WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В то же время взаимность отношений между субъектами права требует и обратной связи, которая обеспечивается обязанностью государства гарантировать безопасность личности и обществу не только установлением запретов, но и соблюдением их политических границ. Кроме того, указанная обязанность государства основана на праве индивида (личности) требовать от этого государства соблюдения границ его репрессивной власти. Данное обстоятельство вытекает из смысла ч. 2 и 3 ст. 55, а также других статей гл. 2 Конституции РФ. В уголовном законе данные гарантии обеспечиваются не только принципами уголовной ответственности, но и всеми теми положениями УК РФ, которыми определяются условия уголовной ответственности и ее пределы.

Исходя из данного положения, можно сделать вывод, что «общее правоотношение» между субъектами уголовного права определяет объекты уголовно-правовой охраны и, получая отражение в тексте уголовного закона, влияет на структуру его Особенности части.

Взаимные права и обязанности личности и государства как субъектов уголовного права (общего правоотношения) заключаются в следующем:

1) государство имеет право ограничить свободу личности в целях обеспечения безопасности (необходимых и достаточных условий существования) личности, общества и государства, а личность обязана соблюдать эти ограничения;

2) государство обязано гарантировать безопасность личности от преступных посягательств и границы своей репрессивной власти, а личность имеет право на обеспечение ее безопасности, в том числе от репрессивных злоупотреблений власти;

3) государство обязано гарантировать обществу его безопасность от преступных посягательств, общество имеет право на обеспечение его безопасности от преступных посягательств.

Отличительной особенностью статуса общества как субъекта уголовного права является то, что его связь с другими субъектами – односторонняя, так как этому субъекту не свойственны обязанности. Синонимом обязанности в уголовном праве является ответственность, поэтому общество не может выступать ее субъектом.

Третий параграф «Отражение отношений между субъектами уголовного права в Уголовном кодексе РФ» посвящен анализу содержания Общей и Особенной частей УК РФ, а именно закреплению отношений личности, общества и государства в нормах уголовного законодательства.

Право личности, общества и государства на безопасность (защищенность) жизненно важных интересов от преступных посягательств отражено в ст. 2 УК РФ, положениями которой обеспечивается их уголовно-правовая охрана. Соответствующая этому праву обязанность государства обусловила задачи уголовного закона.

Безопасность субъектов уголовного права от самого государства (его репрессивной власти) гарантируется системой принципов уголовной ответственности, которые в то же время определяют соответствующие обязанности государства по установлению и соблюдению границ своей власти.

Многие регулятивные нормы Общей части УК РФ содержат и те отношения, которые связаны с уголовно-правовым запретом или ответственностью. В этих отношениях субъекты уголовного права выступают в новых качествах, хотя с уже имеющимися правами и обязанностями.

В тоже время Особенная часть уголовного права является нормативным выражением обязанности государства обеспечить субъектам уголовного права их безопасность. Эта обязанность отражена, по существу, только в ее структуре, поскольку она определяет особенности объектов уголовно-правовой охраны. Объекты преступлений, а также содержание конкретных уголовно-правовых норм Особенной части характеризуют уголовно-правовые отношения, обладающие конкретно-юридическими свойствами. У данных отношений другие субъекты и, в отличие от общих отношений между субъектами уголовного права, они являются индивидуализированными.

Таким образом, отношения между субъектами уголовного права получили отражение преимущественно в Общей части уголовного закона (уголовного права) и частичное – в его Особенной части.

Так, из двенадцати разделов, имеющихся в УК РФ, Особенной части принадлежат шесть. Их содержание со всей очевидностью отражает интересы субъектов уголовного права, представленные в определенной последовательности.

Следовательно, с точки зрения отношений между субъектами уголовного права система разделов Особенной части УК РФ отражает обязанность государства перед субъектами уголовного права по обеспечению их безопасности от преступных посягательств.

Вторая глава «Защищенность личности как субъекта уголовного права: сравнительный анализ российского и зарубежного уголовного законодательства» включает два параграфа, причем второй имеет собственную структуру.

В первом параграфе «Отражение защищенности субъектов уголовного права в системе Особенной части уголовного закона» рассматривается и обобщается содержание статей уголовных кодексов 31 государства, направленных на защиту личности как основного субъекта уголовного права.

Безопасность субъектов уголовного права от преступных посягательств как один из двух предметов отношений между ними отражается в структуре и содержании Особенной части уголовного закона. Структура Особенной части российских уголовных законов традиционно имеет четкое деление объектов уголовно-правовой охраны в зависимости от носителей охраняемых уголовным законом интересов, т.е. субъектов уголовного права. Особенная часть УК РФ создает ясную картину их защищенности, а ее система (порядок, в котором закреплены запретительные нормы) является показателем социально-политического значения интересов того или иного субъекта уголовного права.

Уголовное законодательство зарубежных стран может быть подвергнуто анализу по следующим основаниям: 1) наличие в Особенной части уголовного закона структурного обособления охраняемых уголовным законом интересов субъектов уголовного права (личности, общества и государства); 2) фактическое их отражение в системе уголовно-правовых запретов.

Защищенность субъектов уголовного права является критерием формирования системы уголовно-правовой охраны в тех уголовных законах, в Особенной части которых охрана каждого субъекта уголовного права структурно обособлена, т.е. существует замкнутая система норм, подобно тому, как это имеет место в Особенной части УК РФ.

Структурным элементом законодательного текста, отвечающим указанным требованиям, выступает раздел Особенной части уголовного закона. Именно он позволяет построить замкнутую систему норм, ориентированную на решение задач обеспечения защищенности каждого из трех субъектов уголовного права в отдельности.

Изучив, таким образом, зарубежное законодательство, можно определить четыре обязательных элемента системы Особенной части зарубежного уголовного законодательства, в содержании которых защищенность субъектов уголовного права представляется в виде замкнутой системы объектов уголовно-правовой охраны: а) безопасность личности; б) безопасность общества; в) безопасность государства; г) мир и безопасность человечества.

С учетом проведенного анализа можно сделать следующие выводы:

1) для отражения в уголовном законе социально-политического значения ее норм, а также интересов субъектов уголовного права недостаточно двух структурных элементов системы его Особенной части (главы и статьи или раздела и статьи и т.п.). Эта система должна содержать не менее трех структурных элементов с различной степенью абстрактности (или конкретности) отображения предмета классификации (например, раздел, глава, статья);

2) предмет классификации в каждом элементе системы должен быть единым.

3) систему защищенности субъектов уголовного права образует только последовательное расположение обобщающих элементов классификации преступлений. Эта система должна строиться по принципу замкнутого круга норм, относящихся к субъекту уголовного права. Принципом ее построения может быть и последовательное перечисление объектов уголовно-правовой охраны, которое не является замкнутым, при условии, что оно исчерпывает содержание безопасности каждого субъекта уголовного права.

В целом система Особенной части уголовного закона – своего рода следствие законодательного оформления правовых отношений между личностью, обществом и государством. Благодаря этому отношения становятся правовой реальностью. В ней явственно обнаруживается обязанность государства перед другими субъектами уголовного права по обеспечению достаточной их защищенности.

Второй параграф «Защищенность личности» имеет дополнительные составные части, которые отражают защищенность субъектов уголовного права в нормах уголовного закона.

Защищенность личности представлена в зависимости от того, как решаются в уголовном законодательстве зарубежных стран три принципиальных вопроса: 1) какие интересы определяют круг достаточной защищенности личности; 2) какие деяния признаются опасными для этих интересов; 3) какими являются пределы наказуемости преступлений против личности.

Для ответа на поставленные вопросы в работе приведены данные о составах преступлений и санкциях по уголовным кодексам 31 государства, которые сравнивались и обобщались в пяти таблицах.

Необходимо отметить, что не все из указанных интересов личности отражены в ряде уголовных законов. Представляется, что это нельзя отнести только к своеобразию законодательства. Сказанное скорее свидетельствует о недостаточной защищенности личности. За пределами уголовно-правовой охраны оставлены такие ее интересы, которые обусловлены содержанием обязательных для всякого общества отношений, социальных связей.

Недостаточность защищенности личности имеет место и в тех случаях, когда посягательства на нее получают в уголовном законе качественно иную социально-политическую оценку и относятся к числу преступлений, направленных на интересы других субъектов уголовного права. Это свидетельствует о том, что социальные и правовые статусы личности если не ущемляются, то по крайней мере не получают адекватного отражения в уголовном законе.

Посягательства на физическую безопасность человека (преступления против жизни, здоровья и преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье) предусматриваются всеми рассмотренными уголовными законами. На первый взгляд, уголовное законодательство стран ближнего зарубежья в данном вопросе должно иметь много сходства с российским, тем более что системы уголовно-правовой охраны личности в кодексах этих государств являются идентичными УК РФ. Однако сравнение показало ряд существенных расхождений в определении круга деяний, признанных опасными для рассматриваемых интересов личности.

Во-первых, недостаточность уголовно-правовых запретов посягательств на физическую безопасность личности в уголовном законодательстве стран ближнего зарубежья в сравнении с УК РФ.

Во-вторых, гораздо больше различий с УК РФ, указывающих на усиление защищенности физической безопасности личности по законодательству стран ближнего зарубежья.

Защищенность личности в половых отношениях имеет принципиальное значение. Вопрос о том, что определяет социальную сущность половых преступлений: половой уклад или интересы личности как участника половых отношений – является политическим, его решение зависит исключительно от воли государства. В целом можно заключить, что для обеспечения безопасности личности в половых отношениях законодательство большинства стран прибегает к запретам типичного сексуального насилия, а также действий, причиняющих вред нормальному духовному и физическому развитию лиц, нуждающихся в особой социальной заботе (не достигших половой зрелости, не достигших определенного возраста, беспомощных).

В то же время следует отметить, что уголовными законами некоторых государств, кроме указанных деяний, сформулированы запреты, не известные УК РФ. Так, Закон об уголовном праве Израиля содержит нормы о: содомии (ст. 346); половом сношении между лицом, оказывающим психологическую помощь, и пациентом (ст. 347 алеф); развратных действиях, совершаемых публично (ст. 349); преступлениях против половой неприкосновенности в семье (ст. 351).

По уголовным кодексам зарубежных стран защищенность личности в семейных отношениях обеспечивается типичными уголовно-правовыми запретами: подмены ребенка; незаконного усыновления (удочерения), разглашения тайны усыновления (удочерения); неисполнением обязанностей по содержанию детей или нетрудоспособных членов семьи; неисполнением обязанностей по воспитанию ребенка; вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления или ведение антиобщественного образа жизни. Статьи об этих преступлениях содержатся в УК Кыргызской республики, УК Республики Узбекистан, УК Азербайджанской республики, УК Республики Таджикистан, УК Грузии, УК Республики Армения, УК Республики Беларусь.

Посягательства на жизнь человека относятся уголовным законодательством всех стран к числу наиболее опасных преступлений. Поэтому их наказуемость соизмерима с максимальными размерами санкций, предусмотренных для наиболее строгих видов наказаний. Вне зависимости от того, какие пределы предусматриваются Общей частью уголовных законов зарубежных стран и Российской Федерации для лишения свободы, какие более строгие виды наказания устанавливаются ими, санкции уголовно-правовых норм об ответственности за убийство и его виды могут служить предметом сравнения строгости ответственности за убийство. Сравнению подвергаются основные составы убийства, а также квалифицированные и привилегированные составы этого преступления.

В Заключении изложены основные результаты диссертационного исследования и сформулированы предложения по совершенствованию уголовного законодательства по вопросам защиты личности, общества и государства как субъектов уголовного права.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

I. В изданиях, рекомендованных ВАК

1. Иглин, А.В. Государство как субъект уголовного права /А.В. Иглин // Российский следователь. 2006. № 9 (0,1 п.л.).

II. В других изданиях

1.Иглин А.В. Личность как субъект уголовного права. Ульяновск, 2008 (8 п.л.).

2. Иглин, А.В. Признаки субъекта уголовного права /А.В. Иглин // Ученые записки УлГУ. Государство и право: проблемы, поиски решений, предложения. Ульяновск, 2004 (0,2 п.л.).

3. Иглин, А.В. Индивидуальные и коллективные субъекты уголовного права / А.В. Иглин // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы защиты прав граждан и юридических лиц», 10-11 декабря 2003 года, Москва, 2004 (0,2 п.л.).

4. Иглин, А.В. Статус потерпевшего в теории уголовного права и правоприменительной деятельности /А.В. Иглин // Материалы ежегодной научно-практической конференции «Актуальные проблемы правоприменительной деятельности». 27-28 октября 2005 года, Ульяновск, 2005 (0,3 п.л.).

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»