WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

- в условиях усиления конкуренции между элитами, но при низкой (и даже отрицательной) активности основной части населения возникают основания для установления авторитарных режимов с определенным замедлением преобразований;

- при превалировании политического участия населения над соревнованием «свободных» элит происходит нарастание охлократических тенденций, что может провоцировать радикализацию властного режима и замедление реформ;

- минимизация соревновательности элит и политического участия масс приводит к дезинтеграции социума и политической системы, катализирует приход «третьей силы» и установление той или иной диктатуры.

Исследования российских ученых (Т.И. Заславской, Р.В. Рывкиной, Л.М. Дробижевой и др.) помогли автору обосновать тезис, что сегодня в мире и в России уже накоплен опыт, позволяющий говорить о том, что существуют универсальные нормы и требования модернизации, используя которые можно сформировать политические структуры, позволяющие реагировать на требования населения и вызовы мировой конкуренции и достигать прогресса в развитии посредством формирования социально ориентированных рыночных отношений; увеличение затрат на образование и усиление роли науки в экономических процессах, формирование открытой социальной структуры с определенной мобильностью населения, плюралистическая организация власти, соблюдение прав человека, актуализация политических коммуникаций, использование консенсусных технологий реализации политических решений.

Анализ тенденций и перспектив эволюции политической власти выглядит многовариантным процессом, включающим этапы и переходные состояния: либерализации, демократизации, консолидации. В этом контексте автор утверждает, что определение вектора модернизации политической власти в постсоветском транзитивном обществе сопряжено с последовательным формированием духовно-ценностных, научных, институциональных, процессуальных, нормативно-правовых, информационных, кадровых и других его компонентов, которые, актуализируясь, и обеспечивают предполагаемый позитивный результат.

Завершает исследование глава «Социализация государственно-властных отношений», которая состоит из параграфов: «Становление новой российской государственности посредством баланса государственной власти и гражданского общества», «Основные направления и механизмы государственно-политической социализации», «Многопартийность и развитие структур гражданского общества факторы оптимальной социализации государственной власти».

Становление новой российской государственности и определение вектора, параметров развития российской власти представляется автору необходимым условием успешной модернизации российского общества. При этом политические изменения не должны противоречить ценностным ориентирам общества и находиться в гармонии с использованием ресурсов для соответствующего социального развития. В этой связи политическая власть будет развиваться в следующих параметрах:

- конституционные пределы государственной власти, которые определяются и закрепляют место и роль государства по отношению к обществу;

- статус политической власти, механизмы ее реализации и характеристики развития.

С целью оптимального становления новой российской государственности, в контексте определения баланса государственной власти и гражданского общества необходимы также обоснованные изменения структуры политического управления и характер его взаимодействия с обществом. Очевидно, здесь следует перейти от традиционного патернализма (со стороны государственных структур), и иждивенчества общественных организаций, к более сбалансированным партнерским отношениям.

Основой становления новой российской государственности, по-нашему мнению, является приверженность фундаментальным принципам обеспечения баланса государственной власти и гражданского общества, согласно которым функционирование политической власти в обществе должно осуществляться на базе суверенитета и легитимности.

Государственные институты призваны упорядочивать и регулировать общественные процессы, координировать интересы различных социальных групп и политических сил, «подводить» правовую основу под систему связей и отношений в обществе. Известная ограниченность пределов саморегуляции гражданского общества здесь определяет необходимость активности государственной власти.

При этом, являясь элементом определенной социальной группы и в целом - гражданского общества, личность в то же время представляет собой автономный феномен, все более значимый по мере демократизации и ускорения общественного развития. Включаясь в политическую жизнь, личность, как правило, становится полноправным субъектом социально-политических отношений в зависимости от ступени шкалы политической социализации.

Вследствие развития способностей и потребностей личности, благодаря накопленному социальному и профессиональному капиталу индивиды и множество социальных групп получают возможность действовать как независимые социально-политические силы и акторы. Уровень включенности человека в политику, как известно, фиксирует шкала политической социализации:

- аполитичный человек;

- член общественной ассоциации;

- член политической партии;

- профессиональный политик;

- политический лидер.

Эта шкала, по сути, указывает «конечный» результат личностной политической социализации – процесса от непосредственного усвоения политических реалий до их институциализации.

По нашему мнению, доминирующей тенденцией развития властных отношений является углубление содержания и расширение вариативности форм участия «типичных» индивидов и социальных групп в политическом процессе и государственно значимой деятельности. Здесь речь, прежде всего, идет об эволюционировании общества в направлении самоорганизации и самоуправления.

В современном мире все больший вес и влияние приобретает социальный капитал, под которым следует понимать доверие населения, понимание и уважение интересов и прав разных общественных, бизнес- и государственных структур, их активное участие в «социально-сетевых» взаимодействиях. По показателям доверия населения транснациональные акторы обладают безусловным преимуществом перед государственными структурами.

Государственной власти также приходится делиться частью своих «родовых» функций и полномочий с неформальными социально-политическими субъектами и транснациональными акторами. По-видимому, это вызвано в первую очередь необратимыми процессами некой утраты государством лидерских позиций в обществе, потери эффективности, а также иными множественными факторами и причинами.

При этом, однако, мы полагаем, что перераспределение функций и полномочий государства в процессе взаимодействия политической государственной власти и структур гражданского общества происходит весьма неоднозначно, медленно, сложно и противоречиво.

Автор полагает, что государственная политическая власть вынуждена эволюционировать от доминирования к более равноправным, взаимовыгодным партнерским отношениям с социально-политическими субъектами. Только таким образом эта власть может обеспечить общественную поддержку и соответствующее участие в программах реформирования российской экономики и социальной жизни в целом.

В процессах становления новой российской государственности и обеспечения баланса государственной власти с гражданским обществом разработанная концепция социализации политической власти может претендовать на роль опосредованного научного звена и обратной связи между массовым политическим субъектом (в лице индивидов и социальных групп) и политическими структурами.

Концептуальный фундамент построения сильного социального и правового государства формируется на основе осмысления их сущностных характеристик, действенности соответствующих конституционных положений, а также теоретического моделирования процессов формирования из социальной среды адекватного политического субъекта с его развитием и воплощением в нем социальных потребностей.

Политическое основание становления социального государства обусловлено наличием и успешным функционированием правового государства как гражданско-правового союза.

При рассмотрении вопроса о соотношении правового и социального государства как специфических форм проявления государственности с очевидностью отражается их взаимообусловленность. В данном контексте под социальным государством следует понимать определенную степень выражения социальности и свободы в политической системе общества. В общем плане социальное государство можно интерпретировать как особое состояние, взаимодействие между обществом и государством.

Собственно политическим основанием становления и развития социального государства является степень реализации свободы, то есть степень реализации народного суверенитета, возникающего, как известно, в рамках демократии как типа власти и системы.

С точки зрения типологии власти, социальное государство зиждется на так называемой социальной демократии, которая предполагает, прежде всего, реализацию на практике лозунгов Великой французской буржуазной революции - «Свобода, равенство, братство».

Оптимальным типом политической системы как механизма власти для развития социального государства является, по нашему мнению, плюралистическая демократия.

В качестве следующего политического основания развития социального государства следует выделить определенное состояние политического сознания в части политической идеологии и политической психологии. В этой связи идеологическую основу возникновения и развития социального государства формируют либеральная и в значительной мере социал-демократическая доктрины.

Перспективный вывод, который следует сделать относительно развития политических акторов и существующих социально-политических полей, очевидно, лежит в сфере приоритетной социализации и инкорпорации морали в политику.

Осознание актуальной потребности построения сильного социального государства в условиях открытого общества неизбежно приводит к разработке концепции «социализации политической власти». Ее сущность, очевидно, заключается в объективном обосновании нарастания социальной доминанты как целеполагания, так и осуществления власти для реализации интересов нации, каждой личности и общественного прогресса в целом.

Социальная легитимность политической власти, в известной мере отражающая степень соответствия правящей политической элиты социокультурным ориентирам и представлениям большинства граждан, является объективным индикатором социально-политической оценки обществом власти, а также содержания деятельности правящей политической элиты. Как правило, этот факт отслеживается в ходе социально-политического мониторинга власти, согласно основным сущностным признакам легитимности политической власти:

- выявления общественной и конституционной правомерности политических решений, принимаемых властью;

- определения отношения общества к результатам выполнения политических решений.

С нашей точки зрения, легитимизация власти и политическая социализация представляют собой взаимообусловленные процессы.

Политическую социализацию зачастую рассматривают как один из стержневых конструктов становления и развития самосознания современных обществ, сильного социального государства.

На наш взгляд, данному определению не достает необходимой социальной компоненты, заключенной уже в названии категории.

Целостный характер политической социализации заключается в единстве ее духовно-ценностного, социального, культурного и политического аспектов.

Решение главной проблемы взаимоотношений общества и политической власти связано с повышением уровня доверия населения, лежит в сфере не декларативной, но и действительной приверженности российской власти социальным приоритетам.

Мы полагаем, что социализация политической власти определяется как реальный волевой акт, процесс, политическая деятельность самостоятельного и ответственного субъекта политики по реализации социальных приоритетов, устойчивых ценностных воззрений, отражающих ценности, интересы и социальные нормы, которые общество сделало свободный, осознанный выбор в пользу данного субъекта в качестве властного представителя.

Критерием эффективной социализации политической власти, по нашему мнению, является мера социально-политической мотивированности субъекта политики высокими гуманистическими ценностями, его нацеленность на социальную справедливость, понимаемую как реализацию социальных приоритетов в политике в интересах большинства граждан своего государства. Иными словами, степень (или уровень) социализации политической власти – это мера человеческого, мера социального, то есть социальная доминанта в политических процессах.

Поэтому не будет большим преувеличением наше утверждение о том, что критерий социальности представляет собой реальное отношение к человеку как к непреходящей ценности, главному богатству общества. По нему можно судить в конечном счете о подлинном (социальном) характере государства и любой из политических партий.

На практике социализация политической власти проявляется в виде действующих стандартов социально-государственных услуг населению, которые, в свою очередь, отражают уровень реализации совокупности материальных и духовных потребностей граждан.

Идея социальной справедливости, по-видимому, является составной частью некоего системообразующего национального инстинкта, который определяет единство нации и жизнеспособность государства.

Реальное воплощение социальной справедливости в качестве непременного условия функционирования сильного социального государства мы обнаруживаем в действиях политической власти, осуществляемой посредством разработки и реализации социальной государственной политики.

Анализ социальной политики непосредственно и в значительной степени сопряжен с предметом данного исследования, поскольку социальные явления в современных политических процессах оказываются определяющими доминантами. Социальные приоритеты должны находиться в центре современной политической жизни, они вызывают политические конфликты и отставки политиков, а также имеют долгосрочные последствия в виде смены политической власти.

На этапе социальной эволюции, в сложных условиях транзитивного общества, осознающего необходимость коренной модернизации всех сторон жизнедеятельности, доминирующей социально-политической функцией, определяющей все основные параметры общественного существования, станет инновационная, эволюционная функция, а инновационная политическая деятельность становится, по-нашему мнению, экзистенциально значимой.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»