WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

На правах рукописи

ТАРАСЕВИЧ

Николай  Иванович 

Адриан Пети Коклико

и его трактат о музыке

Специальность 17.00.02 – Музыкальное искусство

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора искусствоведения

МОСКВА

2007

Работа выполнена на кафедре теории музыки

Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского

Официальные оппоненты: доктор искусствоведения, профессор кафедры современных проблем музыкальной педагогики, образования и культуры РАМ имени Гнесиных

Гервер Лариса Львовна

доктор искусствоведения, профессор кафедры музыкального искусства Московского государ-ственного университета имени М. В. Ломоносова

Ефимова Наталья Ильинична

доктор искусствоведения, профессор кафедры ис-тории зарубежной музыки Московской государст-венной консерватории имени П. И. Чайковского

Зенкин Константин Владимирович

Ведущая организация: Уральская государственная консерватория

имени М. П. Мусоргского

Защита состоится 20 сентября 2007 года в 16 часов на заседании диссертацион-ного совета Д 210. 009. 01 при Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского (г. Москва, 125009, ул. Большая Никитская, 13/6).

С диссертацией можно познакомиться в библиотеке Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского.

Автореферат разослан августа 2007 года

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат искусствоведения Ю. В. Москва

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. Одной из важных задач современного музыкознания является расширение и углубление представлений о музыкальной культуре прошлого. Подлинный ренессанс старинной музыки, переживаемый в настоящее время, побуждает как можно больше о ней знать – слишком велико различие в восприятии музыки нами и современниками ушедших эпох. Для того чтобы хоть как-то сократить разделяющую нас историческую дистанцию, надо попытаться взглянуть на музыкальную культуру прошлого изнутри – глазами самих музыкантов того времени. Большую помощь в этом оказывает изучение музыкально-теоретических памятников, несущих на себе печать мышления эпохи. Особую значимость эта проблема приобретает для отечественного музыкознания, располагающего, в сравнении с зарубежным, не столь богатой источниковедческой базой. Однако в последние десятилетия ситуация несколько исправляется.

Усилиями ряда исследователей в научный обиход введены тексты важнейших источников в переводе на русский язык. Это анонимный трактат «Commemoratio brevis» (Н. И. Ефимова), трактаты Аристоксена (В. Г. Цыпин), Боэция (Е. В. Герцман), Гвидо Аретинского (В. А. Федотов, С. Н. Лебедев, Р. Л. Поспелова), Филиппа де Витри (Л. Маринкова, Р. Поспелова), Иоанна Тинкториса (Р. Л. Поспелова), Генриха Глареана (Б. А. Клейнер), Джироламо Дируты (Л. Березовская), Томаса Морли (Е. С. Кофанова), Жана Иссандона, Блоклана де Монфора, Рене Декарта (З. И. Глядешкина), Афанасия Кирхера (Р. А. Насонов) и некоторые другие1. Все это создает предпосылки для дальнейших исследований в самых различных сферах музыкальной науки, будь то общие вопросы эстетико-философского характера или частные, касающиеся устройства музыкальной материи. Наличие источниковедческой базы выступает непременным условием для появления более обобщающих трудов как по теории, так и по истории музыки. По мнению Р. Л. Поспеловой, «именно в области источниковедения остается нераспаханным еще огромное поле деятельности», и «масса источников, ждущих издания, все еще очень велика…»2. Знания, почерпнутые из тех или иных трактатов или практических руководств, в конечном счете обогащают наши представления о сущности музыки и, главное, формируют исследовательские позиции. Из них важнейшей является позиция историзма, понимаемая как потребность рассматривать музыкальное явление в его возникновении и развитии, в тесной связи с общенаучными представлениями эпохи. В таком случае непременным условием научного подхода выступает анализ исторических проблем в опоре на конкретные музыкальные факты либо рассмотрение музыкального материала сквозь призму его исторического бытия.

В настоящее время в изучении источников наметился новый этап, обозначенный как «переход от экстенсивного метода к интенсивному»3. Если экстенсивный предполагал знакомство с кардинальными источниками и составление общей «панорамной» картины, то интенсивный носит более детализированный и специализированный характер, благодаря чему достигаются бльшая источниковедческая тонкость и тщательность исследования, основанные на развернутой критической базе. Расширение фонда первоисточников путем внедрения как новых, так и известных ранее, но выверенных и снабженных комментариями и убедительным анализом, стало возможно в результате освоения памятников западноевропейского средневековья и Возрождения. И все же, при огромном числе введенных в научную практику трактатов доля необработанных источников еще так велика, что для их «прочитывания» потребуется не одно десятилетие.

Предмет исследования. Предметом исследования избран трактат Адриана Пети Коклико «Compendium musices», изданный в Нюрнберге в 1552 году. Написанный на латинском языке и неоднократно упоминаемый в литературе в связи с той или иной проблематикой, будь то применение украшений («элеганций») при исполнении или концепция musica reservata, он до сих пор знаком отечественному читателю по небольшим фрагментам в известной хрестоматии средневековых и ренессансных текстов, четыре десятилетия назад выпущенной В. П. Шестаковым4. Существует также английский перевод трактата, которым мы обязаны А. Си5. Однако и то, и другое издания являются библиографической редкостью. Настоящий полный перевод трактата А. Коклико на русский язык выполнен по факсимильной копии, публикация которой осуществлена Манфредом Букофцером в 1954 году в серии Documenta musicologica6.

Методология исследования. Работа находится на стыке различных сфер теоретического и исторического музыкознания и, прежде всего таких, как история теории музыки, история музыки и музыкальной культуры в целом, история культуры (прежде всего письменной, в меньшей степени устной) и палеография (общая и музыкальная), история и теория нотации (прежде всего мензуральная), музыкальная лексикология, равно как и книговедческие дисциплины – кодикология и инкунабуловедение. Привлекались также методы исследования из области лингвистики и знаковых систем (семейографии). Методологическим ориентиром для нас послужили идеи В. В. Протопопова, И. А. Барсовой, С. Н. Лебедева, Р. Л. Поспеловой. Важными были и позиции Ю. Н. Холопова относительно необходимости рассмотрения музыкальной теории в тесной связи с общенаучными, философскими и эстетическими представлениями эпохи, Т. Н. Дубравской, разработавшей музыкальную концепцию Ренессанса как переходного стиля, М. А. Сапонова, исследовавшего импровизационные виды творчества в западноевропейской музыке средневековья и Возрождения. Ценность представляли взгляды Ю. К. Евдокимовой, Н. А. Симаковой и И. К. Кузнецова на проблемы формы и контрапункта, а также ведущих отечественных палеографов и книговедов О. А. Добиаш-Рождественской, А. Д. Люблинской, В. С. Люблинского и Л. И. Киселевой. Из зарубежных авторов хотелось бы отметить Х. Римана, В. Апеля, М. Букофцера, Э. Ловински, Г. Риза.

Цель работы рассмотреть трактат «Compendium musices» в контексте художественного и научного мышления эпохи Ренессанса – потребовала осуществления нескольких задач:

  • на примере трактата изучаются палеографические и семейографические аспекты рукописной и печатной книги;
  • поставлена проблема языка трактата и наряду с ней – ренессансной латыни как закономерного этапа развития языкового процесса, отличающегося от этапа латыни классической;
  • уделено внимание соотношению нотационного учения и нотационной практики в эпоху Ренессанса: в связи с переводом музыкальных примеров, выполненных в мензуральной нотации, в нотацию современную прослеживаются «механизм» дешифровки знаков, сама техника перевода;
  • важнейшая для старинных эпох задача адекватного истолкования терминологии решается за счет рассмотрения встречающихся в трактате понятий, что, в конечном счете, помогает их правильному пониманию;
  • для полноты картины привлекались другие учебные пособия и практические руководства по музыке эпохи средневековья и Ренессанса.

Избранная проблематика еще не была предметом специального научного анализа. Между тем, на практике изучение содержания книги так или иначе разрастается в изучение самой книги и шире – музыкальной традиции. В таком случае музыковедение оказывается тесным образом увязанным с палеографией, книговедением, семейографией и разграничить компетенцию этих родственных дисциплин подчас невозможно. Освоение истории музыки вообще невозможно без опоры на подлинные источники, являющимися «не только памятниками <…> музыкальной культуры, но и важнейшими историческими документами – первоисточниками ее истории»7.

Научная новизна. Новизна диссертации связана уже с подходом к объекту исследования: задачей стало не только перевод и комментирование текста, но и изучение самой книги, представленной в виде отпечатанного кодекса.

В научный обиход вводится новый источник по теории и практике XVI века. Впервые в отечественной литературе полностью представлены латинский текст оригинала и его перевод, включая транскрипцию мензуральных примеров с теоретическим обоснованием принципов дешифровки.

Новым для музыкознания является книговедческий аспект: трактат исследуется в контексте первопечатной музыкально-теоретической литературы. Решение ряда вопросов, непосредственно соотнесенных с книжной спецификой издания, потребовало детального изучения материальной стороны книги. Специально предпринятые в этом направлении изыскания способны оказать помощь при изучении других источников, учитывая особенности полиграфии первопечатной продукции.

Существенно расширяет теоретическое и историческое осмысление проблемы лингвистический ракурс. Изучение языка и стилистики латиноязычного памятника потребовало углубления в филологическую проблематику. С этой же целью предпринят обширный экскурс в историю средневековой латыни.

Акцентируются лексикографические аспекты музыкальной терминологии, что способствует обогащению знаний о старинной музыке в рамках аутентичной системы понятий. Новым является и привлекаемый к исследованию материал – многочисленные трактаты, многие из которых анализируются с интересующей точки зрения впервые.

Апробация. Практическая ценность работы. Диссертация подготовлена, обсуждена и рекомендована к защите на кафедре теории музыки Московской консерватории имени П. И. Чайковского (20. 10. 2006). На ее основе прочитан ряд докладов на научных конференциях, посвященных проблемам старинной музыки. Многие разрабатываемые в диссертации положения излагались ее автором в курсах полифонии и музыкально-теоретических систем, читаемых в Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского и в Московском государственном музыкально-педагогическом институте имени М. М. Ипполитова-Иванова. Кроме того, ведущие идеи исследования нашли применение в государственных программах по курсу «История искусствознания» и «Полифония» для музыковедов8. Работа может быть использована в учебных курсах полифонии, музыкально-теоретических систем, музыкальной палеографии, истории нотации, истории музыки.

Структура работы. Диссертация (общий объем 506 страниц) состоит из введения, трех частей и заключения. Работу дополняет список имен, встречающихся на страницах трактата, а также перечень источников и литературы (всего 488 наименований русских и иностранных авторов).

Во введении говорится об актуальности и главной задаче исследования. Первая часть, аналитическая, репрезентирует трактат «Compendium musices» А. Коклико в системе мышления эпохи Возрождения.

В первом разделе излагается биография А. Коклико, рассматривается сохранившееся наследие нидерландского теоретика и композитора. Во втором разделе трактат анализируется с позиций памятника книжности. В третьем разделе анализу подвергается язык трактата «Compendium musices». Четвертый раздел посвящается особенностям транскрипции музыкального текста на пути от мензуры к такту. Существо пятого раздела составляет музыкальная терминология.

Во второй части диссертации приводится факсимиле трактата «Compendium musices» Адриана Коклико, изданного в Нюрнберге Иоганном фон Бергом и Ульрихом Нойбером в 1552 году. Третья часть содержит перевод трактата на русский язык с комментариями и транскрипцией нотных примеров, выполненные автором диссертации.

В заключении суммируются ведущие положения диссертации.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность, новизна и практическая значимость исследования, определяются его научные цели, методологическая база и структура.

В первой части – «Трактат А. Коклико в системе художественного и научного мышления Ренессанса» – анализируемый объект рассматривается в контексте музыкальной науки и музыкально-художественного мышления. Часть имеет пять разделов.

Первый раздел носит название «Адриан Пети Коклико и эпоха: биография, наследие». А. Коклико, выходец из Фландрии, родился около 1500 года. Происхождение музыканта подтверждается собственным признанием, что он «in flandren geborn»9. Первое упоминание о нем обнаружено в книге реестров Виттенбергского университета (запись датируется 1545 годом). До этого времени о музыканте известно мало: в разное время он, как того требовали обычаи, служил при французском и итальянском дворах. Некоторые исследователи полагают, что музыкант побывал в Англии и в Испании10.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»