WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Ряд важных работ, написанных в рамках гендерной методологии, рассматривает проблему еврейской семьи и брака в античности. Интересную концепцию правового статуса женщины в Мишне приводит Дж. Вегнер5. Она исследует обширный корпус мишнаитского закона о женщинах с точки зрения современных правовых стандартов. Дж. Вегнер находит, что в некоторых областях права, относящихся к женской сексуальности и способности к деторождению, женщина трактуется как движимое имущество; в других областях она рассматривается как личность. Д. Боярин и Ш. Вэллер при пристальном прочтении галахического и агадического материала распознают многосоставной раввинистический взгляд на женщин, колеблющийся от более нейтрального к более тенденциозному. Д. Боярин6 устанавливает, с одной стороны, заинтересованность рабби в рассмотрении природы женского существа, с другой – нахождение женщин за границами активности, высоко оцениваемой культурой (например, изучение Торы). Он приходит к заключению, что хотя внимание к женщинам не покушается на доминанту мужской иерархии, тексты, в которых мужчины сопротивляются официальной идеологии, подразумевают участие диссидентского, протофеминисткого голоса. Ш. Вэллер7 детально анализирует пять групп анекдотов, относящихся к женщинам. Она находит, что рабби в конкретных житейских ситуациях отказываются от строгостей, которые они сами же и навязывали, и решают возникающие проблемы более мягким способом, демонстрируя, таким образом, чувствительность по отношению к женщинам. Т. Илан8, исследуя женский статус в ранний раввинистический период, отмечает глубокие различия между раввинистическими, официальными заявлениями и реальной жизнью женщин. Она спрашивает, каков был действительный статус женщин в период с 332 г до н.э. (со времени завоевания Александром Палестины) до 200 г. н.э. (ко времени появления Мишны) и приходит к выводу, что только небольшая часть еврейского народа (в частности, высшие классы) жили в соответствии с предписаниями таннаев. Дж. Хауптман9 попыталась проинтерпретировать изменения в еврейском семейном праве первых веков нашей эры с точки зрения женщины. Она пришла к выводу, что рабби поддерживали патриархат как предопределенный образ социальной организации, продиктованный Торой. Таким образом, они увековечили женщину как существо худшего, по сравнению с мужчиной, сорта, что подразумевало ее подчиненный статус. Рабби не добивались равенства для женщин и даже не думали об этом, но, что очень важно, начали вводить многочисленные, значимые и иногда смелые поправки, улучшающие участь женщин.

Самым последним и наиболее обстоятельным исследованием истории еврейского брака в античности является книга М. Сатлова10. Его работа базируется на трех основных посылках. Первая заключается в том, что группы еврейского населения в различных частях античного мира имели фундаментально различные понимания целей и функций брака; в частности, исследователь подчеркивает различия между палестинским и вавилонским пониманием брака. Второй его аргумент – не было ничего специфически еврейского в еврейском браке в античности: хотя евреи старались идентифицировать свои браки именно как еврейские, они это делали внутри собственного регионального и исторического контекста, так что их браки были более схожи с браками их нееврейских соседей, чем с браками евреев живущих в других регионах. В-третьих, М. Сатлов фокусирует внимание на разрыве между брачной идеологией, идеалами и реальностью.

Во вторую группу можно отнести значительное количество трудов, посвященных истории еврейского народа в рассматриваемую эпоху и в период, непосредственно ей предшествующий. Одной из наиболее значимых для нашего исследования была книга Э. Бикермана, где он дает оценку эпохе эллинизма в жизни еврейского народа, проникновению греческой культуры в иудейскую, процессу цивилизационного синтеза11. Аспекты этой же проблемы (евреи и эллинизм) затрагиваются в трудах С. Либермана12 и Л.И.Левина13. Исследование советского историка И.Ш. Шифмана14 посвящено анализу римской провинции Сирия, близкой Палестине культурно и этнически. В последнем исследовании нас заинтересовало описание социальных процессов среди местного населения, в том числе в еврейских общинах Сирии. Иудаизму первых веков нашей эры и его влиянию на жизнь еврейского народа уделено внимание в классическом (с точки зрения методов и источников), обстоятельном труде Дж. Мура15. То же влияние иудаизма на жизнь евреев этой эпохи, но только с позиции создания структуры раввинистической элиты, исследуется в работе К. Хецер16. В последние годы Э. Мэйерс17 и Х. Лапин18 активно исследуют Галлилею как отдельный регион со своей этнической, социоэкономической и культурной спецификой. Сборники «Галилея в поздней античности»19 и «Галилея сквозь столетия: слияние культур»20 являются результатом двух международных конференций по изучению истории данного региона. В сборнике «Галилея сквозь столетия: слияние культур» статья Х. Лапина анализирует эпиграфический материал из позднеантичной Палестины. Сейчас Х. Лапин является ведущим исследователем в этой. Ценные сведения об экономике Палестины в период поздней античности, особенно об аграрных отношениях и сельском хозяйстве, содержит книга Д. Спербера21. Профессор университета Беркли Ш. Коэн22 в книге «Начала еврейскости» рассматривает еврейскую историю рубежа эр через призму этнических процессов в античности, увязывая проблемы этнической и религиозной идентичности с изменениями в брачном законодательстве и идеологии. Среди литературы посвященной изучению папирологических источников (многие из которых были открыты лишь недавно) отметим исследования И. Ядина23, «отца» израильской археологии, и Р. Ярона24. Сейчас главные труды по исследованию арамейских папирусов публикуются Х. Коттон25.

Третья группа включает в себя разнообразные работы, посвященные греко-римской культуре в целом, римскому праву и конкретно семье и браку в античной культуре.

Работа Ф.Ф. Велишского26 является ярким примером того, как представляла, описывала обыденную жизнь античности историческая наука XIX в. При некоторой стилистической и методологической наивности, книга сохраняет ценность в качестве источника разнообразной информации о жизни эпохи. Труды Н.Д. Фюстель де Куланжа27 и Г. Буассье28, хотя и посвящены главным образом религии античности, вместе с тем рассматривают как религиозные представления, ритуал влияли на жизнь греко-римской семьи. Идея Фюстель де Куланжа об основании семейных отношений греков и римлян, покоящемся в культе домашнего очага и в почитании предков, сохраняет свою актуальность до сих пор. Исследование В. Дюранта29, написанное в 30-е гг. XX в. (главной целью которого является стремление показать, как в глубинах античной истории и культуры зародилась христианство), дает широкую картину жизни римской империи первых веков нашей эры. О ценностях материальной, духовно-бытовой жизни обывателя римского государства рассказывает книга Г.С. Кнабе30.

Дореволюционная русскоязычная историография в значительной степени интересовалась римским семейным правом31. Представление о том, как наука XIX в. оценивала античный брак, мы находим в целом ряде дореволюционных работ: Л.О. Соколовского32, И.А. Покровского33, М.Я. Красина34, Б.В. Никольского35, Ф. Зигеля36 и др. Их точка зрения базируется на источниках права и морализаторских высказываниях древних историков. Основная их идея состоит в том, что римские женщины, в отличие от греческих, изначально занимали высокое положение в обществе. Власть женщин достигла максимума при безобразиях и непотребствах некоторых императоров из рода Юлиев-Клавдиев, а затем произошло зарождение новой религии и, соответственно, трансформация римского брака в брак христианский, который был «нормой» для читателей XIX в. Сейчас большинство из этих положений вызывает сомнение и, в лучшем случае, дискуссию. Тем не менее, отечественные исследования данного периода находились в русле западной историографии, были с ней хорошо знакомы.

В советский период происходит отход от исследования проблем римского права и истории семьи. В современной историографии вновь возникает интерес к исследованию древнего семейного права, однако отечественных работ по семье и браку в античности не так много37, а существующие переводы не удовлетворяют уровню развития современной западной историографии38.

Западная историография о семье и браке в греко-римском обществе неисчерпаема. Поэтому я остановлюсь на ключевых работах, использованных в диссертации. Добротным исследованием в рамках классического позитивистского подхода и правоведения является труд П. Корбет39 о римском семейном праве. Работа подытоживает научные достижения в исследовании проблемы за предшествующий период. Затем происходят уже упомянутые изменения в социо-гуманитарном знании, повлекшие за собой смену исследовательской парадигмы историков. В области изучения античного общества реформаторскими являются исследования С. Померой40, которая с 70-х гг. ХХ в. активно занимается семейной идеологией и положением женщин в античности. На сегодняшний день С. Померой является классиком гендерного подхода и различных новых методов в применении к античному материалу. Важным для понимания римского права является исследование Д. Даубе41, которое также находится в русле новых веяний и отличается от классических комментариев к законам. Более традиционное исследование – книга П. Циллага42, посвященная семейному законодательству Августа. Главным источником информации о римском браке для моей работы послужили труды С. Треджиари43, ведущего мирового специалиста по этой проблеме. Среди последних изданий отметим исследования Т.Хабинек44 и Т. МакГина45, где раскрывается проблема сексуальности и связанных с ней запретов и преступлений в римском обществе.

К четвертой группе относятся работы, в которых поднимается проблема сравнения греко-римской и раввинистической культуры. Накопление параллелей между классическим и раввинистическим материалом, хотя часто без анализа значений этих параллелей, началось в XIX в. и продолжалось до сер. XX в. И. Бергман46 заметил, хотя и поверхностно, параллели между стоическими и раввинистическими сентенциями о браке. В последнее время исследователи потеряли интерес к этой проблеме. Классическими работами по данной теме остаются исследования С. Либермана47, М. Хенгеля48 и эссе, собранные Г. Фишелом49. Г. Фишел утверждает, что раввинистическая литература была пронизана греко-римскими философскими идеями и формами (особенно киническими и эпикурейскими), но масштаб его исследования ограничен. Важной попыткой оживить исследования на тему взаимоотношений между рабби и их нееврейскими современниками является работа M. Гудмана50. Среди трудов, посвященных сравнению римского и еврейского права, отметим исследование Б. Коэна51. Тема взаимовлияния еврейского и римского права друг на друга вызывает значительные дебаты: мнения различаются от минимального до существенного взаимодействия. Обзор этой проблемы находится в книге Д. Даубе52.

В пятую небольшую группу можно выделить работы общеметодологического плана, касающиеся роли семьи, взаимоотношений полов в обществе. Основы гендерного подхода в исследовании роли женщины в культуре и обществе дает книга М. Розальдо53. Отметим также книгу Дж. Гуди54, в которой он разбирает модели семейно-брачных отношений в различных исторических сообществах Евразии, в том числе у древних евреев и в греко-римском мире. Дж. Гуди приводит обобщающие теоретические выкладки и вносит элемент современных социологических исследований в анализ античного материала. Методологию исследования телесности и связанные с ней вопросы отношения общества к полу, построение социальных связей через метафору тела рассматривает работа П.Брауна55; те же вопросы только на примере античного материала разбираются в книге А. Руссель56.

Методология и методы исследования. Методология исследования строится на междисциплинарности (используются подходы, характерные для гебраистики, классического антиковедения, римского права).

Ключевым для работы является историко-сравнительный метод исследования, перекрестный допрос источников. Историко-сравнительный метод основывается на таких принципах исторического исследования, как научность, объективность и историзм. Сравнение проводится по четырем направлениям:

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»