WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Обобщение существующих подходов к изучению текста позволило заключить, что они дифференцируются в зависимости от того, какой из аспектов текстовой деятельности является непосредственным объектом исследования. Релевантным для настоящей работы представляется антропоцентрический подход [Арнольд 1981, Сосновская 1974, Кухаренко 1979, Бабенко 2004], реализуемый в своей коммуникативно-прагматической направленности. Текст рассматривается как процесс взаимодействия автора и реципиента, как речевой акт, имеющий своей целью определенным образом (с помощью тех или иных речевых средств) воздействовать на реципиента.

Далее отмечается необходимость комплексного подхода к изучению текста, при котором учитываются его характеристики как сложного знака, равно как и собственно лингвистические и экстралингвистические параметры.

Принимая во внимание цель исследования, в качестве рабочего нами принимается узкое определение текста, данное И.Р.Галь­периным. Подобная трактовка позволяет уточнить понятие «текст» за счет конкретизации его дифференциальных признаков и текстообразующих категорий. Такие признаки текста, как его тематическое, коммуникативное и структурное единство сопряжены с основными текстовыми категориями – информативности, членимости и связности (цельности), интертекстуальности и авторской интенциональности.

Рассматривая, далее, особенности художественного текста, в работе акцентируется положение о том, что в этом типе текста структура является результатом творческого акта и сама выступает как носитель определенной информации [Лотман 1970]. Любые формальные элементы текста могут обладать силой эмоционального воздействия на читателя.

Среди основных характеристик текста как произведения художественного творчества выделяется субъективно-объективная обусловленность структуры текста замыслом автора и закономерностями жанра, что предопределяет наше обращение к жанровым характеристикам короткого рассказа.

Проблема определения жанра достаточно полно изучена в отечественной и зарубежной лингвистике (М.М. Бахтин, И.Р.Гальперин, Р.А.Будагов, И.В.Арнольд, О.П.Брандес, Н.М.Разинкина, И.А.Вино­градов, М.Н.Кожина, Н.А.Николина, J.F.Petfi, M.J.Swales). Однако, в зависимости от исходных параметров, дифференцируются различные виды жанров. Изучив жанровые характеристики короткого рассказа, представленные в работах И.А.Виноградова, К.И.Шпетного, Р.И.Ену­кидзе, В.П.Скобелева, Н.А.Шехтмана, выделяем следующие основные параметры короткого рассказа как типа текста:

– целостное художественное воспроизведение жизни с помощью совокупности таких средств, как тема, характеры, действие, содержащее конфликт, обстановка и стиль;

– преимущественно изображение одного эпизода с ограниченным числом персонажей, что отражает метонимический принцип в формировании содержательно-тематической стороны текста (часть представляет целое);

– малый объем, заставляющий автора структурно и композиционно концентрировать выразительно-изобрази­тель­ные средства языка;

– единство, целостность впечатления.

Основываясь на этих характеристиках, мы предполагаем, что в тексте короткого рассказа на уровне развертывании семантического пространства и, далее, при определении его концепта как заложенного автором глубинного смысла, существуют некие обязательные связи, реализации языковых средств и импликации, обусловленные жанровыми характеристиками короткого рассказа и не связанные с идиостилем автора. Именно эти связи и реализации языковых средств релевантны в аспекте понимания текста.

Понимание текста рассматривается в работе как процесс индивидуального познания этого текста читателем. В ходе описания того, как соотносятся процесс познания и проблема понимания текста, во втором параграфе главы мы обратились к понятиям философии, семиотики, психологии (познание, сознание, знак, значение, смысл), которые, далее, получили формулировку в собственно лингвистическом плане. Понятие «значение» сопряжено в работе с текстом и трактуется как его содержание – ментальное образование, моделирующее фрагмент действительности, тогда как смысл текста неотделим от его концепта как свернутой смысловой структуры, выражающей интенцию автора. Процесс понимания художественного текста представлен в виде модели «автор – текст – читатель – язык – действительность», чем подчеркивается антропоцентризм подхода к этому явлению.

Рассматривая язык с точки зрения его участия в познавательной деятельности человека, когнитивная лингвистика позволяет представить процесс понимания художественного текста в виде определенных ступеней: восприятия (образования в сознании читателя денотативной структуры текста), понимания (постижения концепта текста) и интерпретации (проникновения в подтекст как приращенный смысл текста), на каждой из которых происходит ликвидация трудностей, «проблемных зон» читателем [Лукин 1999, Шехтман 2005]. Если трактовать восприятие текста как коммуникативный акт, то в нем можно выделить пять проблемных участков – «проблемных зон»: языковые средства, использованные автором; коммуникативная направленность текста; логическое строение текста; смысловое строение текста; концепт текста [Красных 2003].

Изучение механизма постепенного понимания текста как познания его смысла возможно на основе исследования и описания основных текстовых категорий, сопряженных с названными выше фазами. Такими категориями являются информативность, членимость и связность, интертекстуальность и авторская интенциональность.

Прежде всего, понимание (способность постичь смысл) можно представить как процесс аналитического и синтезирующего познания. Расчленяя целое на части, субъект познает действительность, однако для полного понимания необходим и обратный процесс – воссоздание осмысленного целого из частей. Аналогичный процесс имеет место при понимании текста, что проявляется в реализации категорий членимости и связности. Понимание поверхностной, содержательной структуры текста оказывается невозможным без структурно-смысло­вого членения текста [Бабенко 2004]. С другой стороны, для читателя текст – это совокупность тематически обусловленных смыслов, своеобразных «смысловых пучков», составляющих целое. Отсюда, понимание как анализ и синтез текстового материала предполагает обращение к категории информативности, в первую очередь запрограммированной на передачу фактуальной информации.

Языковые средства передачи информации наталкиваются на определенные смыслы, важные для более глубокого проникновения в замысел автора, но этого оказывается не вполне достаточно. Выявление признаков концепта как многокомпонентной ментальной сущности, включающей в себя поле знаний, представлений, понятий, ассоциаций, опирается на опыт читателя.

«Развертывание» концепта художественного текста базируется, также, на категории интертекстуальности, которая отражает процесс непрерывного взаимодействия текстов как в вертикальном плане, то есть в общей цепи мировой культуры, хранящей опыт многих поколений, так и в горизонтальном, под которым понимается отношение «автор – текст – адресат (читатель)» [Арнольд 1997].

Глубина восприятия текста предопределяется целым рядом факторов, среди которых – единство общего знания (опыта, аккумулируемого в ценностях культуры социума) и индивидуального знания (опыта, накопленного читателем), то есть значимой выступает картина мира читателя. Выражая мировоззрение человека, картина мира варьируется благодаря пространству, времени и социальной принадлежности индивидов [Шехтман 2005]. Именно в совпадении/несовпадении мировоззрений автора и читателя мы усматриваем причину полного/неполного понимания воспринимаемого текста.

Во второй главе работы «Структурная организация текста короткого рассказа», состоящей из трех параграфов, представлены закономерности и особенности реализации категорий членимости и связности, выявленные в результате анализа текстов коротких рассказов. Нами были определены формальные корреляты этих категорий, релевантные как для построения семантического пространства текста, так и для понимания текста читателем.

Первым этапом исследования явился анализ трех видов членения текста: объемно-прагматического, структурно-смыслового и контекстно-вариативного. На втором этапе исследования выявляются и анализируются средства связности текста, обеспечивающие его целостность.

Анализ обеих категорий – членимости и связности – опирается на их формальные корреляты. Понятие «коррелят категории» базируется в нашей трактовке на понятии универсальности формального признака как обязательно присутствующего во всех без исключения рассказах и напрямую сопряженного с параметрами короткого рассказа как типа текста. Поскольку универсальность формального признака не отрицает особенностей его проявления в текстах различных авторов, в исследовании формальных коррелятов категорий членимости и связности мы обращаемся к анализу как общего, так и особенного (отражающего идиостиль автора) в структурной организации текстов.

В качестве основного вывода, отражающего особенности объемно-прагматического членения, возможно построение модели поверхностной структуры среднестатистического рассказа как матрицы его формальных коррелятов:

– количество страниц в тексте = 16 (наибольший объем = 37, наименьший = 7);

– количество абзацев в тексте = 64 (наибольшее количество = 165, наименьшее = 23);

– количество абзацев на одну страницу текста = 4 (наибольшее количество = 7, наименьшее = 1);

– количество единиц в тексте = 3995 (наибольшее количество = 9101, наименьшее = 1819);

– количество единиц в абзаце = 62 (наибольшее количество = 225, наименьшее = 36);

– количество строк в абзаце = 7 (наибольшее количество = 22, наименьшее = 3).

Очевидно, что выявленные формальные признаки четко соотносятся с таким жанровым свойством короткого рассказа, как малый объем.

Анализ также показал, что в соответствии с признаком цельности художественного воспроизведения жизненной ситуации в коротком рассказе присутствуют все традиционные элементы композиции. Матрица структурно-композиционного строения среднестатистического текста этого жанра выглядит следующим образом:

– экспозиция = 12 абзацев (наибольшее количество = 29, наименьшее = 1);

– завязка = 3 абзаца (наибольшее количество = 7, наименьшее = 1);

– развитие действия = 43 абзаца (наибольшее количество = 126, наименьшее = 8);

– кульминация = 2 абзаца (наибольшее количество = 4, наименьшее = 1);

– развязка = 5 абзацев (наибольшее количество = 22, наименьшее = 1).

Наполнение матрицы композиционно-формальных коррелятов категории членимости индивидуально для каждого из авторов рассказов. Например, наибольшая протяженность абзаца (434 единицы), зафиксированная в рассказе М.Маккарти «Жестокое, варварское обращение» (“Cruel and Barbarous Treatment”), не является случайной. Этот рассказ представляет описание душевного состояния молодой женщины на грани развода. Длина абзацев подчинена внутреннему ритму текста – неторопливому и детальному изложению переживаний героини по поводу того, насколько несправедливо, по ее мнению, судьба обошлась с ней, лишив приятного положения страдающей женщины на грани развода (“being a potential divorcee was deeply pleasurable …” P.226) и ничего не предоставив взамен.

Таким образом, объемно-прагматическое членение текста не является произвольным. С одной стороны, оно подчинено основным параметрам жанра короткого рассказа и в определенной мере отражает их; с другой стороны, оно обусловлено замыслом автора.

Формальные корреляты объемно-прагматического членения текста, из которых универсальным является абзац, напрямую связаны с композиционными характеристиками короткого рассказа и уже в этом обретают свое неповторимое метасемиотическое звучание.

В основе структурно-смыслового членения лежит внутреннее содержательное и структурно-смысловое устройство сложного синтаксического целого (ССЦ). Параметрами этого типа членения текста, соотносимыми со структурно-содержательными коррелятами членимости, выступают: количество ССЦ в рассказе; средний объем ССЦ (количество абзацев, строк, предложений); объем предложения (количество слов); представленный в ССЦ тип ситуации, развертывающий денотативное пространство текста.

Результаты структурно-смыслового членения текста, как и результаты его объемно-прагматического членения, показывают единство индивидуально-авторского и общего для короткого рассказа как типа текста.

Универсальным коррелятом категории членимости на уровне структурно-смыслового членения является ССЦ. Как правило, границы ССЦ и абзацев не совпадают: меньшее число ССЦ объясняется метонимическим принципом в формировании содержательно-темати­ческой стороны текста, где одно событие из жизни героя может представить его жизненную позицию в целом, а единичное описание наводить на мысль о характеристике общего плана.

Основной функцией ССЦ является развертывание денотативного пространства текста, представленного тремя типами ситуаций – событийным, временным и пространственным. Внутри каждого из типов выделяются отдельные пропозиции, взаимодействующие и дополняющие друг друга.

В центре сюжетной линии как основного компонента развертывания денотативного пространства текста находятся максимум два главных героя (иногда один); семантическое пространство текста отражает одно важное событие из жизни героев (героя, героини) или его переживание. Введение второстепенных героев, а также заключение действия в определенные временные и пространственные рамки способствуют разрешению конфликта и реализации авторского замысла. Названные особенности развертывания денотативного пространства текста коррелируют с принципом метонимического представления действительности, свойственным короткому рассказу как жанру.

Метасемиотика ССЦ релевантна также при передаче концептуального содержания, реализующего прагматическую установку текста. В ССЦ отражены принципы авторского отбора языковых средств, через призму которых читатель воспринимает ССЦ – своеобразные смысловые блоки текста, которые помогают ему правильно понять акценты, расставленные автором.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»