WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

Третья глава «Властные отношения в трансформирующемся российском обществе: структура, динамика» состоит из параграфов: «Коллизии модернизации и легитимности в процессе изменения структуры властных отношений. Риски трансформации политической власти», «Динамика и тенденции развития российской власти в модернизационном контексте».

В частности, в данной главе автор пытается выяснить, насколько полно теоретические и эмпирические исследования отражают ключевые моменты российской практики властных отношений - коллизии модернизации и легитимности. Автор обратил свое внимание на реперные точки: характеристики существующей политической власти, структуры власти, ее партнеры и конкуренты, иерархия распределения общественных функций, правовая идентификация, легитимация принуждения, сопоставления ценностных систем политической власти и российского общества. Рассматривая формирование нового политического порядка в России, автор констатирует, что в настоящем сложились неблагоприятные социальные условия для обеспечения легитимности политической власти. В условиях имущественного и социального расслоения населения внедрение новых ценностей политической и социально-экономической модернизации крайне затруднительно.

Диссертант обращает внимание на главный вопрос исследования легитимности политической власти: как воспринимает население реальные механизмы социальной стратификации Согласно данным пролонгированных социологических исследований ВЦИОМ причины богатства, по убеждениям населения России, заключаются в родственных и иных протекционистских связях, в самой экономической системе, нечестности богатых, но не в способностях или упорном труде – эти факторы на последних местах. Причины бедности население России видит в существующей экономической системе – в этом убеждены от 81,7 до 92% респондентов; нарастающая тенденция общественного мнения – объяснение причин бедности в худших стартовых условиях – от 51,6 до 65,2%; на втором месте россияне самокритично называют «лень и пьянство».

Очевидна некая социально-политическая зависимость: если причины имущественной поляризации большинство населения видит в общественном устройстве и политической власти, то социальный порядок и политическая власть, которая поддерживает этот порядок, воспринимаются населением скорее как не справедливые, а значит, - не легитимные. Результаты проведенных исследований показывают, что представления о неравенстве, бедности и богатстве в целом не меняются, это свидетельствует о достаточной прочности социальных установок россиян. Выводы, которые по итогам исследований общественного мнения можно сделать относительно сегодняшних реалий, заключаются в том, что для большинства социальных групп возможность добиться успеха невелика, что, в свою очередь, создает протестный электорат, определяет потенциал недовольства существующей политической властью, обусловливает сомнения определенных социальных групп в ее легитимности.

В ходе теоретического осмысления эмпирических данных автором выявлена зависимость сопоставления желаемых и фактических доходов и рейтингов доверия к различным институтам и политическим лидерам. Желаемые доходы в среднем растут быстрее, чем возможности зарабатывать и фактические доходы. Иными словами, определена зависимость колебания социально-экономических мотиваторов, желаемых и фактических доходов синхронно с политическими предпочтениями, рейтингами доверия к различным институтам и политическим лидерам.

Вместе с тем следует констатировать, что постепенно преодолевается кризис политической гражданской идентичности: более 80% респондентов указали на важность участия граждан в принятии решений органов власти. В массовом сознании формируется ценностная ориентация на укрепление правовых механизмов функционирования российского общества, которая является своеобразной идеологической основой позитивного отношения большинства российских граждан к государству, основой легитимации власти. В структуре политического и правового сознания доминируют установки на создание сильного государства (эту установку выразили 92,8% респондентов), на обеспечение верховенства закона для всех (90,3%), на открытость органов государственной власти (82,6%).

Особое внимание в контексте модернизации и упрочения легитимности уделяется анализу динамики формирования нормативно-правовой базы социализации политической власти, основу которой составляют «социальные» статьи Конституции страны (17, 25, 37, 40, 43), ратифицированны е международные соглашения и своды нормативно-правовых документов об экономических, социальных и культурных, гражданских и политических правах, такие как: Гражданский кодекс РФ, Трудовой кодекс РФ, Федеральные законы: «О занятости населения в Российской Федерации», «О прожиточном минимуме» и др., которые закрепляют новые социальные стандарты взаимоотношений государства и граждан.

В диссертации отмечается, что определенную динамику приобрел процесс формирования концептуальных компонентов социальной политики государственной власти. Первоначальный этап формирования связан с разработкой «Программы социальных реформ в Российской Федерации на период 1996-2000 годов», и результаты реализации этой Программы оказались неэффективны, судя по показателям качества жизни россиян, рассчитанным по методикам ООН и сравнительного статистического анализа. Более совершенную научную и нормативно-правовую базу социальная политика государства получила с принятием в 2005 году четырех Национальных (социальных) проектов.

Анализ практики становления социального государства в условиях современной модернизации показывает, что процесс социализации российской политической власти приобретает некоторую динамику. Для того чтобы перспектива социализации политической власти стала реальной, а ее развитие в сторону социальных приоритетов – необратимым, автор счел необходимым рассмотреть риски трансформации, выявление и объективная оценка которых предопределяют возможности прогнозирования и нивелирования деструктивных вариантов и повышения управляемости социально-экономическими и общественно-политическими процессами.

Глубинные риски трансформации российской политической власти связаны с институциональным кризисом, суть которого заключается в отсутствии эволюционности социально-политических процессов, в принципиальной противоположности советской системы политической власти, с ее эффектом нерасчлененной целостности (построенном на принципе концентрации всех видов власти) и политических институтов. Противоречивость политических акторов в свою очередь детерминирована изменением интересов все более дифференцирующихся социальных групп, которые требуют политической институционализации. Это обусловливает различные проявления кризисности политической власти: формирования и функционирования всех ее ветвей; механизмов взаимодействия, доверия и конверсии власти; а также программ и конкретных видов государственной политики.

Обеспечение российской политической властью баланса между различными экономическими, социальными, политическими интересами и оформление их в эффективном политическом курсе проходит медленно и зачастую противоречит укоренившимся в сознании россиян институциональным ценностям, что значительно замедляет темпы трансформации общества и создает риски конкурентоспособности страны.. Негативным фактором также является наличие многочисленных маргинальных слоев, которое в политической практике означает, что политические партии не представлены широкой социальной базой.

Отсутствие разветвленной политической инфраструктуры и каналов коммуникации создает риски отстранения граждан от участия в политической жизни, реальность которых подтверждают данные пролонгированных социологических опросов, где абсолютное большинство россиян утверждает, что «власть равнодушна к нуждам простых людей» и «от них ничего не зависит» и т.д44. В этой связи автор подчеркивает, что политический процесс может быть оптимизирован только при условии интенсификации диалога между властью и обществом. Отсутствие системы политической коммуникации не позволяет правящей элите своевременно и в необходимом объеме получать информацию о жизненно важных требованиях социальных групп, что неизбежно повышает уровень конфликтности в обществе.

Содержание информационно-технологических рисков для индивидов и политической власти заключается, с одной стороны, в видимой свободе и неподконтрольности поведения, действий людей в мировом виртуальном пространстве. С другой стороны, раздробленность и подверженность инфо-опасностям снижает степень защиты индивидов и увеличивает искусы тоталитарного неосязаемого технологического контроля со стороны власти.

В диссертации систематизированы основные социально-политические риски российской политической власти в транзитивный период (экспансия олигархических монополистов в политическое пространство, коррупционность, проникновение криминалитета в политическую власть, слабость формирования и влияния среднего класса, всплески радикализма и национализма всех видов, монополизация политических институтов и учреждений, прикрывающих свои действия государственным патронажем, непрозрачность и протекционизм механизмов рекрутирования политической элиты, авторитарный стиль государственного управления), обусловленные ломкой привычных форм и механизмов вовлечения граждан в государственное управление. Кризис легитимности проявляет себя через рассогласование целей и ценностей правящего режима с представлениями граждан о формах и средствах политического регулирования, нормах справедливого правления.

Автор доказывает, что процесс легитимизации институтов политической власти в условиях транзитивного периода развития российского общества заключается в формировании новых политических акторов, становлении новой структуры властных отношений, формировании властвующей политической элиты на основе свободных выборов, гражданской институционализации и прочее. Основу легитимизации политической власти составляет ее реальная социализация.

В параграфе, посвященном тенденциям развития российской власти в контексте модернизации общества, особое внимание обращено на прямые угрозы российской государственности.

Исходя из шагов, предпринимаемых властью, автор отмечает, что поиски вектора легитимного и полноценного развития ведутся российской властью непрерывно: в формах национальной идеи, стратегических программ, политических посланий и т.д., во многом эти поиски осуществляются схоластично и с большими издержками. Анализ выявляет попытки политической власти изменить структуру политического управления и характер политических взаимодействий с организациями гражданского общества, перейти от традиционного патернализма к более сбалансированным партнерским отношениям. Незавершенность процесса формирования соответствующих предпосылок становления гражданского общества затрудняет это положение, обусловливает многовекторный характер современной ситуации выбора пути развития политической власти России.

Сравнительный анализ взглядов различных научных школ рубежа ХХ и ХХI веков на отправные механизмы и содержание реформирования социальных и политических институтов выявил, что сформировались альтернативные, но в определенных ситуациях взаимодополняющие ориентации российской политической элиты в подходах к процессу модернизации. Эти приоритеты представлены взглядами либералов и консерваторов.

Либеральный подход к развитию политической власти и всего государства ориентирован на идею полиархии. «Либералы-реформаторы», известны в России и на Западе как «команда Е. Гайдара», представлены именами А. Чубайса, Б. Немцова, С. Юшенкова и др., осуществлявших реформы под патранажем первого президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина. Изучая российскую практику властных отношений, западные аналитики обнаруживали, что за время своего правления либералы отнюдь не укрепляли в правовом, организационном, экономическом плане позиции «среднего класса» (что по определению свойственно либералам), но скорее тормозили его развитие. В ходе последних парламентских выборов граждане России вывели представителей «правых партий», олицетворяющих либеральный курс, за рамки конституционно утвержденных органов политического управления, что указывает на недвусмысленный политический выбор, являющийся обязательным для определения вектора развития политической элиты.

«Государственники-державники» исходят из того, что превалирующим источником модернизации выступает «мобилизационный конфликт» (населения, включающегося в политическую жизнь в результате нарастающих социально-экономических противоречий), и «институциализация» (рассматриваемая как становление структур и механизмов, артикуляции и агрегирования социально-типических интересов граждан).

Взаимодействия, конфликты и открытые столкновения позиций, деятельности и интересов указанных противоборствующих групп составляют реальную практику развития российской традиции в последние десятилетия.

Исследуя особенности современного социально-политического развития России, оценивая стратегии политических элит и поиски способа организации власти в транзитивный период, автор обратился к методологии синергетики, поскольку ситуацию социальной нестабильности объясняют модели нелинейного развития. Социально-политическая практика опровергает линейные поиски вектора динамизации общества и власти по накатанным западным «демократическим рельсам»: в развивающихся странах институциализация либеральных ценностей, установление стандартов западной организации власти обернулись не повышением эффективности государственного управления, а коррупцией и произволом бюрократии, катастрофическим расслоением населения и его политической отчужденностью. Объективный анализ реалий, согласно данным международных экспертов Всемирного банка и ООН, выявил в России не только слабость демократии и забвение социальных императивов, но и снижение эффективности экономического развития, что еще более снижает социальную легитимность новой политической власти. Например, эффективность государственного управления в 2002 году экспертами Всемирного банка и ООН оценивалась низко и дотягивала до 107 - го места из 150 обследованных стран, а качество государственного управления - на 158 – м месте из 168, однако в 2005 году была дана еще более низкая оценка эффективности государственного управления, отражающая уровень жизни и вымирание населения.

В этой связи авторские тренды российской аналитической модернизации исходят из следующих сценариев:

- при приоритете открытой и конструктивной конкуренции элит с участием рядовых граждан формируются оптимальные предпосылки для последовательной демократизации общества и осуществления реформ;

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»