скупщины. Поводом к окончательной расправе с оппозицией стало Тимокское восстание. Его формальной причиной стали действия правительства, проводимые в рамках реорганизации ополчения и превращения его в регулярную армию. С этой целью было объявлено об изъятии оружия у населения. По стране прокатилась волна протеста, подавленная войсками. Однако Тимокский бунт, по мнению большинства исследователей, был ничем иным, как выплеском социальной напряженности, накопившейся вследствие недовольства политикой правящих верхов. Внутриполитические факторы (игнорирование королем результатов выборов, роспуск скупщины, усилившийся налоговый гнет) дополнялся факторами внешнеполитическими. Тесное сближение с Австро-Венгрией противоречило национальным чувствам сербского народа.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»