WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Для выявления общих тенденций в политике правительства в области цензуры и образования, направленных на установление государственного контроля и создание базы идеологического влияния, важное значение имеют документы официального характера. Основные этапы законодательного творчества в области народного просвещения и цензуры отражены в Полном собрании законов Российской империи и более специальных, имеющих ведомственное значение, «Сборнике постановлений по министерству народного просвещения» и «Сборнике постановлений и распоряжений по цензуре с 1720 по 1862 гг.» (СПб., 1862). Эти собрания содержат в себе все основные нормативные акты по данной проблеме. Публикуемые в «Журнале министерства народного просвещения» ежегодные отчеты министра С. С. Уварова представляют ценность при рассмотрении проблемы реализации идеологической программы николаевского царствования. Особое значение имеют материалы, раскрывающие содержательную структуру уваровской триады: доклады и отчеты Уварова, составленные им на имя императора22. Для анализа последующей эволюции официальной идеологии бесспорно ценным источником являются также доклады министра народного просвещения и главы III отделения по поводу раскрытия Кирилло-Мефодиевского общества23.

Помимо материалов имеющих чисто официальный характер в работе активно используются и документы личного происхождения: дневники, воспоминания, переписка Николая I, государственных деятелей и чиновников различных ведомств, общественных деятелей М. П. Погодина, С. П. Шевырева, М. Н. Загоскина, Ф. Ф. Вигеля, Ф. В. Булгарина, М. А. Максимовича, П. В. и И. В. Киреевских и др.

Воспоминания известных литературных критиков и писателей второй четверти XIX в. заслуживают интерес благодаря изображаемой в них общей картине литературных и в целом общественных процессов, происходивших в то время. Многие авторы воспоминаний являлись в свое время студентами университетов. В силу этого наибольшее значение приобретают характеристики преподавательского состава и в целом системы преподавания. В данном случае особо значимыми являются воспоминания П. В. Анненкова, И. И. Панаева, М. А. Дмитриева, А. Д. Галахова, А. В. Никитенко, Б. Н. Чичерина, С. М. Соловьева, А. И. Георгиевского, А. Н. Афанасьева и П. Д. Шестакова, Ф. Н. Фортунатова, Н. М. Колмакова, Н. Овсянникова24 и др. Интересным представляется и неопубликованный дневник С. П. Шевырева, хранящийся в отделе рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ. Ф. 850. Ед. хр. 14 – 17), и ранее практически не использовавшийся исследователями.

В виду специфики заявленной темы одно из наиболее приоритетных мест в исследовании занимают такие типы источников как научные, художественные и публицистические произведения, в которых нашли свое отражение основные положения идеологической доктрины. В отборе источников этого направления в первую очередь акцентировалось внимание на статьях помещенных в такие издания, как «Журнал министерства народного просвещения», «Москвитянин», «Северная пчела». В меньшей степени использовались материалы из «Отечественных записок», литературных прибавлений к «Русскому инвалиду», «Московского наблюдателя» и т. д. Учитывались и отдельные научные труды Н. Г. Устрялова, М. П. Погодина, С. П. Шевырева и др.

При анализе художественных произведений делался акцент прежде всего на выявлении в них общих тенденций, имеющих явный идеологический подтекст или направленных на демонстрацию политической концепции в переработанном, популяризированном виде. Особое место в этом ряду занимают произведения Ф. В. Булгарина25. Обращалось также внимание на ту роль, какую играла литература в процессе мифологизации некоторых значимых для развития российской государственности исторических событий в рамках идеологических установок.

Помимо опубликованных источников в исследовании привлечены и неопубликованные материалы, выявленные в центральных архивах. Более объективному восприятию основных процессов, происходивших во второй четверти XIX в. в области просвещения и цензуры способствуют документы, хранящиеся в фондах Российского государственного исторического архива (РГИА). В фонде 744 собрана коллекция правительственных указов и постановлений, затрагивающих интересующие нас вопросы. Однако наибольший интерес представляет фонд Департамента народного просвещения, куда вошли документы по Санкт-Петербургскому, Виленскому, Варшавскому, Дерптскому и другим учебным округам (РГИА. Ф. 733. Оп. 22, 56, 57, 62, 77). Собранные здесь материалы содержат документы различного характера: многочисленные инструкции и постановления, отчеты комиссий по инспекции состояния учебных округов, доклады и донесения попечителей округов, их переписку с центральным управлением министерства народного просвещения, в том числе и с самим С. С. Уваровым.

Особый интерес при исследовании проблемы взаимодействия идеологической доктрины и национальной политики правительства, вызывают материалы по Дерптскому и Варшавскому учебным округам. В фонде Департамента народного просвещения сохранился значительный пласт документов, отражающих в себе попытки правительства интегрировать учебные заведения этих регионов в государственную систему образования (РГИА. Ф. 733. Оп. 56. Ед. хр. 506, 553, 602; Оп. 57. Ед. хр. 4, 78; Оп. 77. Ед. хр. 1, 29. 44, 60).

По цензурному ведомству помимо материалов Главного управления цензуры (РГИА. Ф. 722), для нашей темы представляет несомненный интерес коллекция цензурных материалов, собранная в ОР РНБ (Ф. 831). Большое количество дополнений, не вошедших в основную публикацию, содержит рукописный вариант, составленного В. В. Стасовым, по заданию директора Императорской публичной библиотеки М. А. Корфа «Обзора деятельности цензуры при императоре Николае I», сохранившийся в личном фонде автора (ОР РНБ. Ф. 738. Ед. хр. 12, 13, 14).

Научная новизна исследования. Данное диссертационное исследование является первой в отечественной историографии попыткой комплексного исследования основных механизмов реализации идеологической программы самодержавия в России второй четверти XIX века. В работе детально изучен именно идеологический аспект развития просвещения в России исследуемой эпохи и политики правительства в этой сфере. Впервые на основе обширного круга источников прослежена дальнейшая эволюция самой идеологической доктрины в процессе ее пропаганды. В контексте этой проблемы по-новому оценивается деятельность Ф. В. Булгарина как главного популяризатора официальной идеологии. Впервые детально изучена взаимосвязь между реализацией идеологической программы русского самодержавия и политикой правительства на национальных окраинах Российской империи.

Практическая значимость исследования. Решение поставленных в диссертации задач способствует более объективному восприятию процессов, происходивших в России во второй четверти XIX в., и позволяет на ином уровне оценить значение сформировавшейся в этот период политической концепции власти для русского самодержавия. Материалы диссертации могут быть использованы при подготовке обобщающих и специальных работ по общественно-политической истории России второй четверти XIX века, а также при разработке лекционных курсов, спецкурсов, учебных и методических пособий по истории России.

Апробация результатов. Основное содержание работы отражено в трех статьях, а также докладах на всероссийских научных конференциях. Исследовательский проект по теме диссертации получил поддержку Федерального агентства по образованию.

Диссертация обсуждалась на кафедре истории России Саратовского государственного университета.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

Основное содержание работы

Во введении дается обоснование актуальности темы и ее научной новизны, определяются хронологические рамки исследования и его методологическая основа, дается анализ историографии и обзор источников, ставятся цели и задачи исследования.

Первая глава «Теория «официальной народности» как составляющая часть внутренней политики Николая I» посвящена основным этапам формирования государственной идеологии в контексте оформления политической системы николаевского царствования, а также действиям правительства, направленным на создание базы идеологического влияния.

При анализе генезиса, создания и дальнейшей пропаганды официальной доктрины важно учитывать, что она являлась в первую очередь отражением складывающейся во второй четверти XIX в. политической системы николаевского царствования, а также, что не менее важно, ее идеологическим обоснованием. Значительное влияние (при всех спорах по этому поводу) на формирование этой системы оказало восстание декабристов, предопределив во многом оформившуюся на ее фоне модель взаимоотношений власти и общества.

Вполне осознавая необходимость проведения в России определенных преобразований, русское самодержавие в этот период ставит первоочередной задачей сохранение и укрепление существующего в России политического порядка. Это требовало в свою очередь более осторожного подхода к решению проблемы реформ, более продолжительного подготовительного этапа. Такой подход определил политику постепенного дистанцирования общественных сил от обсуждения вопросов политического и социально-экономического характера и их решения в рамках узкого круга правительственных чиновников.

Одновременно с этим во второй четверти XIX в. актуализируется для правительства проблема не только всеобъемлющего контроля над развитием в России общественной мысли, но и возможного управления этим процессом согласно правительственным установкам. В этот период была фактически разработана обширная программа, направленная именно на подчинение основных сфер, влияющих на формирование общественного мнения, «видам правительства». События 14 декабря 1825 г. и выводы, сделанные в связи с этим Николаем I, обосновали изменения в сфере образования, выдвинув на первый план политическое воспитание общества, в силу чего постепенно складывается система более эффективного государственного контроля над деятельностью образовательных учреждений всех уровней. Начало такой политике в области просвещения было положено уже в первые годы правления Николая I, однако окончательное свое оформление она получила уже в 30-е гг. XIX в.

Во второй половине 20-х гг. XIX в. обозначилось и общее направление складывающейся теоретической базы нравственного и политического воспитания общества. Значительное влияние на формирование новой политической концепции власти, получившей фактически статус государственной идеологии, оказали международные события 1830 – 31 гг. (революции во Франции и Бельгии, а также польское восстание), которые, одновременно с этим, фактически завершили первый период царствования Николая I, вошедший в историю как реформаторский. Создание этой концепции обычно связывают с именем графа С. С. Уварова (в 1834 г. он был официально назначен министром народного просвещения). Инспектируя в 1832 г. Московский университет, он впервые официально выступил со знаменитой триадой «православие, самодержавие, народность». Эта триада стала платформой всей идеологической конструкции, построенной в николаевское царствование, являя собой, по сути, концентрированный образ основополагающих начал российской государственности.

Развивая основные положения своей доктрины в рамках дальнейшего развития просвещения в России, Уваров предложил своего рода компромисс между западным просвещением и самодержавной Россией, который выражался в попытке приспособить западную науку и просвещение в целом к российской действительности, не побуждая к изменению последней. Русская модель просвещения, таким образом, не отвергая право на заимствование определенных достижений западноевропейской цивилизации, приоритет отдавала национальным охранительным принципам. Самобытность России, особый путь ее исторического развития, которые легли в основу формирующейся доктрины, не исключали российское государство из системы других государств. Но, в то же время, они отстаивали позицию ее самостоятельности в вопросах просвещения и политического порядка. Эта самостоятельность была обусловлена общественными ценностями отличными от западноевропейских и опирающимися на другие начала и принципы. Авторитет и неприкосновенность трех постулатов, заложенных в триаде, должны были стать определяющими для русского общества в процессе интеллектуального развития.

В то же время доктрина Уварова выполняла одну из главных функций идеологии, имеющей государственное значение. Выдвигая на передний план отличие России по многим параметрам от западноевропейских государств, обосновывая неприемлемость западных политических теорий для российских условий, она способствовала легитимации существующего в России политического порядка, определяя при этом и границы возможных преобразований.

Деятельность Уварова на посту министра просвещения во многом способствовала реализации идеологической программы. Агрессивной политике подавления общественной мысли он противопоставил политику постепенного ее подчинения «видам правительства» путем пропаганды основных идей, заложенных в доктрине.

В министерство Уварова окончательно складывается система государственного контроля над развитием просвещения в России. В учебных округах усиливается власть попечителей, под влияние которых попадают не только низшие и средние учебные заведения, но и университеты. Новый университетский устав 1835 г. фактически лишил их прежней автономии. Учебный процесс стал подвергаться более жесткому контролю и регламентации со стороны властей. Особое внимание было уделено частным школам, а также домашним учителям и наставникам, интеграция которых в государственную систему образования приобретала политическое значение.

Деятельность министерства просвещения в этом направлении имела ярко выраженную сословную окраску. В данном случае одной из наиболее острых проблем являлась политика по отношению к дворянству. Со стороны властей предпринимаются попытки нейтрализовать возможные опасные последствия дальнейшего самостоятельного развития европеизированной дворянской культуры и противопоставить ей государственную систему просвещения, основанную на национальных началах, трактуемых правительством в рамках уваровской триады. Реализация этого плана предполагалась путем полного включения представителей высшего сословия в эту систему.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»