WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

Таким образом, осознание актуальной потребности построения сильного социального государства в России с неизбежностью приводит к разработке концепции социализации политической власти, сущность которой, очевидно, заключается в объективной необходимости «нарастания» ее социальной доминанты в целеполагании и осуществлении воли для реализации национально-государственного потенциала и общественного прогресса.

Кроме того, качественно определенные характеристики социализации политической власти можно описать такими дефинициями, как: ценностно-ориентированная на социальные приоритеты, осмысленная, волевая, деятельностная.

Как мы уже выяснили, путь к сильному социальному государству лежит через формирование влиятельного гражданского общества в качестве необходимого противовеса и дополняющего партнера политически организованному обществу, в основе которого находится государство.

Развитие системы многопартийности (с нашей точки зрения), как наиболее организованной структуры гражданского общества, может стать мощным фактором демократизации и укрепления также социальной доминанты модернизации России.

В этой связи качественное отличие политической партии от других институтов и тем более структур гражданского общества состоит в том, что ее целью является борьба за завоевание и использование государственной власти как высшей формы властвования.

Государственная власть необходима партии прежде всего для того, чтобы использовать все ресурсы и властно-принудительные возможности государства (как политического института) для реализации программных установок и придания статуса общегосударственных идеалам и интересам, представляемой партией социальной группы для их практической реализации через законодательство и исполнительные механизмы государственного управления.

Программы конкурирующих партий в свою очередь являются отражением альтернативных политических курсов различных социальных групп относительно государственного строительства и общественного развития. Посредством института многопартийности, через процедуру конкурентных выборов, происходит процесс политической социализации, то есть осознание гражданами своих корпоративных и общенациональных интересов, а также возможных перспектив развития страны.

В деятельности партий также с необходимостью реализуются такие базовые, фундаментальные принципы функционирования демократии и гражданского общества, как: политический плюрализм, представительство, выборность, суверенность.

Специфика выражения общенациональных интересов политическими партиями или структурами гражданского общества состоит в том, что они, как правило, формируют и представляют такие интересы, которые принципиально и самостоятельно никогда (или достаточно редко) не ставятся государственной властью.

При этом усилении социально-политической активности институтов и структур гражданского общества, партии постепенно начинают брать на себя роль посредников.

В этой связи и на основе выводов социологических опросов выявлена достаточно устойчивая зависимость между замедленнием процессов самоорганизации социальных групп и неоформленностью реальной многопартийной системы. По большому счету в России незавершен процесс партогенеза в силу разного рода причин и обстоятельств (деидеологизация, слабая институциализация социальных предпочтений и т.д.). Поэтому вовсе неслучайно существующие «де-юре» партии в целом неадекватны в попытках отразить интересы определенного социального слоя, и формы представительства интересов носят в основном неопределенный, в целом латентный характер.

Кроме того, в политических документах российских партий, а также в заявлениях большинства политиков весьма слаба их социальная составляющая: отношение к личности, политическим и экономическим свободам человека, механизмы улучшения качества жизни и развития «гуманитарного капитала»..

Почти все российские партии строились «сверху вниз», поэтому они являются в первую очередь неким политическим орудием лидера, а не представителем интересов какого-либо сегмента гражданского общества. В сложившейся постсоветской политической системе партии не только не участвуют в формировании исполнительной власти, но и оказывают весьма ограниченное влияние на ее политический курс, а роль законодательной власти, в которой партии представлены достаточно весомо, остается недостаточно высокой.

Между партиями и политиками до сих пор не налажена своего рода «социально-политическая дискуссия»: они говорят лишь о своих проблемах при отсутствии конкурентно-альтернативных политических решений одних и тех же проблем, при этом большинство из них не определило своего отношения ко многим жизненно важным вопросам строительства нового российского государства.

Рассматривая многопартийность в качестве важного фактора демократизации политической системы в транзитивной России, необходимо обратить особое внимание на проблему статуса «партии власти» в условиях продолжающегося партогенеза.

Проблемный контент – анализ, проведенный в предыдущих главах исследования, посвященных практике существования российских властных отношений в социальном контексте, позволил сделать принципиальный вывод: в транзитивный период для отражения вектора конкурентного развития социума, в условиях не только политической, экономической, но и идеологической борьбы, очевидна недостаточность артикуляции и актуализации интересов представляемых социальных групп политическими партиями и движениями.

Праксеологический вывод для создания условий становления сильного социального государства, а также социализации политической власти заключается в сфере реализации механизмов социального партнерства политических и гражданских институтов.

Такой социальный контроль над процессами социализации власти способны и мотивированно могут осуществлять структуры гражданского общества.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные теоретические выводы и практические рекомендации, направленные на совершенствование научного обоснования социализации государственно-политической власти в ее реальной деятельности.

Прежде всего отметим, что данная работа не подменяет уже имеющиеся исследования кратологического профиля, а скорее дополняет их анализом реалий наступившего XXI века и в этой связи на определенном уровне политологического абстрагирования и социально-политической конкретики уточняет феномен социализации политической власти в контексте трансформации современного российского общества.

Мы обратили внимание, что проблема социализации власти и соответствующих отношений является ключевой для России, переживающей сложный и неоднозначный, но, безусловно, необходимый период трансформации и модернизации. Между тем становится очевидным, что доминирующая тенденция изменений в политической власти непосредственно связана с антропоцентричными и аксиологическими принципами. В связи с этим было выдвинуто предположение, что современное политическое воздействие на социум должно получить определенное гуманитарное оправдание.

Структурообразующая роль власти неизменно возрастает во времена кардинальных общественных перемен, когда рушатся ценностные и другие социокультурные основы стабильности любого социума.

В этой связи мы является сторонниками той модели развития политической власти, где ориентация на инновационную, интеллектуальную деятельность как ведущую экзистенциальную силу ноократического общества представлена основным фактором исторического прогресса.

Именно в данном контексте, по нашему глубокому убеждению, «проблемное поле» российской власти состоит в том, что ей приходится одновременно решать нереализованные аспекты модернизации: становление гражданского общества и правового государства, формирование полноценного и полноправного «среднего класса» и т.д.

Мы исходим из того, что сам по себе феномен социализации политической власти представляет собой сложную социально-политическую категорию, отражающую комплексное и многоуровневое образование, позитивное развитие которого в конечном счете приводит к гармонизации власти и общества через предстающие их институции.

Здесь мы обозначили один из значительных результатов социализации политической власти, зафиксировав уровень «включенности» в них одного из важнейших акторов - человека. Между тем следует разделять социализацию чего или кого бы то ни было как перманентный процесс социетальности и социализацию как некий конечный результат указанного процесса. В этой связи социализацию власти как процесс мы рассмотрели с точки зрения обретения ею легитимности (нормативной и социальной), а также возникающие коллизии между ней и модернизацией в контексте изменения структуры властных отношений.

Процесс легитимизации институтов политической власти в транзитивной период развития российского общества заключается в появлении новых политических акторов и изменений властных отношений между ними. Кроме того, мы полагаем, что основу подобной легитимизации составляет ее реальная социализация (особенно социальная легитимность как ее результат, представляющая признание народом законности власти).

Социализация властных отношений как процесс и закономерный результат имеет еще одну весьма значимую ипостась, связанную с определенной персонификацией политической власти в лице политических элит, понимаемой здесь в самом широком смысле (от профессиональных государственных чиновников до лидеров оппозиционных власти организаций).

Успех социально-политической модернизации зависит также от степени политической вовлеченности граждан (их участия) и в известной мере обусловливает векторы и варианты развития системы власти в переходный период.

Важнейшим субъектом в рамках социализации, безусловно, является государство, которое помимо прочего призвано регулировать периодически возникающие социально-политические конфликты.

При этом следует помнить, что власть должна реализовываться в общезначимых социальных результатах.

Именно эти результаты с очевидностью отражаются или должны отражаться в рефлексивной социальной политике, нацеленной на обеспечение принципа социальной справедливости.

Таковы, по-нашему мнению, основные параметры социализации властных отношений в контексте трансформации российского общества, социальной сущности политической власти как определенного конечного и процессуального явления. Мы полагаем, что научно-осмысленное и объективно обоснованное продвижение политической власти в направлении социализации вполне можно рассматривать в качестве приоритета ее собственного развития, равно как и общества в целом.

По теме диссертации опубликованы следующие основные работы:

  1. Цыбулевская Е.А. Власть как феномен: концептуальный аспект. – Сургут: СурГУ, 2003. – 3,3 п..л.
  2. Цыбулевская Е.А. Российская система власти в переходном обществе. – Сургут: СурГУ, 2004. – 8,2 п.л.
  3. Цыбулевская Е.А. Российская социальная транзитивность и практика властных отношений. – Сургут: СурГУ, 2005. – 9,9 п.л.
  4. Цыбулевская Е.А. Социализация политической власти в России. – М.: Академия труда и социальных отношений, 2006. – 25 п.л.
  5. Цыбулевская Е.А., Анкудинова О.А. Перспективы постсоветского развития. Российская многопартийность и проблемы власти // II Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы социальной философии». Сборник трудов. Выпуск 2. – Томск: Изд-во ТПУ, 2004. – 0,1 п.л.
  6. Цыбулевская Е.А., Анкудинова О.А., Анкудинов С.Г. Проблемы политической власти и построения гражданского общества в пореформенной России // II Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы социальной философии»: Сборник трудов. Выпуск 2. – Томск: Изд-во ТПУ, 2004. – 0,1 п.л.
  7. Цыбулевская Е.А., Анкудинова О.А., Анкудинов С.Г. Феномен авторитаризма в переходный период: миф или реальность // II Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы социальной философии»: Сборник трудов. Выпуск 2. – Томск: Изд-во ТПУ, 2004. – 0,1 п.л.
  8. Цыбулевская Е.А. Транзитивный период в России в дискурсе концепции «общества риска» и проблемы власти // Известия Томского политехнического университета. – 2004. – Т. 307. – № 5. – 0,1 п.л.
  9. Цыбулевская Е.А., Анкудинова О.А. Легитимность режима политической власти как фактор сохранения стабильности в транзитивном социуме // Известия Томского политехнического университета. – 2004. – Т. 307.– № 7. – 0,3 п.л.
  10. Цыбулевская Е.А., Анкудинова О.А. Природа легитимности власти в дискурсе переходного типа социальности // Известия Томского политехнического университета. – 2005. – Т. 308. – № 1. – 0,4 п.л.
  11. Цыбулевская Е.А. Общество переходного типа как феномен. Характеристика социальной транзитивности // Известия Томского политехнического университета. – 2006. – № 3. – 0,5 п.л.
  12. Цыбулевская Е.А. Специфика Российского конституциализма переходного периода и проблемы власти // Известия Томского политехнического университета. – 2006. – № 3. – 0,5 п.л.
  13. Цыбулевская Е.А. Государственная поддержка семейного бизнеса как эффективного механизма повышения качества жизни россиян. Международная конференция НОК «Российская семья». - СПб., 2005. – 0,5 п.л.
  14. Цыбулевская Е.А. Политическая стратегия обновляющейся России. II Всероссийская научная конференция «Сорокинские чтения». - М.: МГУ, 2005. – 0,3 п.л.
  15. Цыбулевская Е.А. Трансформация политической власти в процессе социальной модернизации России. Материалы V Международного социального конгресса «Социальная модернизация России: итоги, уроки, перспективы». – М.: РГСУ, 2005. – 0,5 п.л.
  16. Цыбулевская Е.А. В помощь изучающим властные отношения в России XXI века: библиография и анализ основных теорий кратологии. – Сургут: СурГУ, 2005. – 1,4 п.л.
  17. Цыбулевская Е.А. Социальная модернизация: сущность и содержание: Сб. материалов науч.-соц. чтений //Под ред. Л.А. Калиниченко, Е.А. Цыбулевской. – Сургут: Изд-во СурГУ, 2005. – 8 п.л.
  18. Цыбулевская Е.А. Концептуализация идеи власти в границах кратологического дискурса: учебное пособие. – Сургут: СурГУ, 2003. – 1,7 п.л.
  19. Цыбулевская Е.А. Социальный аспект в процессе преобразования власти в современных условиях // Вестник филиала Российского государственного социального университета в г. Сургуте. – Сургут: Изд-во СурГУ, 2005. - № 3. – 0,1 п.л.
  20. Цыбулевская Е.А. Социальная модернизация как ответ России на глобальные вызовы // Вестник филиала Российского государственного социального университета в г. Сочи. – Сочи, 2005. - № 4. – 0,3 п.л.
  21. Цыбулевская Е.А. Социальная модернизация: сущность и содержание. Апрельские научные чтения «Социальная модернизация: сущность и содержание». – Сургут: СурГУ, 2005.
    Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»