WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Глава IV. «Седельные комплексы народов Южной Сибири и Центральной Азии в конце XIX начале XX вв.» посвящена анализу преимущественно музейных коллекций, большая часть которых не опубликована. Материал сгруппирован отдельно по каждому из следующих народов: алтайцы, хакасы, тувинцы, якуты, буряты, киргизы, казахи.

С конца XIX в. в столичных центрах активизируется интерес к традиционной культуре аборигенных народов, расширяются этнографические исследования и интенсивно пополняются музейные коллекции. Наиболее широко представлены предметы, составляющие седельный набор, особенно свадебный. По вполне понятным причинам, этнографический комплекс конского снаряжения представлен значительно полнее, чем археологический, что делает возможным более детальный и углубленный его анализ

На рубеже XIX-XX вв. в среде кочевников верховой конь оставался основным средством передвижения, и комплекс снаряжения коня являлся достаточно устойчивым компонентом традиционной культуры. Он, например, был обязательной составной частью приданого невесты. Именно свадебный конский убор представляет особое значение для изучения конского снаряжения, т.к. предметы, связанные с праздничной и обрядовой сторонами жизни, обладают определенной консервативностью, что во многом расширяет возможности изучения истории развития этого комплекса предметов и разработки его типологии.

Анализ седельных комплексов Южной Сибири и Центральной Азии рубежа XIX-XX вв. позволяет констатировать единство рассматриваемого региона на уровне типа седла и разнообразие подтипов и вариантов, а также разнообразие уздечных и седельных наборов.

У всех рассмотренных народов Южной Сибири бытовал один тип седла, который условно можно назвать южносибирским. Он состоял из 4 основных частей: двух полок и двух полукруглых (без выделенной в излучине головки) лук. По элементам конструкции, пропорциям ленчика и форме передней луки выделяются подтипы, специфичные у каждого народа, а также варианты внутри них: алтайский подтип 2 варианта; тувинский 2; хакасский 2; якутский 2; бурятский 5. Значительно более вариативны седла казахов и киргизов, где кроме седел южносибирского типа бытуют седла сартовского (андижанского), состоящего из более, чем 30 деталей, и переходных типов.

Также вариативны седельные наборы, которые значительно труднее поддаются чисто морфологической типологии, но в целом составляют единый комплекс с каждым из подтипов седел, т.е. имеют четкие этномаркирующие признаки: состав (наличие/отсутствие покрышек на круп, седельных ремней, тебеньков), форма (длинный или короткий чепрак), стиль и технология декора. Иными словами, традиционный седельный комплекс каждого народа настолько характерен, что его легко отличить от седельных комплексов других народов.

Значительно менее разнообразны уздечные комплексы. Возможно, это связано с более длительной эволюцией узды по сравнению с эволюцией верхового седла. Можно выделить всего два типа уздечек:

  1. конструкция из широких, как правило, двухслойных ремней, чаще всего полностью покрытых металлическими украшениями;
  2. конструкция из узких двойных ремней, укрепленных металлическими обоймами и бляшками лишь в местах соединения частей.

Также следует отметить повсеместное (и, вероятно, вневременное) бытование более дешевого варианта плетеная из подручного материала (конский волос, синтетическая веревка), ничем не украшенная уздечка. У выделенных типов уздечек этномаркирующим признаком является стиль декора (форма, технология изготовления и орнаментации бляшек), который и представляет исследовательский интерес.

В целом комплекты конского снаряжения кочевников Южной Сибири и Центральной Азии позволяют выделить три крупных культурных ареала: северный, южный и западный. Следует сразу же оговориться, что маркирующие эти ареалы признаки имеют не абсолютный, а преобладающий характер и «работают» только в комплексе.

Северный ареал (хакасы, прибайкальские буряты и якуты) характеризуют:

  • довольно массивное седло с длиной полок до 60 см;
  • расположение путлищного отверстия в передней части ленчика;
  • сравнительно длинный чепрак;
  • наличие тебеньков (кроме якутов);
  • наличие покрышки на круп коня (кроме бурят);
  • значительный процент седельных наборов, изготовленных из ткани;
  • наличие украшения на женском, особенно парадном, седле (кроме якутов) татор у хакасов и аг-табша у бурят.

Западный ареал (алтайцы, а также казахи и киргизы) характеризуют:

  • средних размеров седло с длиной полок около 50 см, преимущественно широкими округлыми луками и почти обязательной щелью ленчика;
  • расположение путлищного отверстия в передней части ленчика;
  • короткий чепрак;
  • отсутствие тебеньков;
  • кожаный седельный комплект;
  • наличие покрывала на женском, особенно парадном, седле.

Северный и западный ареал объединяют:

  • широкие кожаные уздечные и седельные ремни;
  • стиль декора, при котором металл полностью покрывает украшаемую поверхность лицевую часть луки седла, уздечный и седельный ремень.

Южный ареал (тувинцы, забайкальские буряты, частично теленгиты Восточного Алтая) характеризуют:

  • небольшое седло с длиной полок около 45 см, редко до 50 см, подтреугольными луками и смыкающимися вплотную верхними краями полок (без щели ленчика);
  • расположение путлищного отверстия в средней части ленчика;
  • длинный чепрак;
  • обязательные тебеньки;
  • исключительно кожаный седельный комплект;
  • узкие двойные уздечные и седельные ремни;
  • стиль декора, при котором металл покрывает только часть украшаемой поверхности.

Северный и западный ареалы имеют между собой больше сходства, чем оба они с южным ареалом. Указанные различия касаются не только комплекса конского снаряжения, а проявляются также и в других сторонах материальной культуры рассматриваемых народов.

В Заключении подводятся основные итоги проведенного исследования. Комплекс конского снаряжения, сложившийся в среде кочевников Сибири и Центральной Азии к концу XIX началу XX вв. яркое и самобытное культурное явление. Он представляет собой совокупность элементов, анализ которых позволяет частично проследить их генезис и эволюцию, а также выделить ареалы его бытования.

В третьей главе было показано, что к середине II тыс. сложилось три основных комплекса конского снаряжения: северный, генетически восходящий к массивному «когурёсскому» седлу с длинным чепраком; западный, имеющий корни в пазырыкской культуре, включающий в себя менее массивное древнетюркское седло и короткий чепрак; южный, связанный своим происхождением с ранними монголами, характеризующийся небольшим седлом с подтреугольными луками и, скорее всего, длинным чепраком с тебеньками.

Те же самые ареалы, хотя и в несколько иных очертаниях и с большей вариативностью форм различных элементов внутри каждого из них, сохранились на рассматриваемой территории в XIX – начале XX в.

Напомним, что в комплексе конского снаряжения кочевников Южной Сибири и Центральной Азии наиболее информативными являются следующие элементы:

  • конструкция седла: форма передней луки, место расположения путлищного отверстия, наличие/отсутствие щели ленчика и живца;
  • декор седла: форма и расположение накладных металлических украшений;
  • конструкция сбруйных ремней: широкие или узкие, цельные или составные;
  • декор сбруйных ремней: полностью покрыты пластинами или оформлены обоймами;
  • состав седельного набора: наличие/отсутствие тебеньков, покрышки на круп, украшений на седло, форма чепрака.

Каждый из указанных элементов в отдельности не является этноопределяющим признаком. В то же время их сочетание в комплексе представляет собой один из наиболее ярких показателей этнической культуры каждого из рассматриваемых народов. Анализ конского убора того или иного народа позволяет уже на этнографическом материале выявить три культурных ареала: северный (хакасы, якуты, прибайкальские, частично забайкальские буряты), западный (алтайцы, казахи, киргизы) и южный (тувинцы, часть забайкальских бурят, монголы).

Таким образом, исследование снаряжения верхового коня у кочевников Сибири и Центральной Азии на историческом этапе от середины I тыс. н.э., когда появляется седло с деревянной основой, и до конца XIX в., когда конский убор достигает своего полного оформления, позволяет выявить две основные тенденции в его развитии. С одной стороны, достаточно четко проявляется генеральная линия эволюции всех элементов комплекса, а с другой наблюдается удивительная устойчивость этнокультурных связей и, в определенной степени, постоянная направленность этногенетических процессов в среде населения трех культурно-экологических ниш этой части Евразии. Последнее представляет особый интерес с точки зрения этнической истории народов данного региона.

Северный комплекс, бытовавший в культуре хакасов, якутов, предбайкальских и частично забайкальских бурят, достаточно четко увязывается с общим характером этнических процессов, протекавших на территории их расселения в эпоху средневековья. Ранняя этническая история населения Бурятии и Якутии, связанная с тюркоязычными курыканами одними из предков, как якутов, так и бурят, неоднократно становилась предметом специального исследования и в общих чертах может считаться решенной. Известно, что в IX-XIII вв. в Южной Сибири существовал Древнехакасский (Кыргызский) каганат, в состав которого в разное время входили территории Минусинской котловины, Тувы, северо-западной Монголии, на востоке частично территория Предбайкалья. Таким образом, выявленное на уровне комплексов конского снаряжения единство северного ареала генетически восходит к эпохе раннего средневековья.

Что же касается присутствия северного комплекса в XIX в. Забайкалье, то этот факт не имеет отношения к генезису самого комплекса т.к. связан с хорошо известным по многим источникам переселением части предбайкальских бурят в Забайкалье на протяжении конца XVII XIX вв.

Этнические процессы, происходившие в ареале бытования западного комплекса конского снаряжения связаны с государством кимаков (в IX-XI вв.) и ставших их наследниками кыпчаков (в XI-XIII вв.). В послемонгольское время территория Алтая, как восточная периферия находилась в зоне влияния Ногайской орды и Узбекского ханства (XV-XVII вв.), что определяло тесные культурные контакты между этническими группами, вошедшими позднее в состав алтайцев, казахов и киргизов.

Формирование южного комплекса происходило под сильным влиянием монголов. Территория Забайкалья практически до конца XVII в. была заселена различными группами монголоязычного населения, которое в последующие столетия вошло в состав бурятского народа. Тува в течение нескольких столетий, особенно в XVI первой половине XVIII в. входила в состав монгольских государств Алтын-ханов, а позднее Джунгарского ханства, что не могло не отразиться на характере конского убора.

Таким образом, снаряжение верхового коня скотоводческих народов Сибири и Центральной Азии является не только одним из основополагающих маркеров этнической культуры и материалом для изучения социальной организации общества, но и полноценным источником по этнической истории региона.

Диссертация содержит Приложения.

В Приложении I собран иллюстративный материал (рисунки и фотографии).

В Приложении II приведены глоссарий и схемы основных элементов комплекса конского снаряжения (седла, уздечки, седельного набора) с указанием их составных частей и принципов измерения размеров. Необходимость такого свода определяется с одной стороны сложностью и вариативностью самого комплекса, а с другой стороны наблюдаемой в научной литературе неразработанностью терминологии для подробного и точного описания каждого элемента.

В Приложении III сведены термины, обозначающие элементы конского снаряжения в языках рассматриваемых народов: алтайцев, тувинцев, хакасов, якутов, бурят, киргизов, казахов и башкир.

Приложение IV представляет собой каталог археологических памятников, упоминаемых в основном тексте диссертации. Здесь приведены сведения о местонахождении, исследовании, публикации памятника, контекст находок, датировки, а также интерпретация автора раскопок.

По теме диссертации опубликованы следующие работы.

Статья в журнале, рекомендованном ВАК для публикации результатов диссертационных работ:

  1. Ткаченко И.Д. Основные этапы изменения конструкции седла у кочевников Евразии // Вестник молодых ученых. Серия: исторические науки. СПб: СПбНЦ РАН, 2006, № 3. С. 96-106

Публикации в других научных изданиях:

  1. Ткаченко И.Д. К вопросу о тюрко-кавказских элементах в материальной культуре калмыков (по предметам убранства верхового коня в собрании РЭМ) // История и культура монгольских народов. Источники и традиции. – Элиста: КИГИ, 1999. С. 114-115
  2. Ткаченко И.Д. Принципы формализации описания снаряжения верхового коня (на тувинском, алтайском, хакасском материале из собрания РЭМ). // Исторические источники Евроазиатских и североафриканских цивилизаций: компьютерные подходы. – М.: ИВ РАН, 2001. С. 31-32
  3. Ткаченко И.Д. К атрибуции калмыцких конских верховых седел из собрания РЭМ. // Музей. Традиции. Этничность. Тезисы докладов конференции, посвященной 100-летию РЭМ. – СПб-Кишинев: Nestor-Historia, 2002. С. 132-136
  4. Ткаченко И.Д. Упряжь и сбруя. //Система научного описания музейного предмета. Классификация. Методика. Терминология. Справочник. – СПб: Арт-Люкс, 2003. С. 93-122
  5. Ткаченко И.Д. Тувинские коллекции Ф.Я. Кона в собрании Российского этнографического музея. // Культурное наследие народов Сибири и Севера. Материалы V Сибирских чтений. Ч. 1. СПб: МАЭ РАН, 2004. С. 19-23
  6. Ткаченко И.Д. К атрибуции верховых седел хакасов в этнографических музеях Санкт-Петербурга (по коллекциям РЭМ и МАЭ РАН) // Культурное наследие народов Сибири и Севера: VI Сибирские чтения. СПб: МАЭ РАН, 2005. С. 64-68
  7. Ткаченко И.Д. О якутско-хакасских этнокультурных связях (на материале снаряжения верхового коня) // VI Конгресс этнографов и антропологов России. – СПб: МАЭ РАН, 2005. С. 73-74
  8. Ткаченко И.Д., Игнатьева О.П. Из истории развития конского верхового седла на Алтае // Алтай Россия. Через века в будущее. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 250-летию вхождения Алтая в состав Российского государства (16-19 мая 2006 г.). Т. I. Горно-Алтайск: ГАГУ, 2006. С. 78-80.
  9. Ткаченко И.Д. Снаряжение коня в традиционной культуре алтайцев.
    Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»