WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |

      Проведенный однофакторный дисперсионный анализ и его результаты позволили еще более прояснить картину восприятия музыкального смысла или смыслового устройства музыкального сознания.  Данная процедура валидизации авторского архетипического теста в сопоставлении с 16-факторным тестом Кеттелла дала основания к пониманию того, какие основные механизмы движут индивидуальным пристрастным восприятием музыки: это механизмы проекции и компенсации.  То есть чуткость архетипической перцепции личности к музыке, ее эмоционально-смысловая избирательность происходит либо из принципа подобия (ведущий архетип личности пеленгует соответственный архетип в музыке и остается «глух» к другим архетипическим переживаниям), либо из принципа дефицитарности (то есть регистрирует те архетипические переживания, которые потребны, но отсутствуют в личности).

       В ходе опытно-экспериментального исследования ИПОМСЛ студентов по методике МТАП выявлялся ведущий архетип личности испытуемых, тип ментальных репрезентаций музыкального образа и ведущей сенсорной модальности. Данные сопоставлялись с оценкой их педагогов по специальности  и самооцениванием музыкальности. Интегральное исследование индивидуальности студентов-музыкантов подкреплялось ведением дневника самонаблюдений по мере освоения методик психодиагностики ИПОМСЛ.

Главными практическими результатами было осознание студентами в ходе исследования единого системного строения их музыкального сознания (гармонии индивидуальности, по В.М. Бехтереву), проявляющегося как в выборе музыкального репертуара, так и в типичных исполнительских «наклонениях», индивидуальной интонации, даже таких «штрихах» индивидуальности как почерк и речевое интонирование, что явилось подтверждением проникновения архетипа как типа энергетической активированности не только в содержательные, но и в формально-динамические свойства интегральной индивидуальности.      

       В качестве иллюстрации применения метода музыкально-антропологического анализа обликов музыкального сознания приводится сравнительно-эмпирическое исследование, проведенное автором на музыкальном факультете в 2004-2005 уч.г. Музыкально-антропологический анализ типов поведения при организации звучания дает следующую картину (заостренно-типологическую, вне оценок):

Типы

поведенческих характеристик

Академическое направление (отделение)

Эстрадно-джазовое направление (отделение)

Физическое поведение

нормированное,  культурно-отработанное, опосредованное, интровертированное

спонтанное, естественное, демонстративное, экстравертированное

Социальное поведение

нормированное, формализованное, конформное, сохраняющее традиции, «элитное», консервативное, «этикетно-рамочное», замкнутое

тяготеющее к нормированности, сопротивляющееся формализации и следованию традиции, демократичное, предприимчивое, инициативное

Языковое поведение

многовариантное, от каноничности до абсолютной свободы, разрушения норм, эстетически-отстраненное, интеллектуально-игровое

клишированное, жестко-нормированное, замкнутое внутри жанров и стилей, непосредственно-экспрессивное, органическое

Обучающее поведение

методологически и методически проработанное, формализованное

спонтанное, индивидуальное, авторское, но тяготеющее к формализации 

 

       Выявленный в студенческом самопознании психологический комплекс «модальной личности», транслируемый и формируемый в академическом направлении МО, может быть описан как интроверт с прочно интроецированными в личности социальными рамками и нормами, с большим диапазоном вербальных и невербальных языковых проявлений. Психологический комплекс «модальной личности», транслируемый в эстрадном направлении МО, представляет собой экстраверта со спонтанным, непосредственно-экспрессивным, демократичным поведением, предприимчивого и инициативного, свободного в самовыражении и стремящегося к закреплению своей субкультуры в общекультурном контексте и процедурах официального признания достижений своих и своей общности. Такая картина, конечно, упрощает и схематизирует музыкально-психологическую реальность, но редукция (упрощение через сведение феномена к каким-либо наблюдаемым его проявлениям), являясь одним из методов познания сущности явлений, позволяет моделировать и сравнивать между собой сложно-структурированные или неопределенные феномены, каким и является актуальное музыкальное сознание нашего общества. Проведенное музыкально-психолого-антропологическое исследование послужило материалом для обсуждения со студентами и выстраивания индивидуально-групповой психо-тренинговой работы. Применение архетипической ролевой игры и других методов работы с архетипами (в согласии с психотерапевтическими техниками С. Биркхойзер-Оэри, П. Дикмана, Н.Ю. Хусаиновой, И.А. Чегловой и др.) позволило расширить личностный репертуар совладания с ситуациями неопределенности и преодоления трудностей и исполнительского амплуа (стилевых аспектов профессиональной деятельности).

      ПО ЗАВЕРШЕНИИ формирующего эксперимента были проведены диагностические процедуры, позволяющие оценить достигнутый уровень развития профессионального МСЛ студентов по тем же критериям, что и на констатирующем этапе.

Таблица №3

Уровень проф. МС

Низкий (0-8)

Средний (9-13)

Высокий (14-18)

Кол-во студентов (%)

2

(7%)

11

(38%)

16

(55%)

Средние показатели уровня

7 баллов

11,9 балла

15,25 баллов

       Анализ полученных данных показал значительные изменения в качественном и количественном отношении: на низком уровне профессионального МС осталось только 7 % студентов, это объясняется, с нашей точки зрения, прежде всего их профессиональной непригодностью и отсутствием мотивации к внутриличностным изменениям.  Более 90 % участников педагогического эксперимента повысили свой уровень. Причем большая часть до высокого уровня (конечно, не по всем критериям, но суммарно значительно).  Наиболее заметна динамика изменений в отношении развития таких профессионально-направленных качеств как полимодальность трансляций музыкального образа и обучающей информации, удельного веса невербальных средств музыкально-педагогического общения и повышения гибкости в неопределенных и стрессовых ситуациях.  Это свидетельствует о том, что качества, соответствующие этим критериям, поддаются развитию при условии профессионально-направленной психологической подготовки, обсуждения на семинарах, отработки в практикумах и тренингах.  Другие качества, подвергшиеся меньшей динамике, более связаны с глубинными особенностями личности и не могут существенно изменить свои показатели за такой небольшой (в жизненной перспективе) срок.  Но положительные тенденции явно проявились и по этим показателям. В группе студентов, показавших средний и высокий уровень развития произошли качественные изменения и переструктуризация опыта и интеграция индивидуально-психологических черт, их преломление в новом ракурсе.

       Диаграмма наглядно показывает динамику изменений на выборке студентов в результате проведения педагогического формирующего эксперимента:

Диаграмма 1

Диаграмма 2 дает возможность увидеть динамику изменений средних значений по выборке по каждому из критериев:

Диаграмма 2

1.Эм

2.Инт

3.Верб

4.Неверб

5.Мод

6.Коп

Итого

Ср.I=1,448276

1,413793

1,655172

1,793103

1,862069

1,310345

9,448276

Ср.II=2,310345

2,172414

2,172414

2,137931

2,586207

2,034483

13,41379

      Для выявления эффективности проведенной опытной работы в аспекте профессиональной подготовки студентов-музыкантов, нами были проведены ряд срез-опросов, анкета «Обратная связь» и психологическое интервью со слушателями курса.  Кроме того, нами на завершающем этапе обучения проводились тесты на самоактуализацию (Вопросник САМОАЛ, адаптация Н.Ф. Калины вопросника РOI /Personal Orientation Inventory by E. Shostrom) и мотивацию профессиональной деятельности (К. Замфир, модификация А.А. Реана). Тест личностной самоактуализации показал результаты выше среднего уровня, что, в отсутствие контрольной группы, может служить лишь дополнительной качественной характеристикой общей тенденции в личностно-профессиональном росте. Результаты теста К. Замфир показали преобладание положительной внутренней мотивации к реализации в профессии.      

      Выпускники, получившие углубленную музыкально-психологическую подготовку в рамках специализации, разработанной автором, все успешно работают в сфере музыкального образования, некоторые являются руководителями образовательных учреждений, есть победители профессионального конкурса «Учитель года» (среди частных учебных заведений в 2007 г. победителем (Гран-при) признана И.В. Шишова, школа «Наследник»), многие получили второе высшее психологическое образование и работают школьными психологами в школах искусств и детских музыкальных школах, практическими психологами широкого профиля, некоторые продолжили и продолжают обучение в аспирантурах МПГУ, ПИРАО и других вузов (всего 12 человек, из них под руководством А.В. Тороповой продолжают исследовательскую работу 10 аспирантов и соискателей) по проблематике, продолжающей авторскую концепцию исследований.      

       Показателями эффективности, кроме перечисленных являются также выполненные под руководством автора выпускные квалификационные работы (дипломы) по профессиональной психологической проблематике на степень бакалавра образования (более 10), уровня специалиста музыкального образования (около 30), магистерские (2) и кандидатские (4) диссертации по созданному направлению. Эти работы создают прочный и перспективный фундамент очерченного направления: Е.В. Чугунов (2001) подтвердил значимость научного направления на уровне докторской диссертации, защищенной в Монреале (Канада, 2006); диссертация Н.В. Морозовой (защищенной в МПГУ в 2005 г.), исследовавшей модальные репрезентации музыкально-образных представлений педагогов-музыкантов как одного из аспектов индивидуальных особенностей музыкального сознания,  является важным вкладом в направление и наметившаяся в ее работе линия онтогенеза музыкального сознания может быть продолжена на уровне докторской диссертации.      

      Данная часть диссертации завершается выводами по ОЭР, основным из которых является экспериментальное подтверждение выдвинутых положений концепции. Авторская концепция и психолого-педагогические методики диагностики и развития МСЛ дают основания реально осуществлять индивидуальный подход к обучению музыке, применять музыкальную диагностику и ресурсы развития смыслового содержания сознания личности и вне музыкального образования, а также готовить студентов музыкальных факультетов и вузов к профессиональной музыкально-психологической деятельности музыканта-педагога.

      В заключении сформулированы основные выводы диссертации, намечены дальнейшие перспективы развития направления Психология музыкального образования и развития личности. Результаты теоретической и опытно-экспериментальной работы в целом подтвердили правомерность первоначально выдвинутой гипотезы и позволили сделать ряд достоверных выводов, наиболее значимыми из которых являются следующие:

    I. Целостный концептуальный подход к содержанию профессионально-ориентированной психологической подготовки опирается на систему двух взаимосвязанных теоретических моделей: антропологической модели музыкального сознания и психолого-педагогической модели развития музыкального сознания личности:  

— Антропологическая модель музыкального сознания позволяет реконструировать  на когнитивно-аффективном уровне представления о генезисе, сущности, функциях, психосемантической структуре МС, освоить методы исследования музыкально-психологической антропологии.

— Психолого-педагогическая модель развития МСЛ в процессе музыкального образования строится на антропологических основаниях, интегрированных в представлении о закономерностях символогенеза МС.     

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»