WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

3. Очевидно, строение модели, в частности, первичной модели, связанно с преобладающим типом мышления. Так, профили оценок студентов из обеих групп сглажены, что свидетельствует о не выраженности первичной оценки, не использовании первичной модели (данные сопоставления профилей средних 1 из 12 и 2 из 12 шкал с выраженностью оценки). Можно предположить, что, поскольку, основная выполняемая ими деятельность требует задействования преимущественно теоретического мышления, они используют привычный способ и при решении экспериментального задания, решают его эмоционально не включаясь в ситуацию, без изначального жесткого эталона оценки.

4. На уровне общих значений опытные субъекты отличаются от неопытных меньшим уровнем эмоциональной насыщенности высказываний (данные о меньшей выраженности негативных эмоциональных оценок по шкалам СД и данные качественного анализа протоколов свободного описания).

5. У профессионально опытных структура модели более упорядочена (более высокий индекс согласованности 0,81 к 0,62 для непрофессионалов, различия значимы по критерию хи-квадрат, в структуре выделяются интегрирующие элементы).

6. «Профессионалы» с большей вероятностью обращают внимание на качества партнера, характеризующие его поведенческие особенности, определяющие его как участника ситуации. «Непрофессионалы» в первую очередь высказывают эмоционально-оценочные суждения (данные качественного анализа протоколов свободного описания, беседы).

7. «Профессионалы» легче вербализуют свои модели (тот же источник данных).

8. Фактор опыта оказывает влияние на особенности актуализации модели. Опытные субъекты быстрее и более дифференцированно корректируют свои модели в связи с вновь поступающей информацией.

Во втором параграфе «Базовый слой. Компонент оценки в структуре ментальной модели» анализируются особенности строения и функционирования слоев модели. Подробно рассматривается роль базового слоя модели. Получены следующие данные.

1. Значимую роль в изменении видения явления играет общая эмоционально окрашенная оценка наличия или отсутствия такого изменения и знак такой эмоциональной оценки. Особенно данный феномен заметен на примере изменения своего видения партнера по взаимодействию. Об этом свидетельствуют данные о наибольшем изменении по сравнению с другими компонентами факторных весов для блоков позитивной и негативной эмоциональных оценок при добавлении информации о партнере или ситуации в серии 3, а также результаты сравнения оценок партнера и ситуации до и после развернутого предъявления информации о ситуации взаимодействия. Для считающих, что изменений не наблюдается, нет значимого изменения шкальных оценок (отсутствие значимых различий по t-критерию Стьюдента), у решивших, что ситуация развивалась хуже, чем они предполагали значимо различаются оценки по 9 из 10 шкал, оценивающие развитие ситуации как более оптимальное, чем прогнозируемое меняют свои оценки по 2 из 10 шкал.

2. Возможна неосознанная или слабо осознанная переоценка явления. Об этих фактах свидетельствует наличие достаточно большого количества шкал, по которым происходит изменение оценки у группы, определившей неизменность своего видения ситуации в целом (5 из 10 значимых изменений оценок по шкалам при оценке ситуации взаимодействия)

3. Оценка несовпадения информации с прогнозом в сторону неблагоприятного развития является наиболее важной для субъекта (наибольшее количество изменений шкальных оценок). Сходные данные (о более важной роли негативной оценки) встречаются в работах Е.Ю. Артемьевой, Канемана и Тверски, П.В. Симонова, Ю.К. Стрелкова и ряда других авторов. Причина этого, очевидно, связана с функционированием инстинкта самосохранения, большим биологическим смыслом такой информации. Подобного мнения придерживается, в частности, В.Е. Субботин.

В третьем параграфе «Слой общих значений. Интермодальность (интеркатегориальность) моделей. Взаимное опосредование элементов моделей» преимущественно рассматривается функционирование моделей на уровне общих значений. На основании экспериментальных данных предполагаются некоторые особенности организации и взаимосвязи элементов внутри целостной модели.

1. Ментальная модель амодальна на уровне базового компонента и интермодальна (интеркатегориальна) на уровне слоя общих значений. Об этом факте свидетельствуют данные кластерного анализа оценок стимульных объектов, заданных различным способом и представляющих сведения о различных качествах партнера и ситуации – объекты, заданные различным способом на основании оценок их испытуемыми, могут объединятся в одну кластерную плеяду.

2. Критерием субъективных классификаций, лежащих в основе моделей партнера и ситуации взаимодействия, в первую очередь, является аффективно окрашенная оценка знакомости и опасности категоризируемого явления, что соответствует гипотезе «первовидения» Е.Ю. Артемьевой. О данном факте свидетельствуют результаты сопоставления профилей средних и СО оценок групп стимульных объектов, выделенных с помощью кластерного анализа. Различия в первую очередь наблюдаются для аффективно окрашенных шкал – «страшный-нестрашный», «злой-добрый», «приятная-неприятная».

3. Модели ситуации и партнера при совместном задействовании взаимно влияют друг на друга. Это подтверждается объединением в ходе кластерного анализа в одну плеяду различных героев, задействованных в одной или сходных ситуациях – не сооответствует полученным данным нулевая гипотеза о том, что наиболее сходно оцениваются одни и те же герои, вне зависимости от ситуации в которой они участвуют. Аналогичные данные получены и для оценки стимульных ситуаций.

4. Модель ситуации и партнера при недостатке информации достраивается за счет привлечения опыта субъекта (моделируемому объекту приписываются качества, прямой информации о наличии или отсутствии которых субъект не имеет), о чем свидетельствуют сходные свойства, приписываемые объектам из одной кластерной плеяды в методике свободных характеристик. Причем, для таких качеств и любой другой ожидаемой информации существует «диапазон приемлемости» или «диапазон ожидания», широта которого, очевидно, определяется рядом не рассматривавшихся нами факторов. Данный факт соотносится с принципом экономии, рассматриваемым Д. Норманом и С. Скрибнер.

В четвертом параграфе «Типы ментальных моделей. Различия между типами» рассматривается проблема типологии ментальной модели. В соответствии с полученными результатами делается ряд предположений об особенностях строения функций и динамики трех выделенных типов ментальных моделей.

1. Константные модели наиболее устойчивы к вновь поступающей информации, при отвержении их изменяются по принципу «все или ничего», изменение сопровождается выраженной аффективной реакцией. Вообще, для константных моделей характерна выраженность аффективного компонента. Это подтверждается данными качественного анализа протоколов, полученных при проведении методик свободной характеристики, свободного описания, беседы, а также выявленным существованием значимости различий (t-критерий Стьюдента) в количестве изменения видения ситуации по мере поступления новой информации между константными и ситуативными и константными и универсальными моделями.

2. Очевидно, типология моделей в некоторой степени отражает картину их развития. Показателем этого является наибольшая опытность и компетентность носителей ситуативных и универсальных моделей (значимые различия в экспертных оценках по соответствующему параметру).

3. Можно предположить, что универсальные и ситуативные модели соотносятся как практические и теоретические обобщения, или как обобщения, использующиеся на ситуативном и надситуативном уровне мышлени, выделяемом М.М. Кашаповым. Константную модель скорее можно отнести к обобщениям мифологическим или житейским (понимая под этим разделением с ситуативной моделью меньшую операциональную ценность, константность). У носителей константной модели наиболее ярко проявляется нерасчлененность видения контекстных, инвариантных и субъективных (соотношение себя с объектом) параметров моделируемого явления, о чем свидетельствует выраженность оценок по соответствующим шкалам.

4. Для константной модели основным является базовый, смысловой уровень, в то время как для универсальной – уровень общих значений. Ситуативная модель по этому параметру, очевидно, ближе к константной.

По результатам работы сформулированы следующие выводы:

1. В структуре ментальной модели существует два слоя (уровня), аналогичных выделяемым для описания структуры образа мира – личностно-смысловой, базовый слой и слой общих значений. Установлено различие в функциях данных слоев: в то время как слой общих значений выполняет чисто когнитивную функцию (построение образа явления), базовый слой задействован и в когнитивных (первичное представление о явлении, первичная оценка явления, отношение к явлению), и в регулятивных процессах (оценивание и контроль). Оценивание явления на уровне базового компонента предшествует, или, в некоторых случаях, замещает (например, в ситуации неопределенности) интерпретацию явления на уровне общих значений.

2. Ментальная модель имеет амодальную и интеркатегориальную природу: на уровне общих значений представления о различных качествах явления взаимосвязаны и взаимоопосредованы, интегрируются они, очевидно, на базовом уровне существования модели. Сведения о наличии одного из качеств могут вести к предположению субъектом о наличии и степени выраженности остальных. Таким образом, модель функционирует по принципу экономии. Соотношение между различными качествами характеризуется структурой, обозначенной нами как «диапазон ожидания»: сведения или гипотеза о наличии и выраженности определенного качества задают гипотезу о наличии и выраженности субъективно связанного с ним качества в более или менее широком диапазоне.

3. Выделяется три основных типа ментальных моделей (константная, ситуативная, универсальная), различающихся по балансу слоев (базовый слой наиболее выражен в структуре константной модели, слой общих значений – в универсальной), особенностям динамики (константные модели наиболее устойчивы к вновь поступающей информации, изменяются по принципу «все или ничего»), погруженностью «субъекта-носителя» в ситуацию («ситуативны» константная и ситуативная, «надситуативна» универсальная), учетом в них контекста ситуации (константная модель не контекстуальна). Данная типология соотносится с рядом типологий мыслительного процесса в целом, и тот или иной тип моделей может рассматриваться как обобщения соответствующего типа. В частности, можно проследить соотношение между выделенными нами типами и выделением обыденного (константные модели), практического (ситуативные) и теоретического (универсальные); мышления, направленного на реализацию (ситуативные и универсальные) и на объяснение (универсальные, константные); эмоционального мышления (константные); ситуативного уровня мышления (ситуативные и, с некоторыми оговорками, константные) и надситуативного уровня (универсальные). В данной типологии также отражаются иерархия эффективности и уровни развития моделей (ситуативные и универсальные модели – более эффективное и более позднее образование).

4. Фактор опытности испытуемого оказывает существенное влияние на строение и функционирование модели. Особенно это касается фактора непосредственного опыта взаимодействия с явлением, влияние которого отчетливо прослеживается на обоих слоях структуры модели. Влияние фактора профессионального опыта наиболее заметно на втором слое модели (уровне общих значений). В целом, можно отметить наличие сформированных первоначальных эталонов («заготовок синтеза»), большую подробность, меньшую аффективную окрашенность и лучшую вербализуемость моделей у опытных испытуемых. Модели опытных субъектов, как правило, относятся к ситуативному и универсальному типам.

В заключении формулируются возможные направления дальнейшего исследования рассматриваемой проблемы и указываются возможные сферы практического внедрения полученных результатов.

Основное содержание диссертации отражено в 10 публикациях:

1. Владимиров И.Ю. Исследование представлений человека о мире. Опыт использования конструкта «ментальная модель» // Проблемы общей и прикладной психологии. Материалы научно-практической конференции «Содружество», Ярославль: изд-во ЯрГУ, 2001. – С. 25 – 28. – 0,18 п.л.

2. Владимиров И.Ю. Исследование структуры опыта человека (ментальных моделей партнера по коммуникативному взаимодействию) на примере представлений о сотрудниках милиции // Научный поиск. Выпуск 2. Ярославль: изд-во ЯрГУ, 2001. – С. 44 – 55. – 0,6 п.л.

3. Владимиров И.Ю. Особенности системы представления субъекта о сотрудниках милиции и влияние на нее произведений масс культуры // Реальный и виртуальный мир нового тысячелетия. Сборник тезисов IV международной конференции студентов, аспирантов, молодых преподавателей. СПб.: изд-во СПбГУ, 2002. – С. 184 – 188. – 0,18 п.л.

4. Владимиров И.Ю. Влияние произведений масс культуры на представления субъекта о сотрудниках милиции // Научный поиск. Выпуск 3. Ярославль: изд-во ЯрГУ, 2002. – С. 218 – 226. – 0,39 п.л.

5. Владимиров И.Ю. Исследование ментальных моделей «другого» на примере представлений о партнере по общению в ситуациях социально-ролевого взаимодействия // Ярославский психологический вестник. Выпуск 8. Москва-Ярославль, 2002. – С. 62 – 65. – 0,4 п.л.

6. Владимиров И.Ю. Методические проблемы исследования ментальных моделей. // Ярославский психологический вестник. Выпуск 9. Москва-Ярославль, 2002. – С. 21 – 25 – 0,4 п.л.

7. Владимиров И.Ю. Ментальная модель как особый тип практического обобщения // Творческое наследие А.В.Брушлинского и О.К.Тихомирова и современная психология мышления, под ред. В.В.Знакова и Т.В.Корниловой, М.: Изд-во ИП РАН 2003. – С. 354 – 356. – 0,11 п.л.

8. Владимиров И.Ю. Влияние профессионального опыта субъекта на сферу обыденных представлений о партнере по взаимодействию // Профессиональное становление специалиста психолога. Материалы всероссийской научной конференции. Карачаевск: Изд-во КЧГУ, 2003. – С. 51 – 54. – 0,13 п.л.

9. Владимиров И.Ю. Особенности ментальной модели как формы практического обобщения // Ежегодник российского психологического общества: материалы 3-го Всероссийского съезда психологов. 25-28 июня 2003г. Т. 2. Спб: изд-во СПбГУ, 2003. – С. 131 – 134. – 0,18 п.л.

10. Владимиров И.Ю. Влияние фактора опыта на строение обобщений // Научный поиск. Выпуск 4. Ярославль: изд-во ЯрГУ, 2003. – С. 4 – 11. – 0,37 п.л.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»