WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

4) Художественная картина мира воплощается в книге, во-первых, в «натуралистических» репродуктивно-описательных и репродуктивно-повествовательных фрагментах, где создается динамичный образ природы и наблюдается органический синтез элементов научного и художественного описания; во-вторых, в поэтических пейзажах, близких романтической традиции описания, в которых благодаря антропоморфному характеру тропов и семантической актуализации двузначной лексики, создающей параллелизм природной и психической жизни, формируется системно организованный «язык аналогии» между бытием природы и человека.

5) Публицистические контексты книги отражают общественно-социаль-ный аспект эволюции мира и организованы ключевыми словами цивилизация и просвещение, содержание которых эксплицирует когнитивную основу «Очерков». В ряде контекстов прослеживается образное применение естественнонаучных и технических терминов и лексических средств семантических макрополей человек и природа, формирующих образ жизни социума как целостного живого организма.

6) Новая поэтика литературного путешествия в книге проявляется в «образе языка» произведения как синтез трех стилевых начал:­ научного, художественного и публицистического. Этот синтез обусловлен авторской этико-философской концепцией единого «химически-исторического процесса» эволюции природы и нравственно-духовного преображения человека и общества. Авторская концепция выражается в ключевых образах живой космос и просветленное бытие и в эстетико-содержательной взаимосвязи их лексико-семантических полей.

7) Художественная идеология писателя, его мировосприятие определяют своеобразие нормы идиостиля, в котором отражаются и специфически преломляются современные автору стилевые нормы литературного языка, нормы жанра и нормы литературных направлений.

Основное содержание работы

Во Введении обоснована актуальность выбранной темы, сформулированы цели, задачи работы, определена методологическая база, научная новизна исследования.

В 1 главе «Соотношение общелитературной, жанровой и идиостилевой нормы в языке писателя и во «Фрегате “Паллада”» И.А.Гончарова» рассматриваются вопросы взаимодействия разных типов нормы при формировании идиостиля. Его своеобразие проявляется, как показывают работы В.В.Виноградова, Б.А.Ларина, Л.С.Ковтун, составителей Словаря М.Горького и др. исследователей, в семантико-стилисти-ческой системе писателя, которую характеризуют определенные принципы отбора, употребления и организации языковых средств разной содержательной и функциональной направленности. Эти принципы, обеспечивающие жанрово-стилистическое единство текста, выражают авторскую позицию.

В § 1 анализируется взаимообусловленность понятий литературный язык (ЛЯ), язык художественной литературы (ЯХЛ) и функциональный стиль, факторы, определяющие соотношение литературной, стилевой и идиостилевой нормидиостилевой норм. Особое внимание уделено вопросу диалектического взаимодействия общеязыковой и индивидуально-авторской семантики в словоупотреблении писателя. Анализ соотношения названных понятий в исследованиях В.В.Виноградова, Б.А.Ларина, Н.С.Зарицкого, Л.С.Ковтун, В.П.Григорьева, М.Н.Кожиной, В.В.Колесова, Н.К.Соколовой, Т.Г.Вино-кур позволяет обобщить положения исследователей: 1) вопрос о нормах ЛЯ как категории употребления языка и как системы взаимодействующих функциональных стилей и стилей ЯХЛ связывает понятие нормы с понятием образцового текста; роль его значима в период становления национального ЛЯ (XVIII-XIX вв.);

2) определение своеобразия идиостиля требует соотнесения в тексте автора «внешних» норм – норм языка, жанра, литературных направлений с внутренней индивидуальной нормой произведения (Ларин 1974, Степанов 1965, Соколова 1980);

3) описание художественного значения слова в писательской лексикографии выявило его специфику, связанную с семантической осложненностью художественной речи, с «обертонами смысла», возникающими из взаимодейственной совокупности слов в контексте произведения как идейно-эстетического целого (Ларин 1974). Были выделены уровни эстетической трансформации слова в тексте: прямое номинативное употребление, образная реализация слова и эстетическое значение как высшее проявление его художественных свойств (Ковтун 1977, Бекова 1973); слова с эстетическим значением являются центральными в выражении художественных идей автора (Поцепня 1997), которые организуют семантико-стилистическую систему произведения, определяя особое преломление общеязыкового значения «нормативного слова» в тексте и авторской системе (Гайкович 1995).

В § 2 рассмотрено соотношение категорий речевой жанр и идиостиль писателя. Лингвистическая теория жанра восходит к работам М.М.Бахтина, характеризующего речевой жанр как единство тематической, композиционной и стилистической составляющих, определяет нормы жанра, акцентирует взаимосвязь функционального стиля и жанра (Т.В.Шмелева, М.Н.Кожина, В.В.Дементьев, М.Ю.Федосюк, К.А.Долинин, В.А.Салимовский). При изучении вторичных жанров литературы важна проблема взаимодействия в их стилистической структуре первичных жанров, компоновки типов речевых действий при формировании жанрово-композиционного единства текста (Кожина 1999, Бабенко 2004). Такое единство определяется в художественной речи категорией образа автора. Природа жанра, обусловленная его целевой предназначенностью, авторским замыслом, влияющим на выбор тематики и композиционно-речевых средств, тесно связана с категорией субъекта речи, рассмотрение которой влечет постановку проблемы жанровой и идиостилевой норм. В художественных жанрах коммуникативно-ролевая стандартизация сталкивается с тенденцией к индивидуальному своеобразию, что ведет к формированию внутренней нормы текста, зависящей от образа автора (Долинин 1985, Бабенко 2004). В то же время жанр оказывает существенное влияние на формирование семантико-стилистической системы писателя, обусловливает ее жанровое преломление при сохранении единства (Поцепня 1997).

В § 3 анализируются процессы развития языковой нормы, норм ЛП и УП в середине XIX в., их отражение в творчестве Гончарова, подчеркивается значение послепушкинского периода как узлового в ходе создании национальных норм ЛЯ. В структуре ЛЯ сложилось динамическое соотношение понятий: система языка, дающая импульс для развития материальной базы, стилистических потенций ЛЯ, – норма как правило выбора в качестве общепринятого нейтрального языкового инварианта – стиль как функционально оправданный принцип применения средств языка в соответствии с авторским замыслом, содержанием сферы общения, жанрово-коммуникативной ситуацией (Колесов 1999). Факторами развития ЛЯ становятся: взаимодействие в текстах слов разного функционального источника; пополнение ЛЯ нелитературными средствами, неологизмами, отвлеченной лексикой; развитие публицистики, научно-популярной прозы, в центре внимания которых – законы социального и природного устройства (Сорокин 1965). Складывается «творчески-перерабатывающий» принцип культуры: усиливается личностное начало в языковом процессе (Приемышева 2003), разные разряды слов претерпевают семантические изменения, развивающаяся публицистика вбирает и перерабатывает терминологию; разграничиваются понятия литературности и художественности выражения. Нормой построения текста становится преодоление устоявшегося в эпигонской литературе романтизма риторико-поэтического слога (развивается представление о слоге не как о «готовой речевой форме, а как о соответственном выражении мысли» – Сорокин 1965). Этот процесс отражен в романе Гончарова «Обыкновенная история».

«Очерки» Гончарова относят к жанру литературного путешествия. В отличие от ученого путешествия XVIII-XIX вв. (С.Крашенинникова, И.Крузенштерна, Ю.Лисянского и др.), ориентированного по характеру изложения материала на решение научно-исследовательских задач, ЛП создается на основе взаимодействия документально-информативного и субъективно-личностного начал (Гуминский 1979, Михельсон 1974, Михайлов1999, Краснощекова 1992), отличается ярко выраженным отношением автора к изображаемому: он выступает как наблюдатель и мыслитель, поэтому в лучших «путешествиях» Карамзина, Марлинского, Пушкина их многотемность «уравновешивается» внутренним единством (Костелянец 1960). В 1840-50-е гг. происходит перестройка поэтики ЛП: утверждается реализм, художественно-документальные жанры, что приводит к взаимодействию научных и художественных форм восприятия и познания мира. Жанр ЛП, «синтетический» по функциональной природе, располагал к снятию границ между искусством и неискусством, к взаимодействию объективного и субъективного начал (Проценко 1995). Сходство и различие жанровых признаков ЛП и УП проявляется: 1) в области тематики и речевого замысла автора: предмет этих жанров – природа и социум, но в УП объект исследуется в информативно-описательном плане; а в ЛП он подвергается художественно-публицистическому анализу с учетом ментальности народа и выступает как основа выражения концептуальной картины мира, философских обобщений; 2) в композиции: в основе фабулы в УП и ЛП повествование о перемещении героя и описание окружающей природы и социума, «чужое» характеризуется в сопоставлении со «своим», но в ЛП выстраивание материала подчинено ценностным ориентирам и художественной идеологии автора; 3) в стиле: в обоих случаях он полифункционален, но стилеобразующей для УП является модальность объективной констатации факта: замысел автора ограничен эмпирическими задачами ученого, а в ЛП доминирует субъективно-оценочная модальность, обусловленная текстообразующей ролью образа автора, определяющего синтез разных функционально-стилевых средств в речевой структуре жанра.

В творчестве Гончарова, для метода которого характерна ассимиляция в рамках реалистического направления элементов романтического стиля, жанр ЛП стал благодатной почвой для поисков индивидуальных путей качественно нового соединения принципов натуральной школы и романтической поэтики. Создавая новую поэтику ЛП, автор синтезирует на композиционно-стилевом и содержательном уровнях жизнеспособные элементы ЛП и УП. Эта тенденция позволяет объединить во ФП такие разновидности очерков, как публиципублицистические, раскрывающие концептуальный подход автора к анализу увиденного («Русские миссионеры»); очерки-пейзажи, их можно назвать лирико-философскими («Море и небо»); очерки этнографические и историко-географические, ориентированные на научное изложение («Капская колония»); очерки-портреты («Мистер Бен»); путевые очерки («Верховая езда»). Такой «сборный жанр», как ЛП (Роболи 1926), предоставляет автору возможность сочетания разных принципов изображения действительности.

Таким образом, ФП – сложная композиционно-тематическая и стилевая структура, организованная точкой зрения повествователя и представленная преимущественно монологической речью от 1-го лица. Исходя из классификаций В.В.Одинцова (1980), выделяющего функционально-смысловые типы речи с точки зрения их структурной организации, и Г.А.Золотовой (1998), соотносящей формы речи с особенностями типа мышления, способа репрезентации в тексте ментальных действий, фактов, оценок, можно констатировать, что при ориентации автора на художественный, публицистический, научный стили в книге взаимодействуют следующие типы речевых структур: 1) репродуктивно-описательные, представленные контекстами художественного типа, связанными с воспроизведением и оценкой сенсорно наблюдаемых явлений: Я разрезал плод: под красною мякотью скрывалась белая […] сердцевина. Прохладительно, свежо, тонко […] (1, 199).

2) информативно-описательные: а) близкие традиции научного описания УП, передающие обобщенный результат анализа фактов, полученный вследствие логико-аналитических операций (они выражают статическую характеристику объекта) и б) субъективированные контексты художественного типа (в них выражаются знания о типичных признаках явлений с включением средств экспрессивной оценки):

а) Вся почва гор колонии состоит из глинистого сланца, гранита и песчаника
(1, 156); б) Столовая гора названа так потому, что похожа на стол, но она похожа и на сундук […] – на что хотите […] (1,108).

3) репродуктивно-повествовательные, связанные с динамикой повествования о происходящих в данный момент событиях (а), и информативно-повествовательные (б): сообщение (художественного типа) о путевых событиях или об исторических (что характерно для контекстов научно-популярного и публицистического типа):

а) Вдруг с левой стороны […] выскочило какое-то красивое, белое с черными пятнами, животное […] и стало неподвижно (1,145); б) Черные племена до сих пор не поддаются ни силе проповеди, ни удобствам европейской жизни […] словом не признают выгод и необходимости порядка и благоустроенности (1,125).

4) генеритивные структуры: с их помощью формируются художественные и публицистические фрагменты, где в форме умозаключений обобщается фактическая информация в соотнесении с универсальным опытом автора:

Я ведь уже говорил вам, что искомый результат путешествия – это параллель между чужим и своим (1,54).

5) волюнтивный и реактивный регистры используются в соответствии со спецификой ЛП, формировавшегося в эпистолярной форме и ориентированного на образ адресата-читателя. Поскольку автор возвращается к этой форме, данные регистры реализуются не только в диалогических репликах, но и в авторских монологах, имитирующих речевые формы общения с читателем: «прямые» и риторические вопросы, обращения, имитация ответов адресатов и реплик повествователя. Встречаются фрагменты речи автора волюнтивного регистра, выражающие в форме риторических вопросов обобщающие суждения, близкие по содержанию и функции генеритивным контекстам. Ср. реализацию структур волюнтивного и реактивного регистров в речи автора, имитирующей диалог с адресатом (а), и в виде риторических вопросов в рассуждениях (б):

а) «Ну, что море, что небо[…] – слышу я ваши вопросы. – […] как сияют ночи[…]» – «Хорошо, только ничего особенного: так же, как и у нас в хороший летний день» (1,81); б) Но, может быть, это все равно для блага […] человечества: любить добро за его безусловное изящество и быть честным, добрым и справедливым – даром, без всякой цели […] или быть добродетельным по машине […] по востребованию (1,43).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»