WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Теоретическая значимость. Проведенное исследование вносит вклад в теорию диалогической коммуникации, теорию косвенных речевых актов, их типологию. Оно расширяет научные представления о специфике речевого взаимодействия собеседников в процессе установления и поддержания фатического контакта, а также об особенностях его языковой организации посредством косвенных смыслов на уровне инициирующей/ реагирующей реплики. Теоретические обобщения относительно инвентаря моделей косвенно-речевых конструкций в аспекте их фатических функций, определяемых фактором адресата, могут послужить дальнейшему развитию теории коммуникативной прагматики, а также – внести определенный вклад в теорию диалогической интеракции, конверсационный анализ.

Практическая ценность реферируемого исследования обусловлена возможностью использования его результатов в курсах вузовского преподавания по теории языка, когнитивистике, психолингвистике, прагматике, лингвокультурологии, в спецкурсах по проблемам речевого воздействия, по проблемам дискурса, межкультурной коммуникации.

Апробация работы. Основное содержание реферируемой диссертации отражено в трех опубликованных работах по теме исследования. Результаты проведенного исследования были обсуждены на заседании кафедры русского языка и теории языка ПИ ЮФУ и получили положительную оценку.

Структура и объем исследования определяются его основной целью и более частными исследовательскими задачами. Реферируемая диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка использованной научной и художественной литературы. Полный объем диссертации составляет 161 стр.

В первой главе «Антропоцентрическая и лингво-когнитивная парадигмы изучения языковой представленности образа слушающего в диалогической реплике адресанта» обосновывается научная эффективность термина «информационно-когнитивная система диалога»; исследуются философские и лингвистические аспекты проблемы собеседника как источника иного дискурса.

Отмечается, в частности, что развитие информационно-когнитивной системы следует определенным закономерностям, которые наиболее очевидно должны проявляются на примере эволюционирования систем знакового порядка. Речь идет о характеристиках, которые присущи, например, становлению языковой системы, развитию языкового сознания говорящего в онтогенезе или формированию науки о языке, т. е. лингвистике. Все три направления связаны с языком, то есть информационно-когнитивной системой знакового порядка, имеют в своем развитии много общего и определенным образом актуализированы в языке, и доступны лингвистическому анализу.

На присутствие собеседника в диалогическом дискурсе указывает целый ряд языковых средств:

собеседник присутствует в пересказанной речи – в косвенной речи говорящий предстает как «переводчик»: пользуясь своими собственными словами, он отсылает к другому как к источнику «смысла» передаваемого текста. В прямой речи сами слова другого занимают время (или пространство), четко обозначенное в рамках предложения как цитата, тогда как говорящий выступает простым «рупором». Такими двумя различными способами говорящий эксплицитно обозначает в своей речи место речи другого;

на собеседника указывают отсылки к другому, уже существующему дискурсу – это большая область встроенных цитат, аллюзий, стереотипов, реминисценций, когда эти фрагменты обозначаются как «взятые из другого источника»;

в случае несобственно прямой речи, иронии, антифразы, подражания, аллюзии, реминисценции, стереотипа наличие собеседника никак эксплицитно и однозначно в предложении не маркируется. Этот вид «игры с другим» в дискурсе происходит в пространстве неэксплицитного, а не явного и высказанного. По мнению Отье-Ревю, «это явление устанавливает вместо порогов и границ континуум, постепенный переход от самых подчеркнутых форм (в условиях имплицитности) до самых неясных форм присутствия собеседника, так что на горизонте появляется удаляющаяся точка, в которой уже возможности лингвистического восприятия исчерпываются, уступая место признанию... повсеместного растворенного присутствия собеседника в дискурсе» (Отье-Ревю, Ж. Явная и конститутивная неоднородность: к проблеме другого в дискурсе [Текст] / Ж. Отье-Ревю // Квадратура смысла. Французская школа анализа дискурса. – М.: Прогресс, 1999. – С. 95-104). Интенциональный характер высказывания с необходимостью требует того, кто говорит, того, кому говорят, требует диалога между участниками диалогического взаимодействия постольку, поскольку сама интенциональность высказывания говорящего определяется ответным характером всякого высказывания, его погруженностью в общий контекст ситуации, в которой и порождается событие диалога.

В данной главе, говоря о роли косвенных смыслов в формировании актов диалогического общения, мы подробно анализируем следующие положения:

коммуникативный акт является единичным проявлением общего, то есть речевой деятельности, которая, в свою очередь, реализуется через акт индивидуального общения;

в коммуникативном акте проявляется то общее, что свойственно вообще непосредственному диалогическому общению и поэтому, чтобы проникнуть в общие закономерности этого процесса, следует рассматривать его в актах конкретной реализации.

Общая система организации воздействующего потенциала косвенных средств в диалогическом общении представлена в реферируемой диссертации следующим образом:

Таблица

Привлечение внимания

Восприятие высказывания

Положительная оценка

Согласие с высказыва-нием

Действие

Эмпатия с говорящим


Позиция адресата

Номинация

Оценочность

Эмоциона-льная лексика

Коннотации



Косвенные смыслы









Актуализация косвенных смыслов в диалогической речи, как правило, сопровождается дополнительными эмоционально-оценочными составляющими, что делает их действенным средством апелляции к когнитивной и волевой сфере слушающего. Данные смыслы переносят оказываемое ими воздействие в мир знаний и чувств адресата, то есть, в конечном счете, воздействуют на его модус. Вместе с тем, подобные смыслы позволяют адресанту прагматизировать в актах диалогического общения «себя» и «других».

Во второй главе «Когнитивно-прагматическая характеристика косвенных речевых актов как инициирующих реплик, нацеленных на установление контакта с адресатом» исследуется феномен адресата как прагматического фактора косвенной речеактовой номинации в дискурсопорождении; анализируется фатическая функция косвенных директивных, комиссивных и экспрессивных актов; дается характеристика речевых сегментов, косвенно выполняющих в диалогическом общении контактоустанавливающую функцию.

Формулируется метакоммуникационная аксиома прагматики косвенных речевых актов в диалогическом дискурсе: чем больше обязательств налагает речевое действие акт на дискурсивное поведение говорящей личности в отношении адресата, тем больше семантическая структура данного акта подвержена коммуникативно-интенциональному варьированию, косвенной речеактовой номинации.

Отражение образа адресата в косвенном речевом акте определяется способностью:

языка «создавать наглядно-чувственные представления о предметах и явлениях действительности» (Маслова, В.А. Лингвокультурология [Текст] / В.А. Маслова. – М.: Гнозис, 2001. – 342с.);

транспонированного языкового знака «отразить определенное внеязыковое содержание (передать внеязыковую информацию) посредством целостного наглядного представления – образа с целью характеристики обозначаемого им лица, предмета, явления и выражения эмоциональной оценки субъекта, то есть говорящего лица» (Лукьянова, Н.А. Экспрессивная лексика разговорного употребления (проблемы семантики) [Текст] / Н.А. Лукьянова. – Новосибирск: Носиб. гос. ун-т, 1986. – 243с).

В данной главе исследуется фатическая функция косвенных речевых актов в диалогической форме общения.

В частности, фатическая функция косвенных директивных актов связывается с функцией усиления/ ослабления воздействия на адресата. В качестве прагматического задания в диалогическом общении функцию усиленного/ ослабленного директивного воздействия способны приобретать прежде всего констативные речевые акты, в структуру которых входят модальные глаголы.

Косвенные директивные акты, реализующие ослабленное категоричное значение, в диалогическом общении могут быть представлены двумя группами.

1. Речевые акты, актуализирующие исходно дискомфортные для обоих собеседников ситуации. Приоритет в идентификации возможности для разрешения этого дискомфорта принадлежит адресанту, который, учитывая взаимную заинтересованность в результате косвенного воздействия, предлагает адресату совместно апробировать ее. Например: Teasing her, he said, “How will you do that” “Ask her.” And you may make me look like Miles Standish (DKNC); - У Вас замечательный костюм, Сергей Алексеевич, - заметила Володина, пока официант разливал шампанское. Вы можете звать меня просто Сергеем (А.И. Березняк. Искусство глухариной охоты).

Необходимость установления контакта между собеседниками, являющаяся одним из важнейших условий эффективности диалогического воздействия, может потребовать от адресанта формулирования предложения в еще более мягкой форме, что достигается введением в реплику местоимения «we/ мы». Это местоимение объединяет в качестве субъекта планируемого действия адресата с инициатором директивного акта. Ср.: - Мы можем не мешать ему. Он такой добрый, общительный и ласковый... Кому угодно готов прийти на помощь (М.М. Уральский. Хищник); "Then we may call the operation off," the DDO said quietly. "We won't be left hanging on this one" (TCCPD).

2. Речевые акты, актуализирующие диалогические ситуации, предстающие как возможность для удовлетворения определенных потребностей адресата. Директивная функция подобных высказываний маркируется экстралингвистическими параметрами. Адресант декларирует возможность, порожденную самой объективной действительностью, обращает ее в адрес собеседника-субъекта возможного действия. Поэтому в этом случае реализуется косвенная форма совета. Например: ‘Are you stupid or deaf or both’ he demanded, his voice shrill and cracking. You may freely get out of here now! (DKT); -Боря! Ты можешь спрятать этот кейс здесь так, чтобы до возвращения никто не видел (П.В. Яковенко. Снайпер).

Условия, благоприятствующие протеканию косвенно-директивного действия, могут обеспечиваться не только внешними, не зависящими от собеседников обстоятельствами, но и субъектом косвенного директивного акта. Подобная ситуация подготавливается предшествующей деятельностью говорящего, его компетенцией, а поэтому реализуемая при этом возможность граничит с разрешением совершить действие. Модальный глагол “may/ мочь” в этом случае способствует снижению категоричности высказывания, налаживанию фатического контакта между собеседниками. Ср.: - Если у вас что-то важное, вы можете сказать это мне сейчас…(А.И. Березняк. Искусство глухариной охоты); She moved her hand to his lips, letting him taste the fear on her fingers. You may see the witness right now,” she said (CBHH).

В данных примерах косвенный директив крайне завуалирован: адресату предоставляется лишь ненавязчивая возможность воспользоваться услугой, оказываемой говорящим, свойственная спонтанному диалогическому дискурсу в целом. В диалоге возникает дополнительный оттенок – желательность действий, выступающий как каузальное созначение косвенно-директивного акта со значением разрешения. Таким образом, модализованные структуры с компонентом «may/ мочь» при передаче пермиссивного значения в определенной степени отражают и субъективное отношение адресанта к пропозициональному содержанию сообщения: присущее им каузальное созначение позволяет судить о сопереживании и соучастии адресанта в позитивном изменении дел адресата. Это заметно снижает категоричность речевого акта даже в общении социально неравных собеседников. Анализируемые высказывания каузируют действия, которые мотивируются пользой для адресата. Поэтому они не способны передавать директивные иллокуции, способные потенциально причинить ущерб эмоционально-волевой сфере слушающего.

Диалогическая коммуникация, в которой актуализируются косвенные комиссивные акты, реализуется в следующих типах прагматических контекстов: обязательст­во-содействие; (пред)контрактное обязательство. В контексте первого типа косвенные комиссивные акты по их перлокутивному параметру могут употребляться двояко: каузировать ожидание и дополнительно убеждать в искренности намерения, а также каузи­ровать ожидание, при этом успокаивая/убеждая но тревожиться.

Например, косвенное обещание, имеющее парадигмаобразующий статус в системе неявно выраженных комиссивов, представлено в контексте обязательства-со­действия, как показали наши наблюдения, следующими подтипами: нейтральное обещание; обе­щание-уверение; обещание-уступка.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»