WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Одним из главных популяризаторов государственной идеологии в России второй четверти XIX в. выступил Ф. В. Булгарин. Еще в 1826 г. он подал на имя императора записку «О цензуре в России и книгопечатании вообще». Не предлагая в ней каких-либо новых идеологических построений, Булгарин фактически конструировал новую модель отношений власти и общества, основанную на своеобразном «приручении» общественного мнения путем влияния на него лояльной к правительству литературы и журналистики. В соответствии с этим он и себя позиционировал как благонамеренного по отношению к властям писателя, борца за нравственность русского общества. Будучи профессиональным журналистом, Булгарин умело ориентировался в литературной сфере, не только в плане коммерческой выгоды, но также в совмещении вкусов читательской аудитории и идеологической направленности многих своих произведений. В своих работах он обращался, прежде всего, к среднему сословию, стремясь тем самым поставить барьер влиянию аристократии, являющейся, по его мнению, главным в России проводником вредных понятий и теорий, привнесенных с Запада. В его деятельности, при ориентации его произведений, прежде всего, на «массового» читателя, удачно сочетались два главных мотива: коммерческая выгода и действительная популяризация официальной идеологической доктрины.

Отчасти это послужило причиной конфронтации с Булгариным так называемой «литературной аристократии». В этот период явно существовала определенная конкуренция в борьбе за место посредника между властью и обществом. Имеется в виду осознанная попытка некоторых писателей и журналистов выступить в качестве проводников правительственного мнения в условиях развития общественной мысли и роста значения печатного слова, а вместе с тем и авторитета самих литераторов. Наряду с Булгариным многие общественные деятели той эпохи предлагали схожие услуги правительству. Известно, что в 1831 г. А. С. Пушкин просил разрешения издавать журнал, который должен был способствовать влиянию правительства на общественное мнение. Такое же предложение делал Шевырев, впоследствии издававший совместно с Погодиным журнал «Москвитянин». В связи с этим претензии Булгарина на роль одного из главных выразителей и пропагандистов правительственной идеологии не могли не раздражать современников.

Однако предложения о сотрудничестве с властью, исходившие от пушкинского круга писателей, имели существенное отличие от позиции, занимаемой Булгариным. Роль посредника между властью и обществом не должна была иметь односторонний вид. Речь шла, прежде всего, о взаимовыгодном сотрудничестве между правительством и общественным мнением, концентрированный образ которого должны были представлять журналисты и писатели, что предполагало не только пропаганду государственной доктрины, но и активное участие Пушкина и его коллег в ее формировании и дальнейшем развитии. Тем не менее, позиция послушного исполнителя, декларируемая Булгариным, в данном случае больше импонировала николаевскому режиму.

В заключении работы подведены итоги исследования и сформулированы общие выводы. В контексте исследуемой проблемы, можно условно выделить три главных этапа. Время с начала николаевского царствования до начала 1830-х гг. определяется как период формирования идеологической доктрины, когда оформлялись ее наиболее важные принципы, ставшие основой для последующего развития политической концепции власти. 1830 – 40-е гг. являются периодом наиболее активной политики, направленной на пропаганду и реализацию идеологии. В этом процессе окончательно оформлялась ее теоретическая основа, определившая и модель взаимоотношений власти и общества.

Общество практически полностью дистанцировалось от государственных дел. В свою очередь государственная власть в лице мудрого самодержца оставляла за собой право контроля над обществом и даже вмешательства в его внутреннюю жизнь. Эта концепция, ставшая одним из составных элементов государственной идеологии, подкрепляемая политикой самого Николая I, пытавшегося решать все вопросы бюрократическими методами, основным принципом которых была «келейность», не была лишена противоречий. Отсутствие в этом процессе какого-либо взаимодействия между правительством и общественными силами лишь усиливало социальную напряженность. В годы Крымской войны, в условиях нараставшего кризиса, отягченного «мрачным семилетием», несостоятельность подобной системы стали осознавать и люди, участвовавшие в ее разработке и пропаганде. Наиболее ярким примером такого положения являются историко-политические письма М. П. Погодина. Отчасти продолжая придерживаться прежних позиций, их автор, с присущей ему эмоциональностью, все же вскрывает существующие противоречия в разработанной в николаевское царствование идеологической программе, наиболее явственно проявившиеся в процессе ее реализации. Написание этих писем приходится уже на третий период развития идеологии, направленный на усиление ограничительных и репрессивных мер, как наиболее действенного метода в борьбе с вредными политическими теориями. Начало этого периода можно отнести к 1848 – 49 гг., когда после революций в Западной Европе программа Уварова становится для правительства недостаточной. При этом нельзя говорить об окончательном крахе самой идеологии. Она продолжала сохранять свой статус, поменялись лишь некоторые акценты в процессе ее пропаганды и реализации. По сути она оставалась наиболее действенной идеологической программой на протяжении всего XIХ в. Так своеобразная ее модификация возникает, например, при Александре III.

Основные положения диссертации отражены в следующих

публикациях:

1) Удалов С. В. Проблема «Россия – Запад» глазами Николая I (1826 – первая половина 1830-х гг.) // Николаевская Россия: власть и общество: Материалы круглого стола, посвященного 80-летию со дня рождения И. В. Пороха. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та. 2004. 0,5 п. л.

2) Удалов С. В. Теория официальной народности: механизмы внедрения // Освободительное движение в России: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов. 2005. Вып. 21. 0,9 п. л.

3) Удалов С. В. Популяризатор государственной идеологии (Ф. В. Булгарин и теория «официальной народности») // Клио (Санкт-Петербург, в печати). 1 п. л.


1 Пыпин А. Н. История русской этнографии. СПб., 1890. Т. 1; Его же. Характеристики литературных мнений от 20-х до 50-х годов. СПб., 1909.

2 Корнилов А. А. Курс истории России XIX века. М., 1918. Ч. 2. С. 18 – 22, 73 – 76, 112 – 113.

3 Иконников В. С. Русские университеты в связи с ходом общественного образования // Вестник Европы. 1876. №11; Шмид Е. История средних учебных заведений в России. СПб., 1878; Якушкин В. Из истории русских университетов в XIX веке // Вестник воспитания. М., 1901. №7; Рождественский С. В. Исторический обзор деятельности Министерства Народного Просвещения. СПб., 1902; Князьков С. А. Сербов Н. И. Очерк истории народного образования в России до эпохи реформ Александра II. М., 1910; Алешинцев И. История гимназического образования в России (XVIII – XIX века). СПб., 1912.

4 Скабичевский А. М. Очерки истории русской цензуры. СПб., 1892;Энгельгардт Н. А. Очерки николаевской цензуры // Исторический вестник. 1901. №9-12; Стасов В. В. Цензура в царствование императора Николая I // Русская старина. 1901. №7-9; 1903. №2-10, 12; 1904. №1-2; Лемке М. К. Николаевские жандармы и литература: 1826 – 1855. СПб., 1909

5 Шпет Г. Г. Очерк развития русской философии // Шпет Г. Г. Сочинения. М., 1989. С. 245-246.

6 См. напр.: Дмитриев С. С. Славянофилы и славянофильство // Историк – марксист. 1941. №1; Сладкевич Н. Г. Очерки истории общественной мысли в конце 50-х – начале 60-х годов XIX века. Л., 1962; Орлик О. В. Россия и французская революция 1830 года. М., 1968; и др.

7 Окунь С. Б. Очерки истории СССР. Вторая четверть XIX века. Л., 1957. С. 305, 310.

8 См. напр.: Егоров Ю. Н. Реакционная политика царизма в вопросах университетского образования в 30-50-х гг. XIX в. // Исторические науки. 1960. №3; Вацуро В. Э., Гиллельсон М. И. Сквозь «умственные плотины». М., 1986.

9 Булгакова Л. А. Сословная политика в области образования во второй четверти XIX в. // Вопросы политической истории СССР. М. – Л., 1977. С. 109.

10 См. напр.: Очерки по истории русской журналистики и критики. Л., 1950. Т. 1; Березина В. Г. Русская журналистика второй четверти XIX века (1826 – 1839 гг.). Л.: Изд. ЛГУ, 1965; Ее же. Русская журналистика второй четверти XIX века (1840-е годы). Л.: Изд. ЛГУ, 1969.

11 См. напр.: Цимбаев Н. И. Славянофильство (из истории русской общественно-политической мысли). М., 1986; Цимбаев Н. И. «Под бременем познанья и сомненья…» (Идейные искания 30-х годов XIX века) // Русское общество 30-х годов XIX века. Люди и идеи. М., 1989; Левандовский А. А. Т. Н. Грановский в русском общественном движении. М., 1989.

12 См.: Казаков Н. И. Об одной идеологической формуле николаевской эпохи // Контекст – 1989. М., 1989; Качалов И. Л. Особенности официальной идеологии российского самодержавия во второй четверти XIX в. // Вестник Белгородского университета. Серия 3. 1991. №3; Его же. Теория официальной народности: к проблеме авторства // Там же. 1992. №3.

13 См.: Акульшин П. В. Граф С. С. Уваров и его роль в русском обществе // Педагогика. 1993. №4; Хотеенков В., Чернета В. Граф С. С. Уваров – министр и просветитель // Высшее образование в России. 1996. №2; Иванов О. А. Идеология «Православие, Самодержавие, Народность» С. С. Уварова // Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее. Сб. науч. тр. Воронеж, 2001. Вып.1.

14 См.: Зорин А. Л. Идеология «православия – самодержавия – народности» и ее немецкие источники // В раздумьях о России (XIX век). М., 1996; Его же. Кормя двуглавого орла … Литература и государственная идеология в России в последней трети XVIII – первой трети XIX века. М., 2001.

15 См.: Шевченко М. М. Конец одного Величия: Власть, образование и печатное слово в Императорской России на пороге Освободительных реформ. М., 2003.

16 См.: Петров Ф. А. Российские университеты первой половины XIX века. Формирование системы университетского образования. В 4-х книгах. М., 1998 – 2001.

17 См.: Очерки русской культуры XIX века. М., 2000. Т. 2. Власть и культура.

18 См.: Петров Ф. А. М. П. Погодин и создание кафедры Российской истории в Московском университете. М., 1995; Его же. С. П. Шевырев – первый профессор истории российской словесности в Московском университете. М., 1999; Умбрашко К. Б. М. П. Погодин: человек, историк, публицист. М., 1999; Павленко Н. И. Михаил Погодин. М., 2003; Рейтблат А. И. Булгарин и Третье отделение в 1826 – 1831 гг. // Новое литературное обозрение (далее – НЛО). 1993. №2.; Алтунян А.Г. «Политические мнения» Фаддея Булгарина (идейно-стилистический анализ записок Ф.В. Булгарина к Николаю I). М., 1998., и др.

19 См.: Riasanovsky N. Nicholas I and Official Nationality in Russia. 1825 – 1855. Berkeley and Los Angeles, Calif., 1959.

20 См.: Whittaker C. H. The origins of modern Russian education: An intellectual biography of count Sergei Uvarov. 1786 – 1855. De Kalb, 1984. См. также русский перевод: Виттекер Ц. Х. Граф С. С. Уваров и его время. СПб., 1999.

21 Уортман Р. С. Сценарии власти. Мифы и церемонии русской монархии. М., 2002. Т. 1. От Петра Великого до смерти Николая I. С. 497.

22 См. напр.: Уваров С. С. Доклады министра народного просвещения С. С. Уварова императору Николаю I. // Река времен. Книга истории и культуры. М., 1995. Кн. 1; Уваров С. С. [Письмо Николаю I] // НЛО. 1997. №26.

23 «Мнение» о Кирило – Мефодиевцах гр. Орлова, поданное им императору Николаю I // Наше минуле. Журнал исторii, литератури i культури. 1918. №2; Доклад графа С. С. Уварова императору Николаю I // Там же. См. также: Об украйно-славянском обществе (из бумаг Д. П. Голохвастова) // Русский архив. 1892. №7.

24 Фортунатов Ф. Н. Воспоминания о С.-Петербургском университете за 1830 – 1833 гг. // Русский архив. 1869. №2; Московский университет в воспоминаниях А. Н. Афанасьева. 1843 – 1849 // Русская старина. 1886. Т. 51. №8; Шестаков П. Д. Московский университет в 1840-х годах // Русская старина. 1887. Т. 55. №9; Колмаков Н. М. Очерки и воспоминания // Русская старина. 1891. №5; Овсянников Н. Записки студента Казанского университета (1851 – 1855) // Русский архив. 1909. Кн. 3; Георгиевский А. И. Мои воспоминания и размышления // Русская старина. 1915. №9; Соловьев С. М. Избранные труды. Записки. М., 1983; Воспоминания Б. Н. Чичерина // Русское общество 40 – 50-х годов XIX в. М., 1991. Ч. 2; Никитенко А. В. Дневник. Л., 1955. Т. 1; Анненков П. В. Замечательное десятилетие 1838 – 1848 гг. // Анненков П.В. Литературные воспоминания. М., 1960; Панаев И. И. Литературные воспоминания. М., 1988; Дмитриев М. А. Главы из воспоминаний моей жизни. М., 1998; Галахов А. Д. Записки человека. М., 1999.и др.

25 См.: Булгарин Ф.В. Иван Выжигин // Булгарин Ф.В. Сочинения. М., 1990; Он же. Дмитрий Самозванец // Булгарин Ф.В. Полн. собр. соч. СПб., 1842. Т. 2; Он же. Сцена из частной жизни 2028 года, от рождества Христова // Там же. СПб., 1844. Т. 7; Он же. Предок и потомки // Там же; и др.

26 Никитенко А. В. Дневник. Л., 1955. Т. 1. С. 141.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»