WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В качестве примера обратимся к пропозиции места действия, представленной в рассказе Р.Ларднера «Обитель свободы» (“Liberty Hall”) в нескольких ССЦ. Указатель места действия помещен уже в первое ССЦ: My husband is in Atlantic City…. Далее, по мере развертывания действия эта пропозиция расширяется, она включает в себя имение Lansdowne (герои рассказа, муж и жена Дрейк, соглашаются поехать туда на некоторое время, чтобы дать мужу, Бену Дрейку, отдохнуть от шума светской жизни) и New York (Бен стремится уехать в этот город от излишне гостеприимных хозяев). Своеобразная триада пропозиции места – Atlantic City – Lansdowne – New York – выходит за рамки денотативного пространства текста, она коррелирует с названием рассказа, переводя читателя в концептуальное пространство текста. Очевидной становится прагматика рассказа – юмористически обыгранная ассоциация реалии Зал Независимости (Liberty Hall): то, что казалось героям свободой (пребывание в гостях у четы Трейер), оказалось навязчивым ограничением малейших ее проявлений.

Таким образом, структурно-смысловое членение текста напрямую связано с основными параметрами короткого рассказа и, одновременно с этим, отражает авторский замысел.

В качестве основных параметров контекстно-вариативного членения текста приняты формы представления точки зрения автора и точки зрения персонажа, отражающие корреляты категории членимости. Речь автора включает: описание, повествование; речь персонажа - полилог, диалог, монолог, конструкции с прямой речью, конструкции с косвенной речью, несобственно-прямую речь, поток сознания, внутренний монолог, вкрапления с внутренней речью.

Проведенный анализ показал, что в качестве универсальных коррелятов категории членимости текста в плане контекстно-вариа­тивного представления точки зрения автора выступают описание и повествование; в представлении точки зрения персонажа – диалог и конструкции с прямой и косвенной речью.

Выявленные корреляты напрямую соотносятся с жанровыми признаками короткого рассказа. Одним из таких признаков выступает художественное изображение жизненной ситуации через действие, характеры, обстановку (что мы видим во всех текстах), языковая репрезентация которых невозможна без повествования и описания. То, что в качестве представления речи персонажа используется именно диалог, объясняется несколькими причинами: ограниченным числом персонажей, небольшим объемом всего произведения, а также распространением субъективного повествования с элементами недосказанности. Рассказ становится все более лаконичным, ориентированным на умного читателя, не нуждающегося в подсказках (какими могут быть монологи персонажей).

Повествование передает динамику событий, для чего используются глаголы, причем во всех рассказах доминируют глаголы в форме прошедшего времени. Лексико-грамматическим значением именно этой части речи является выражение действия, последовательности и имени действия. Так, в рассказе С.Фицджеральда «Зимние мечты» (“Winter Dreams”) повествование дает развитие событий в динамике: от начала повествования до его концовки проходит 18 лет. Повествовательный ряд представлен следующими глаголами: to come, to move, to borrow, to reach, to take, to arouse, to drop, to lose, to find, to return, to marry, to go away, to go back, to go down, to cry …. Эта цепочка связана с основным персонажем – Декстером Грином, а многие из единиц ряда называют «жизненные вехи» той ситуации влюбленности, которая поглотила 18 лет жизни героя.

Описания состоят, в основном, из статических структур (с глаголом to be и его эквивалентами), выражают бытийность и передают ее наиболее типичные логические отношения. Необходимо отметить, что в большинстве случаев повествование и описание не представлены в текстах в чистом виде, они располагаются всегда по соседству, плавно перетекая одно в другое.

Анализ способов репрезентации чужой речи – речи персонажа – показал, что всем рассказам свойственно использование диалога и конструкций с прямой и косвенной речью. Эти формальные элементы могут рассматриваться как корреляты категории членимости при передаче чужой речи, которые выполняют двоякую функцию. Во-первых, они создают эффект достоверности жизненной ситуации, способствуя созданию целостности впечатления. Во-вторых, наполненные тем или иным содержанием, они значимы для понимания образа героя.

Обратимся к рассказу Дж.Апдайка «Озарение» (“The Lucid Eye in Silver Town”), где диалог в тексте становится средством выражения оценочной позиции одного из героев:

“… But, now that the young invalid is recovered, we can think of a dinner.”

“No, I really appreciate your kindness, Quin, but we must be getting back to the sticks. I have an eight-o’clock meeting I should be at.”

“I’m extremely sorry to hear that. What sort of meeting, Marty”

“A church council.”

“So you’re still doing church work. Well, God bless you for that.” (P.288).

Представленный диалог не только выражает ироническое отношение одного из героев, дядюшки Куина, к духовной деятельности брата, но и создает его речевой портрет, а именно, пренебрежительное отношение к родственникам: он называет племянника не по имени, а дает ему прозвище ‘young invalid’, когда Джею попадает ресница в глаз.

Второй по степени распространенности в текстах формой передачи речи персонажей выступает использование конструкций с прямой речью – они превышают число конструкций с косвенной речью в 90% рассказов.

Необходимо подчеркнуть, что все универсальные корреляты уровня контекстно-вариативного членения текста взаимосвязаны и взаимообусловлены. Переплетаясь, они дополняют друг друга и имплицитно раскрывают содержательно-концептуальную информацию.

Членимость текста подразумевает связность его элементов: читатель воспринимает текст как языковые знаки, специфическим образом взаимодействующие между собой. Являясь одной из основных категорий текста, связность имеет двойственную природу: она синтагматична, так как выражается сочетанием слов, предложений, фрагментов текста; с другой стороны – она обусловлена замыслом автора, прагматична. Внутритекстовые связи проявляются в виде логико-семанти­ческих, грамматических, прагматических связей, соответствующих уровням семантики, грамматики и прагматики текста.

Все разновидности логико-семантических связей построены на повторе информации, осуществляемом на разных участках текстового пространства, в различном объеме и различными лексическими средствами. Анализ показал, что во всех без исключения рассказах отмечены такие разновидности логико-семантических связей, как полный тождественный повтор, частичный лексико-семантический повтор, тематический повтор, синонимический и антонимический повтор, дейктический повтор, а также союзная/бессоюзная связь слов в предложении.

Повтор, таким образом, рассматривается нами как универсальный формальный коррелят категории связности на уровне семантики текста, обеспечивающий целостность впечатления короткого рассказа как типа текста за счет максимальной концентрации языковых средств. Однако, удельный вес того или иного вида повтора, его прагматическая функция отличаются в разных контекстах, отражая особенности идиостиля автора.

В частности, пример частичного лексико-семантического повтора, осуществляемого словами sojourn, sojourner; love, lovely, loveliness; necessary, necessities находим в рассказе К.Маккалерс «Скиталец» (“The Sojourner”). Главный герой этого произведения понимает, что жизнь проходит мимо, что он не сумел удержать своего счастья, которое было кратким, таким же, как и его пребывание в гостях у первой жены. Концептуальное звучание приобретает слово “sojourner”, вынесенное в заглавие и занимающее сильную позицию в тексте.

Как показал анализ материала, универсальными формальными коррелятами грамматической связности являются согласование грамматической семантики глаголов (формы Past Simple, Past Perfect, Future-in-the-Past), неполные синтаксические конструкции, параллельные конструкции.

Выявлена четкая связь между типом контекстно-вариативного членения текста и типом грамматической связи, преобладающей в нем. В рассказах повествовательного характера в авторской речи преобладают глаголы в форме Past Simple, основная функция которых – развертывание событийных пропозиций, составляющих денотативное пространство текста. Формы Past Perfect, которые встречаются реже, значимы как для денотативно-событийного, так и для концептуально-авторского пространства текста. Конструкции с косвенной речью не обходятся без форм Future-in-the Past, сфокусированных на событиях в будущем.

Выступая в качестве формальных коррелятов категории связности, повтор, неполные синтаксические конструкции и параллельные конструкции вносят свой вклад в создание ритмического звучания текста. Они служат обязательным «наполнителем» таких отвечающих за ритмическую динамику текста структурных форм, как предложение, абзац, ССЦ, объединяя их в единое целое.

Представленные формальные корреляты и ритм как результат их взаимодействия важны для понимания текста читателем. Понимание текста как познание его смысла начинается с его восприятия. На этом уровне первостепенное значение получает метасемиотика абзаца: архитектоника текста способствует образованию у читателя денотативной структуры этого текста, без которой невозможно движение дальше, к глубинным структурам концепта и подтекста. Уровень постижения концепта, заложенного автором, базируется на вычленении содержательно-концептуальной информации, носителем которой является ССЦ. Совокупность ССЦ как «смысловых пучков» текста позволяет читателю приблизиться к постижению того смысла, который вложен в текст.

Выделенные нами формы контекстно-вариативного членения, заключенные в рамки ССЦ, также играют свою роль в ликвидации «проблемных зон» при чтении текста. Умение дифференцировать описание и повествование, диалог и полилог, конструкции с прямой и косвенной речью, а также умение ответить на вопрос, почему именно эти формальные элементы употреблены автором, составляют необходимое условие формирования собственно лингвистической стратегии в постижении текстовой информации: структура рассматривается как набор знаковых подсказок в понимании смысла.

В третьей главе «Прагматика текста короткого рассказа», включающей в себя три параграфа, текст исследуется с учетом авторской интенции, существенной для его порождения и восприятия и опирающейся на экстралингвистические параметры.

Прагматика текста короткого рассказа трактуется нами как один из аспектов цельности текста. Становлению цельности текста способствует его связность как структурное свойство текста, однако связность не является определяющим компонентом цельности. В основе цельности текста лежит ситуативность, соотнесенность с ситуацией, конкретной или абстрактной, реальной или воображаемой.

Прагматический аспект описывает отношение знака к интерпретатору, в качестве которого могут выступать как автор текста, так и его читатель. Являясь источником информации, автор «заряжает» свой текст определенной прагматической установкой, которая, в случае успешной реализации, ведет к тому, что получатель этой эстетической информации верно расшифровывает эту установку и открывает для себя тот смысл, который представлен метасемиотикой содержания и формы.

Совмещение «картин мира» автора и читателя, выступающее необходимым условием понимания текста в его цельности (понятие гештальта), предопределило наше обращение к категории интертекстуальности. Изучение вопроса о содержании, статусе, формах и средствах выражения этой текстовой категории позволило, в частности, сформулировать положение о том, что различные формы и типы интертекстуальности имеют свои сигналы, которые весьма разнообразны и мобилизуют интертекстуальную активность тогда, когда читатель не может разрешить языковую аномалию только на уровне системы самих языковых моделей.

Все виды интертекстуальности были проанализированы в двух типах текстообразующих связей – ассоциативных и образно-стилистических. Результаты исследования позволили прийти к следующим выводам.

Ассоциативные связи, раскрывающие, преимущественно, денотативное пространство текста, представлены топонимами, присутствующими во всех без исключения рассказах. Это позволило нам выделить топонимы как универсальный формальный коррелят внутренней интертекстуальности в тексте короткого рассказа, соотносимый с его жанровой характеристикой – целостностью художественного вос­произведения среды обитания героя, что подразумевает описание географических объектов, соотносимых с этой средой.

Например, в рассказе В.Сарояна «Жила была девушка в Перте» (“There was a Young Lady of Perth”) топонимы San Benito Avenue, M Street, Ventura Avenue, Fresno сужают мир до мира героя-подростка, в жизни которого все важные события связаны с небольшим городком Fresno и его улицами.

Проявлением идиостиля автора являются культурологические ассоциации, представленные в 80% рассказов. Так, рисуя своего героя романтической натурой, С.Льюис, автор рассказа «Вирга Вэй и Алан Сидр» (“Virga Vay and Allan Cedar”), наделяет его любовью к чтению. В тексте присутствуют имена известных поэтов и писателей: Robert Frost, Lindsay, Wallace Stevens, Jeffers.

Отмеченная вариантность культурологических ассоциаций создает «проблемные зоны» в понимании текста, ликвидация которых требует нахождения читателем нужной референции в своей «картине мира».

Образно-стилистические связи, присущие всем рассказам, неразрывно связаны с ассоциативными. Наполнение и разнообразие этих связей определяются в каждом отдельном случае идиостилем автора и не могут быть сведены к характеристике общего характера, что не позволило нам выделить универсальный формальный коррелят категории интертекстуальности при реализации образно-стилистических связей. С другой стороны, сам факт их наличия может расцениваться как константная характеристика текста короткого рассказа, общий сигнал их горизонтальной интертекстуальности.

Рассмотренные экстралингвистические параметры и средства их языкового выражения чрезвычайно важны для понимания текста. Глубина осмысления содержания текста напрямую зависит от культурной компетенции читателя, поскольку прагматические связи играют ключевую роль в развертывании основных мотивов произведения, актуализируют скрытые смыслы. Сложное переплетение логико-семантических и образных связей позволяет читателю проникнуть в подтекст. Интерпретация текста происходит в общем контексте познавательной и оценочной деятельности человека.

В заключении подводится общий итог исследования и намечаются его перспективы. Показанная в ходе исследования прямая сопряженность выявленных формальных коррелятов с жанровыми параметрами короткого рассказа представлена в таблице (см. ниже).

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»