WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Sorex unguiculatus Dobson, 1890 - Ann. Mag. Nat. Hist. ser. 5: 115 [типовая местность: о. Сахалин, «Tymy-Thal», лектотип № 2387, хранится в Зоологическом институте РАН (г. Санкт-Петербург)].

Ареал охватывает Сев.–Вост. Китай, север Корейского п-ова, о-ва Японского архипелага и южную часть Дальнего Востока России, в том числе о. Кунашир и острова Малой Курильской гряды.

Отряд RODENTIA Bowdich, 1821 ГРЫЗУНЫ

Семейство Muridae Illiger, 1811 Мышиные

Род Apodemus Kaup, 1829 Мыши восточные

Apodemus (Alsomys) speciosus ainu (Thomas, 1905) Японская (красная) мышь

Micromus speciosus ainu Thomas, 1905 - Proc. zool. Soc. London, 1: 349 [типовая местность: «Аояма», о. Хоккайдо, Япония].

Обитает на о-вах Кунашир (Россия) и Хоккайдо (Япония).

6

Род Mus Linnaeus, 1758 Мыши домовые

Mus (Mus) musculus raddei Kastschenko, 1910 Мышь домовая Радде

Mus musculus raddei Kastschenko, 1910 - Ежегодн. Зоол. музея Акад. Наук, 15: 278 [типовая местность: Бурятская АССР, Кяхтинский р-н, 70 км В. от Кяхта («Троицкосавск»)].

Типичный синантроп. Населяет практически все жилые постройки и продуктовые склады в населенных пунктах всего Дальнего Востока, в том числе и южных Курил.

Род Rattus G. Fischer, 1803 Крысы обыкновенные

Rattus norvegicus caraco (Pallas, 1779) Крыса серая карако

Mus caraco Pallas, 1779 – Nov. Spec. Quadr. Glir. Ord.: 91 [типовая местность: Читинская область].

Обитает в Зап. и Вост. Сибири, в Сев. и Вост. Монголии, Вост. Китае, на п-ове Корея и на о-вах Хоккайдо и Хонсю в Японии (Corbet, 1978). В пределах России caraco определенно встречается в Забайкалье, Приамурье, Приморье и на о-вах Сахалин и южных Курильских.

Семейство Cricetidae Fischer, 1817 Хомяковые

Род Myodes Pallas, 1811 Полевки лесные

Myodes (Craseomys) rufocanus irkutensis Ognev, 1923

Полевка красно-серая иркутская

Evotomys irkutensis Ognev, 1923 - Бюл. МОИП. Отд. биол., 31 (1918-1922): 69 [типовая местность: хр. Хамар-Дабан (юж. макросклон), Бурятия].

Распространена на правобережье р. Амур. Интродуцирована на о. Итуруп.

Myodes (Craseomys) rufocanus smithi (Thomas, 1905)

Полевка красно-серая Смитта

Clethrionomys smithi Thomas, 1905 – Proc. zool. Soc. London, 1: 331

Clethrionomys rufocanus bromleyi Kostenko, 1984 – Наземные млекопит. Дальнего Востока СССР: 188 [типовая местность: Южные Курилы, Nomen nudum].

Распространена на о. Монерон и южных Курильских островах.

Myodes (Craseomys) sikotanensis (Tokuda, 1935)

Полевка шикотанская

Neoaschizomys sikotanensis Tokuda, 1935 - Mem. Coll. Sci. Univ. Tokyo, ser. B, 10: 241 [типовая местность: о. Шикотан].

Распространена на о-вах Сахалин и Шикотан, а также в Японии (о-ва Дайкоку и Рисири).

ГЛАВА 4. БИОЛОГИЯ И ЭКОЛОГИЯ ВИДОВ

При изложении материала этой главы в отдельных очерках по обитающим на южных Курильских островах мелким млекопитающим мы, по возможности, придерживались следующей схемы: общий ареал вида, особенности его биотопического распределения, суточная и сезонная активность, численность, плотность популяций и динамика этих показателей, питание, норная деятельность и другие вопросы биологии и экологии непосредственно на островных территориях. Так как основной материал получен по фоновым видам, при его изложении мы несколько нарушили систематический порядок, указанный в главе 3, и рассматриваем в первую очередь эти виды.

7

4.1. Sorex unguiculatus Dobson, 1890

В обследованных биотопах южных Курильских островов является абсолютным доминантом среди насекомоядных, причем, ее доля в уловах бурозубок, как правило, превышает 80 % (Григорьев, 1992). Распространена по о. Кунашир неравномерно. На севере этого острова наибольшая плотность популяции отмечена в пойменных ольхово-ивовых зарослях с высокотравьем (25 % от всех пойманных зверьков), несколько меньше в бамбучниках на морских террасах и на высокотравных лугах с элементами злакового разнотравья (по 19 %).

Возрастной состав отловленных зверьков существенно различается: в пойменных биотопах сеголетки составляют 70 %, в бамбучниках на морских террасах - 48 %, на океанических побережьях - 40 %. Менее охотно эта землеройка заселяет сплошные бамбучники с плотной дерновиной, образованной мощной корневой системой этого растения, а также леса, произрастающие на плотных шлаковых почвах. Указанная закономерность биотопического распределения популяций данной землеройки несомненно связана с образом ее жизни. В питании когтистой бурозубки по данным М.В. Охотиной (1974), большое значение имеют дождевые черви, поэтому она поселяется в верхних слоях почвы - гумусовом слое и горизонте вымывания. Немаловажное значение имеет и рыхлость почвы (Григорьев, Пушкарев, 1992). Более крупные по размерам S. unguiculatus чаще встречаются в пойменных биотопах и долинных лугах

По многолетним показателям относительной численности популяции S. unguiculatus (особей на 100 ц./с.) на о. Кунашир выделено 4 группы биотопов: I - наиболее благоприятные (показатель численности более 70 ос. на 100 ц./с.) – это речные долины и приручьевые леса; II - благоприятные (50-70 ос. на 100 ц./с.) – хвойные и смешанные леса, в подросте которых бамбучник составляет менее 50 %; III - менее благоприятные (от 25 до 50 ос. на 100 ц./с.) - широколиственные и смешанно-широколиственные леса, заросли бамбучника необлесенных пространств, кедровый стланик; IV - неблагоприятные (менее 15 ос. на 100 ц./с.) – морские террасы и побережья. Прослеживаются следующие различия возрастного состава популяции S. unguiculatus по группам биотопов: наиболее мелкие и старые особи вытесняются в неблагоприятные местообитания.

Сезонные изменения численности популяции S. unguiculatus происходят по типичной для землероек схеме. В годы «пиков» численность достигает своих максимальных значений к августу (рис. 1).

Размножение когтистой бурозубки начинается сразу после схода снежного покрова. Из-за неравномерности его толщины в различных биотопах этот процесс растянут более чем на месяц. Наиболее ранние встречи беременных самок отмечены на побережьях и поймах (начало апреля – начало мая), значительно позднее - в хвойных лесах (вторая декада июня). Заканчивается репродукционный период в октябре и только в годы максимальной численности популяции - в середине сентября.

Величина выводка может варьировать от 1 до 10 молодых. В начале периода размножения (до августа) величина выводка колеблется от 4 до 8 особей в помёте (n – 29), к осени идёт увеличение в популяции самок с беременностью от 3 до 6 (n - 84) эмбрионов. В сентябре среднее количество эмбрионов на одну самку варьирует от 4,5 до 5,5. Коэффициент успешности размножения в зависимости от уровня численности популяции колеблется в пределах 1,4-5,8.

В сентябре S. unguiculatus активно размножается, доля участвующих в размножении особей стабильно высока и составляет 70 % и выше (рис. 2), и только в 1991 г. (четвёртый год подьёма численности популяции бурозубки и год максимального пика) этот показатель сократился до 57 %. Наличие резорбированных эмбрионов мы отмечали в

8

Рис. 1. Сезонные изменения относительной численности популяции

Sorex unguiculatus в 1989-1992 гг. на Тятинском стационаре о. Кунашир

в периоды подъёма численности в 1985-1986 и 1989-1991 гг. В то же время наибольшее количество таких самок отмечено в 1992 г., когда наблюдался резкий спад численности популяции этого вида. Наибольшее количество самок с резорбированными эмбриронами отмечено на морской террасе, т.е. там, куда происходит отселение взрослых заканчивающих размножение зверьков. В сентябре на о. Кунашир, соотношение самок, участвующих в размножении и закончивших его, в различных биотопах в основном схоже и составляет в среднем 1,0:3,5.

В годы низкой численности размножение бурозубок начинается раньше и идёт в течение сезона плавно. В сентябре 56 % самок продолжают размножение, но в октябре этот показатель опускается до 4 %. В годы высокой численности происходит обратная картина: начало размножения несколько запаздывает, только 17 % самок в июне приступают к выкармливанию первого выводка, против 50 % в год спада численности.

Половозрастная структура популяции рассматриваемой землеройки на обоих стационарах была идентичной. В различные фазы динамики численности популяции соотношение взрослых и молодых особей существенно различается. В годы максимальной численности оно равно 1:4, при ее подъеме – 1,0:1,9, во время низкой численности – 1,0:1,1 (Григорьев, 1992). Половой состав в популяции в течение всего времени наблюдений у перезимовавших зверьков был стабильным, соотношение самцов и самок было равно 1:3,6. Соотношение полов у сеголеток не зависит от состояния численности популяции и в среднем составляет 1:1 (Григорьев, 1992).

4.2. Sorex caecutiens kunashirensis Hutterer et Zaitsev, 2004

Широко распространена по о. Кунашир и в годы высокой численности ее популяций отлавливалась в большинстве биотопах. Но везде была немногочисленна. На севере острова наиболее часто S. c. kunashirensis отлавливалась в светлом елово-пихтовом сухом лесу с подростом из бамбучника (30 % всех отловленных насекомоядных), в мелком бамбучнике на морской террасе (20 %), в темнохвойном заболоченном пихтарнике (26 %), а так же в зарослях шиповника на морском побережье (15 %).

9

На юге острова предпочитает хвойные леса, в основном ельники Глена с мертвопокровником и подростом из кедрового стланика. В этих биотопах её численность может достигать своих максимальных показателей – 13,3 особи на 100 ц./с. Сезонный ход изменения численности популяции S. c. kunashirensis в разные годы различен и, по-видимому, зависит от фазы динамики ее численности (рис. 2).

Период размножения у этой бурозубки на о. Кунашир наблюдается со второй половины мая, что совпадает со сходом снежного покрова, и заканчивается в начале октября. Нами зафиксировано два помёта. В помете 6-10 молодых (n- 10)..

Питание сеголеток и взрослых особей различается. Основным кормом мелких по размерам сеголеток являются имаго и личинки мелких насекомых - двукрылых, щелкунов и др. Крупные по размерам, перезимовавшие бурозубки поедают имаго и личинок пластинчатоусых, чешуекрылых, а также дождевых червей.

В годы высокой численности (1989 и 1991) плотность популяции S. c. kunashirensis уменьшалась от июня к августу (в этом месяце отмечена и максимальная численность доминантного вида – когтистой бурозубки). Затем она увеличивалась и достигала максимума в октябре. По-видимому, в летние месяцы популяция более крупного доминантного вида (S. unguiculatus) сдерживает размножение более слабой и малочисленной популяции S. c. kunashirensis. К октябрю, когда у последней землеройки появляются молодые второго выводка численность ее популяции в отдельных биотопах уже может составить конкуренцию популяции когтистой бурозубки.

Рис. 2. Сезонная динамика численности популяции Sorex caecutiens kunashirensis

на Алёхинском стационаре (о. Кунашир, 1989-1992 гг.)

4.3. Sorex (Sorex) gracillimus natalae Okhotina, 1993

По численности среди землероек является вторым после когтистой бурозубки видом (Григорьев, 2000). Предпочитает селиться в увлажнённых биотопах. На севере о. Кунашир это влажные, часто сильно заболоченные темнохвойные елово-пихтовые леса зеленомошники, без подлеска первичной формации. В таких биотопах на северном Тятинском стационаре средняя многолетняя относительная численность популяции этого вида за 1985-1992 гг. колебалась в пределах 12-26 особей на 100 ц./с. На юге

10

о. Кунашир на склонах вулкана Головнина, где преобладают трансформированные растительные сообщества, а также сухие темнохвойные леса и заросли кедрового стланика, средняя многолетняя относительная численность популяции S. g. natalae составила от 2 до 7 зверьков на 100 ц./с. В сильно увлажнённых, заболоченных приручьевых лесах относительная численность популяции этой бурозубки возрастала до 17-25 особей на 100 ц./с. Во влажных темнохвойных лесах она достигала 30 ос. на 100 ц./с., а на тихоокеанском побережье этого острова в зарослях шиповника – более 20.

Несмотря на то что на водораздельных болотах эта землеройка отлавливалась только в сентябре, численность ее популяции в этот период была значительной – 100 особей на 100 ц./с., а доля в отловах составила 48 % всех пойманных бурозубок. В остальных обследованных биотопах относительная численность популяций S. g. natalae ниже или около 10 %. На Тятинском стационаре изменения численности популяции S. g. natalae носили хаотичный характер, поэтому её средняя численность оставалась стабильной в течение четырёх лет. Таким образом, характер изменения численности популяции S. g. natalae на севере и юге о. Кунашир существенно различается.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»