WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |
  1. В ходе творческой эволюции И. Кант осуществил пересмотр своих первоначальных представлений о предмете и объеме практической философии и соответствующие преобразования понятийного аппарата и терминологии.
  2. Мыслитель объединил две сложившиеся в отношении понимания свободы тенденции новоевропейской философии: отрицания свободы универсальным детерминизмом и понимания свободы как «самозаконодательства субъекта».
  3. Право трактуется философом двояко: как свобода и как общественный правовой порядок.
  4. В философии И. Канта представлено два аспекта философского обоснования права: как одной из трансцендентальных способностей и как трансцендентального понятия практического разума.
  5. Не все участники дискуссий о метафизических основаниях философии права И. Канта в должной мере осознали пересмотр его первоначальных представлений о предмете и объеме практической философии.
  6. В своих исследованиях, мыслитель не доказывал тождества морали и права и не выводил принципы права из принципов этики, а обосновал их самостоятельность и автономию.
  7. Существование правовой свободы было обосновано И. Кантом, как одной из автономных форм практической свободы.
  8. Своеобразие правовой свободы выражено философом в ее дефиниции как «внешней свободы», по предмету и сфере проявления, и «негативной свободы», как внешней независимости личности от произвола других.
  9. Важное значение для демонстрации априорности, самостоятельности и автономии права и правовой мотивации имеет введенное И. Кантом понятие «чистого» или «строгого» права.
  10. Согласно выводам мыслителя, философия права, понята как идея чистого разума, невозможна без допущения самостоятельной правовой свободы.

Научная и практическая значимость исследования.

Основные положения, содержащиеся в диссертации, философско-исторические, философские и теоретические материалы могут быть использованы для проведения лекционных и семинарских занятий по истории философии, философии права, а также в дальнейших научных исследованиях.

Апробация результатов исследования.

Положения и выводы диссертационного исследования были апробированы в виде докладов на XIV Всероссийской научно-технической конференции (г. Мурманск, 2–16 апреля 2003 г.), на XV Международной
научно-технической конференции (г. Мурманск, 7–14 апреля 2004 г.),
на XVI Международной научно-технической конференции (г. Мурманск,
6–14 апреля 2005 г.), на научно-практической конференции (г. Мурманск, 7–14 марта 2006 г.) и в публикациях автора.

Структура диссертации.

Диссертация включает в себя введение, четыре главы, заключение
и библиографический список использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении характеризуется актуальность и степень разработанности темы исследования, формулируются его цели и задачи, объект и предмет, определяются методологическая база, научная новизна и научно-практическая значимость.

В первой главе – «Проблематика свободы, права и правовой свободы в новоевропейской философии до И. Канта» рассматриваются предшествовавшие мыслителю основные варианты философского обоснования свободы, права и правовой свободы.

В первом параграфе «Проблема свободы и ее философского обоснования» предпринят анализ метафизических вопросов о сущности человеческой свободы. Констатировано, что в новоевропейской философии тема свободы, став одной из центральных, осмыслялась многомерно:
в познании и в предметной практике, моральная, общественная (в том числе и правовая), свобода совести и слова. Обоснование правовой свободы,
а также и всех других видов и форм свободы напрямую зависело от того, как решались общефилософские (метафизические) вопросы о возможности и реальности свободы.

В диссертации зафиксирована преемственность завершенной И. Кантом новоевропейской трактовки свободы, понятой как «самозаконодательство субъекта», от сформулированного Р. Декартом «субъективногом принципа» философии. С другой стороны, проанализированы позиции Т. Гоббса и Б. Спинозы, утверждавших универсальный детерминизм и отрицавших реальность свободы. Свободу, понятую как индетерминизм, они считали субъективной иллюзией, проистекающей из незнания людьми действительных причин и мотивов их поступков. Единственно приемлемым значением понятия свободы применительно к человеку признавалось отсутствие препятствий для реализации его стремлений, над которыми
он не властен.

Реконструируя в процессе исследования способ обоснования свободы данный Дж. Локком, автор показал, что новации данного мыслителя выразились, во-первых, в ограничении области свободы сознательно осуществляемыми людьми действиями, и, во-вторых, в трактовке свободы как способности детерминированного в своих желаниях человека делать выбор осуществлять эти желания или воздержаться. Дж. Локк, по мысли диссертанта, предложил адекватное описание психологического механизма принятия решения, но оно не смогло обрести статус онтологического доказательства действительности свободы.

В диссертации проанализирована позиция Г.-В. Лейбница, крупнейшего философа Нового времени (до И. Канта), выработавшего метафизическое обоснование свободы. В своих произведениях, он отвергал механистический детерминизм, отрицавший существование свободы, и переосмыслил понятие свободы. Показано, что предпосылкой обоснования свободы
Г.-В. Лейбницем стала разработанная им теория возможных и случайных причин, в которой возможность предстала онтологическим основанием свободы. Постулируя универсальность закона достаточного основания, он выступил против отождествления свободы с индетерминизмом. Выявлена противоречивость философии свободы Г.-В. Лейбница и показано так же, что он обосновал реальность свободы только на метафизическом уровне, тогда как все процессы и события в эмпирическом мире считал необходимо предопределенными.

Во втором параграфе «Понятия права и правовой свободы
в новоевропейской социальной философии» раскрываются способы обоснования права и правовой свободы в докантовской новоевропейской философии права. Вслед за общей характеристикой «юридического мировоззрения» представлены трактовки права и правовой свободы в «гражданской философии» XVII в., обсуждено содержание «новой идеи права»
и понятий «естественный закон», «естественное право» и «общественный договор». Прослежено своеобразие теорий права и правовой свободы
в учениях Т. Гоббса, Б. Спинозы и Дж. Локка. Констатировано, что в истории философской и правовой мысли наряду с отождествлением права
и свободы (как у Т. Гоббса) традиционным было понимание права как совокупности правовых норм, закрепленных в законах и обычаях, т. е. как правопорядка, противостоящего насилию, произволу, анархии. Эти оба значения понятия права (как свободы и как правопорядка) были присущи позже и И. Канту.

В диссертации определены центральные моменты философии права Дж. Локка: дифференциация прав по их носителям (субъектам) и объектам, его концепция неотчуждаемых прав (свобод) личности и утверждение неразрывной связи права с равенством, равного права как атрибута человеческой природы. Автором проанализированы способы обоснования естественных прав и естественных законов в гражданской философии той эпохи.

В просветительских концепциях права, доминировавшей тенденцией представляется возобладавшая в них «моралистическая установка», выразившаяся в стремлении обосновать правовые нормы на принципах морали. В контексте этой тенденции в процессе исследования проанализированы философско-правовые идеи Ш.-Л. Монтексье и Ж.-Ж. Руссо, явившихся, по мысли автора, наиболее оригинальными и непосредственными предпосылками философии права И. Канта. Анализ учения Ш.-Л. Монтескье
о «духе законов» позволил утверждать, что общепросветительскую (присущую и И. Канту) тенденцию к сближению права и морали он воплотил
в понятии «принцип правления», соединившем правовые, политические
и моральные характеристики общественных порядков. Главным выводом Ш.-Л. Монтескье стало обоснование и конкретизация принципа общественно-исторической детерминации систем права и законодательства, что было неприемлемым для И. Канта, по убеждению которого, все содержание философии, в том числе и философии права, должно быть выведено
из априорных принципов и должно обладать необходимой истинностью
и всеобщностью, т. е. значимостью всегда и для всех. Существенным моментом связей философско-правовых идей Ж.-Ж. Руссо с философией права мыслителя, наряду с морализацией права, автор считает общее для них понимание философии права как нормативной системы долженствований.

Во второй главе «Учение И. Канта о трансцендентальной
и практической свободе как необходимая предпосылка исследования правовой свободы» проанализированы фундаментальные метафизические основания учения философа о свободе, о ее возможности и реальности,
о соотношении трансцендентальной и практической свободы.

В первом параграфе «Идея свободы и проблема реальности свободы в философии И. Канта» рассмотрены центральные моменты философии свободы И. Канта: статус понятия свободы как идеи разума, решение вопроса о возможности и действительности свободы, трактовка свободы как самопроизвольной причинности. В качестве метафизического основания своеобразия, возможности и реальности правовой свободы представлено учение философа о трансцендентальной и практической свободе. Опираясь в анализе этих тем на результаты работы многочисленных исследователей кантовской философии свободы, по дискуссионным вопросам автор диссертации счел возможным формулировать собственные позиции.

В ходе исследования уточнено место и роль проблематики свободы
в критической философии, начиная с «Критики чистого разума», где это
понятие было введено И. Кантом в качестве одной из идей разума. Это определило способ решения им вопроса о реальности свободы: подобно всем
идеям разума она понята как такое понятие, для которого в опыте не может существовать никакой адекватный ему предмет. Автор считает вывод о невозможности существования свободы в мире явлений, где все подчинено
законам естественной причинной необходимости, основополагающим в системе философии И. Канта и не подлежавшим пересмотру в последующих
разработках им темы свободы. В этом отношении мыслитель был последовательным сторонником механистического детерминизма с присущим ему категорическим отрицанием возможности и реальности свободы в природе. В той мере, в какой человек есть телесно-чувственное физическое
и психическое существо, он также подчинен природной необходимости,
и ни о какой его свободе не может быть и речи. Уточняется, что противопоставление природы и свободы было положено И. Кантом в основание деления двух предметов философии и двух составных частей философской системы, причем метафизика свободы изначально была отождествлена
с практической или нравственной философией. Обсуждены выводы,
согласно которым чистый разум оказывается не в состоянии не только познавать «предметы», соответствующие своим идеям (в том числе и идее свободы), но и доказать их существование и в качестве сверхчувственных объектов (вещей в себе), хотя такие объекты (в том числе и свободу) он вправе мыслить.

Вслед за обсуждением вопроса о реальности свободы как идеи чистого разума, в диссертации рассмотрено содержание понятия свободы у философа. Свобода была понята им как безусловная (ничем не обусловленная) самопроизвольная причина. Автор показывает, что эта дефиниция свободы как причинности особого рода («свободной») важна для всей системы критической философии (в том числе для моральной философии
и философии права) и обсуждает дискуссии по этому поводу. Не менее важно различение И. Кантом «двух видов» и «двух понятий» свободы: «трансцендентальной» (или «спекулятивной») и «практической». Идея трансцендентальной свободы исследовалась мыслителем в контексте космологической проблематики и первоначально не несла в своем содержании специфически морального или антропологического содержания.

Проанализировано, каким образом философ осуществил поставленную им задачу «спасти свободу», учитывая, что применительно к природе, он считал это невозможным. Выявлены два реализованных им способа ее решения: найти область, где не действовала бы природная необходимость и потому возможна свобода, или же непосредственно совместить свободу
с необходимостью. В первом случае, это могли бы быть сверхчувственные вещи «сами по себе» (ноумены), во втором И. Кант допустил возможность соединении свободы и природы «в одном и том же событии», «в отношении того же действия». В связи с этим обсуждены дискуссионные вопросы учения И. Канта об «интеллигибельном» и «эмпирическом» характерах
в их отношении к свободе.

Во втором параграфе «И. Кант о практической свободе. Свобода воли и моральный закон» продолжено рассмотрение учения И. Канта
о практической свободе. Представляется, только оно в системе его философии могло стать основанием осмысления правовой свободы, ибо правовая свобода (если она существует), может быть понята только как практическая или одна из её форм. Отмечено, что философ во многих сочинениях отождествлял практическую свободу с морально-этической, однако, при полном их тождестве существование самостоятельной правовой свободы было бы невозможным, и это отождествление впоследствии было им пересмотрено.

В ходе исследования показано, что он интегрировал «негативный» (как независимость) и «позитивный» (как самозаконность) аспекты практической свободы в понятии автономии воли, названной им «единственным принципом всех моральных законов». Практическая свобода в положительном смысле («позитивная свобода») была понята как «самозаконность» воли, устанавливающей моральный закон для себя самой и, тем самым, полностью себя определяющей. Обсуждена проблемная ситуация, связанная с необходимостью объяснить, почему свобода ведет к установлению закона для себя самой, и как вообще возможен «закон свободы», поскольку традиционно свобода и закон мыслились как взаимоисключающие.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»