WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

Сопоставление параллельной, в рамках одного ансамбля, работы этих мастеров дало редкую возможность оценить направление, в котором шел художественный отбор, почувствовать, какие стороны византийского мастерства более отвечали художественным вкусам и духовным устремлениям новгородцев. Благодаря участию в росписи Феодоровской церкви византийского (Волотовского) мастера, по-видимому, надолго связавшего себя с Новгородом, стало возможно уяснить, как эволюционировал один из вариантов живописно-экспрессивного искусства поздней Византии. Отмеченные в ходе исследования новые нюансы образного строя и художественного языка, программные для всего ансамбля, предвосхитили одну из ведущих тенденций палеологовского искусства последних десятилетий XIV в. с его нарастающим интересом к нравственному миру личности и выражению нового духовного идеала, когда победа обретается не волевыми усилиями, но духом, исполненным смирения и божественной кротости, которые понимаются как синоним святости и главное средство на пути к спасению.

Подчеркнутое внимание к человеческой природе Христа, Его смиренности в добровольном страдании, интерес к изображению тварного и нетварного света и преображающего действия божественных энергий, ощутимый аскетический оттенок в общем строе художественного образа и в подборе живописно-пластических средств, как показало исследование, во многом перекликаются с содержанием и общей духовной направленностью проповедей и полемических сочинений представителей исихастской мысли. Непреложное и главное условие на пути к «обожению» и, шире, к спасению вообще, видится авторами росписи не в мгновенном всеохватном озарении, совершаемом через действие Божественной Премудрости (как это было, например, в Волотове), и не в титанических волевых усилиях святых в стяжании благодати (как у Феофана), а в смирении и кротости, через которые человек уподобляется Христу и без которых все аскетические подвиги ведут к гордыне и утрачивают спасительный смысл. В этом отношении феодоровский ансамбль являет собой характерный памятник позднепалеологовского искусства, в котором отразилось мировоззрение исихазма в его позднем, «морализирующем» варианте, когда это учение покинуло стены монастырских обителей и становилось достоянием широких масс.

Иконографическая структура ансамбля, с его подразделением на тематические блоки, с выделением подвижного и неподвижного циклов годового литургического круга, особый интерес к теме Страстей, Прославления Креста и Великой Субботы, дают основания предполагать знакомство её авторов с практикой иерусалимского устава. Это обстоятельство дает ключ к осмыслению важных идейных составляющих других монументальных ансамблей второй половины XIV в. и позволяет во многом уяснить общее направление процесса редактирования иконографических программ храмовой декорации позднепалеологовского и поствизантийского периода.

Исследование показало, что некоторые – преимущественно второстепенные - элементы декоративной программы могут быть осмыслены лишь в контексте местных исторических реалий и духовной культуры, демонстрируя новый этап усвоения и переработки исихастских идей, уже вполне соотнесенный с традициями и реалиями религиозной жизни Новгорода; другие же обусловлены комплексом идей, актуальных для общерусской средневековой культуры периода национального подъема в преддверии решающих битв с ордынскими завоевателями.

Есть основания считать, что иконографическая программа феодоровской росписи отражает важный этап становления основ храмовой декорации нового типа, которому, по-видимому, предстояло занять ведущее место в искусстве эпохи Андрея Рублева и о котором имеется слишком мало информации. С уверенностью можно говорить о новаторском для своего времени характере декоративной программы данного ансамбля: заложенный в ней комплекс идей угадывается в некоторых произведениях живописи Новгорода и Москвы XV – XVI вв., открывая перспективы новых исследований в этом направлении.

Исследование показало, что между двумя культурами – Византии и Руси второй половины XIV в. – несомненно существовало некое объединяющее начало, и оно связано с характерным для обеих культур возрастанием интереса к человеку, упованием на его душу, совесть и разум. Главное в этом единении – сосредоточенность на тех моментах богословской трактовки истории взаимоотношений Бога и человека, когда на первый план выходит тема «человечества» Христа и утверждения реальной возможности «обожения» человека. Роспись церкви Феодора Стратилата на Ручью в Новгороде, во всей полноте её составляющих – многоуровневый и стройный «мегаобраз» этой темы, живое свидетельство того, какими путями Византия, перед тем как исчезнуть в империи турок, успела возродиться и состоялась как церковная культура, объединяющая греков, сербов, молдаван, болгар, грузин, русских.

Основные положения диссертации отражены в публикациях:

Монографии:

  1. Роспись церкви Феодора Стратилата на Ручью в Новгороде и её место в искусстве Византии и Руси второй половины XIV века. М., 2007. (22 а.л., ил.)

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях Перечня, в которых рекомендуется публиковать основные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора наук:

  1. Роспись церкви Феодора Стратилата на Ручью в Новгороде и судьба одного из направлений позднепалеологовского искусства // Искусствознание 2008, 1. М., 2008. С. 3–39 (2,5 а.л.)
  2. Роспись церкви Феодора Стратилата в Новгороде: связь с палеологовской традицией и черты новаторства// Известия РГПУ им. А.И. Герцена: Общественные и гуманитарные науки. 2008. № 10 (59). С. 320–325. (0,5 а.л.)
  3. Цикл цветной триоди в росписи церкви Феодора Стратилата в Новгороде // Вестник Челябинского государственного университета. Филология. Искусствоведение. Вып. 19. Челябинск, 2008. С. 162–170 (0,5 а.л)
  4. Идейный замысел росписи входного пространства церкви Феодора Стратилата в Новгороде //Известия ВГПУ. 3. 2008. (0,5 а.л.) (в печати)
  5. Особенности ансамблевого построения и художественного пространства в росписи церкви Феодора Стратилата на Ручью в Новгороде // Вестник УрГУ. 4. 2008 (0,5 а.л.) (в печати)
  6. Темы Прославления Креста и Великой Субботы в программе росписи церкви Феодора Стратилата в Новгороде // Искусствознание 2008, 4. М., 2008. С. 146-161 (1,5 а.л.)
  7. Роспись церкви Феодора Стратилата в Новгороде в контексте духовной культуры поздневизантийского времени // Культура & общество [Электронный ресурс]: Интернет-журнал МГУКИ / Моск. Гос. Ун–т культуры и искусств – Электрон. Журн. – М.: МГУКИ, 2008. № гос. Регистрации 0420600018. – Режим доступа: http://www.e-culture.ru/Articles/2008/Tsarevskaya.pdf, свободный – Загл. c экрана.

Материалы международных научных конференций:

  1. Росписи церкви Феодора Стратилата «на Ручью» в Новгороде и «экспрессивное» направление позднепалеологовского искусства// Тезисы докладов Международной конференции «К 2000-летию христианства. Византийский мир: Искусство Константинополя и национальные традиции». М., 2000. С. 84–86.
  2. Об истоках стиля икон из церкви св. Варвары в Пскове // Художественная жизнь Пскова и искусство поздневизантийской эпохи. К 1100-летию основания города. Тезисы докладов Международной научной конференции. М., 2003. С. 57-58
  3. Драматургия света и система росписей в пространстве церкви Федора Стратилата на Ручью в Новгороде // Иеротопия: Исследование сакральных пространств. Материалы международного симпозиума. М., 2004. С. 107–108.
  4. Богословие исихазма в программе росписи церкви Феодора Стратилата на Ручью //Идея и образ. Принципы и методы изучения средневекового искусства стран православного мира. Тезисы докладов Международной научной конференции 1–2 ноября 2005 г. М., 2005. С. 39–41

Статьи в журналах и научных сборниках:

  1. Цикл Страстей Господних в алтаре церкви Феодора Стратилата на Ручью в Новгороде // Церковная археология. Вып. 4: Материалы Второй Всероссийской церковно-археологической конференции, посвященной 150-летию со дня рождения Н.В. Покровского (1884–1917). Санкт-Петербург, 1-3 ноября 1998 года. СПб., 1998. С. 315–317.
  2. Церковь Феодора Стратилата на Ручью // «София», № 4. 2000. С. 13-16.
  3. Образы святых Феодоров в росписи церкви Феодора Стратилата в Новгороде // «София». 2002, вып.2. С. 9–14. (0,5 а.л.)
  4. Цикл Страстей Господних в алтаре церкви Феодора Стратилата на Ручью в Новгороде // ДРИ: Византия, Русь, Западная Европа: искусство и культура. К 100-летию со дня рождения В.Н. Лазарева. СПб., 2002. С. 300–312 (1 а.л.)
  5. Росписи церкви Феодора Стратилата «на Ручью» в Новгороде и «экспрессивное» направление позднепалеологовского искусства // Византийский мир: искусство Константинополя и национальные традиции. М., 2005. С. 451–466 (1 а.л.)
  6. Роспись церкви Феодора Стратилата в Новгороде в духовно-интеллектуальном контексте позднепалеолговской эпохи // ДРИ. М., 2008 (в печати)
  7. .Церковь Феодора Стратилата на Ручью в Новгороде. М.: «Северный паломник». 2004 (2 а.л.)
  8. Тема аскезы в росписях церкви Феодора Стратилата на Ручью в Новгороде // Искусство Христианского мира. Вып. VII. М., 2003. С. 85–98 (1 а.л.)
  9. Об истоках стиля икон из церкви св. Варвары в Пскове // От Царьграда до Белого моря. Сборник статей по средневековому искусству в честь Э.С. Смирновой. М., 2007. С. 615–636.(0,7 а.л.)
  10. Тема святых воинов в росписи церкви Федора Стратилата на Ручью в Новгороде / Ежегодник НГОМЗ 2003. Новгород, 2004. С.47–62. (1 а.л.)
  11. Богородичная тематика в росписи церкви Федора Стратилата на Ручью в Новгороде // Искусство христианского мира. 2004. Вып.VIII. С. 77–93 (1 а.л.)
  12. Программа росписи купола церкви Феодора Стратилата на Ручью // Новгород и Новгородская земля. Искусство и реставрация. Вып. 1. Великий Новгород, 2005. С. 199–226 (1 а.л.).
  13. Спас на престоле. София Премудрость Божия. Статьи каталога: Кат. № 11, 29 //Иконы Новгорода XI – начала XVI в. М., 2008. (1 а.л.).
  14. Новооткрытая икона «Спас на престоле» из Софийского собора// Ежегодник Новгородского государственного объединенного музея-заповедника 2005. Новгород, 2006. С. 119–127.
  15. Икона «Спас на престоле» 1362 года как духовное завещание новгородского архиепископа //. Сборник статей по искусству Византии и Древней Руси в честь А.И. Комеча. М., 2006. С. 471–490 (0,7 а.л.)
  16. Особенности системы и идейного содержания росписи церкви Феодора Стратилата на Ручью. Связь с палеологовской традицией и черты новаторства //Ежегодник Новгородского государственного объединенного музея-заповедника 2006. Новгород, 2007. С. 58–63 (0,6 а.л.)
  17. Тема Великой Субботы в программе росписи церкви Феодора Стратилата на Ручью в Новгороде // Искусство Древней Руси и стран византийского мира. Материалы научной конференции, посвященной 70-летию со дня рождения В.А. Булкина. СПб., 2007. С. 235–240.
Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»