WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

СУХОВ АЛЕКСЕЙ ВИКТОРОВИЧ

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМСКОГО ДВИЖЕНИЯ

В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

(на материалах Киргизской Республики и Республики Дагестан)

Специальность 23.00.02 – политические институты,

этнополитическая конфликтология,

национальные и политические процессы

и технологии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Ростов-на-Дону – 2008

Диссертация выполнена на кафедре политологии и этнополитики

Северо-Кавказской академии государственной службы

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Добаев Игорь Прокопьевич

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Акаев Вахит Хумидович

кандидат политических наук

Бережной Сергей Евгеньевич

Ведущая организация: Южный федеральный университет

Защита состоится 1 июля 2008 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 502.008.02 по политическим наукам при Северо-Кавказской академии государственной службы по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70, аудитория № 514.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Северо-Кавказской академии государственной службы.

Автореферат разослан 29 мая 2008 г.

Отзывы на автореферат, заверенные печатью, просим присылать по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70, к. 304.

Ученый секретарь

диссертационного совета А.К. Агапонов

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Начавшиеся в конце 80-х - начале 90-х гг. XX в. возрожденческие процессы практически во всех религиях на постсоветском пространстве не могли обойти стороной и ислам. Возрожденчество объективно предопределило политизацию и, как следствие, радикализацию исламского движения в постсоветских странах. Особенно значимо эти процессы протекали и до сих пор фиксируются в наиболее исламизированных регионах бывшего Советского Союза - в Центральной Азии и на Северном Кавказе.

При детальном рассмотрении в историческом и культурном ракурсе можно обнаружить внутреннюю взаимосвязь между становлением и развитием ислама в Центральной Азии и на Кавказе, их взаимовлиянием и определенной взаимозависимостью. Не вдаваясь в подробности, отметим, в частности, что наиболее развитый на Северном Кавказе суфийский орден накшбандийа своим происхождением обязан Центральной Азии (Бухара), где он зародился, окреп и распространился по всему мусульманскому миру. Бухарские шейхи неоднократно приезжали в Дагестан через Астрахань и преподавали там правила тариката. Нередко дагестанские духовные лица через Малую Азию путешествовали в Мекку, оттуда в Туркестан и на обратном пути через Бухару в караванах приезжали в Оренбург и в Астрахань и затем возвращались в свое отечество. При этом важно подчеркнуть, что идеологические и организационные конструкты накшбандийи были положены в основу легендарного религиозно-политического движения кавказских мюридов времен Кавказской войны (1818-1864 гг.). В бытность Российской империи и Советского Союза большинство служителей мусульманского культа получили религиозное образование в известнейшем медресе «Мир-Араб» в Бухаре и высшем исламском учебном заведении — мусульманском университете в Ташкенте. Многие из них до сих пор возглавляют региональные Духовные управления мусульман, муфтияты, казияты и другие исламские учреждения.

В новейшее время определенная часть центрально-азиатских радикалов, по данным СМИ, принимала участие в событиях, связанных с чеченским конфликтом, а северокавказские боевики - в ферганском кризисе. И те, и другие в свое время проходили специальную подготовку на территории Афганистана и некоторых других исламских стран, превратившихся в плацдармы международного терроризма.

Вместе с тем, следует подчеркнуть, что с точки зрения развития ислама во всех формах его бытования, в том числе и политизированной, Центральная Азия всегда опережала другие регионы постсоветского пространства, в том числе и Северный Кавказ.

После развала Советского Союза исламские движения в Центральной Азии и на Северном Кавказе вследствие центробежных процессов оказались разобщенными, что нашло свое отражение не только в новой институализации официального ислама в указанных регионах, но и в появлении на прежде едином мусульманском поле принципиально новых акторов. В числе новичков исламского движения оказались многочисленные «исламские» политические партии и движения, а также националистические организации, активно использующие в своей практике исламскую риторику и символику, салафитские группировки, определенные рядом исследователей как «ваххабитские».

Радикализация исламского движения в Центральной Азии была сопряжена с появлением многочисленных террористических организаций, которые для достижения поставленной цели - строительства Халифата в Ферганской долине - использовали не только исламскую риторику, но и вооруженную силу. Например, исламское движение Узбекистана, «Акромийлар», «Ислом лашкорлари» («Воины ислама»), партия Хизб ут-Тахрир, «Адолат уюшмаси», «Одамийлик ва инсонпарварлик» нередко прибегали к использованию запрещенных средств и методов по решению поставленных задач. Аналогичные религиозно-политические группировки экстремистов, прикрывающихся исламом, появились и на Северном Кавказе, более всего - в Дагестане.

Безусловно, наиболее исламизированной центрально-азиатской республикой, в состав которой входит часть Ферганской долины, является Узбекистан, а наименее - Киргизская Республика. Несмотря на это, Киргизия наряду с другими центрально-азиатскими республиками в силу ряда причин является проводником радикальных идей и соответствующей политической практики не только во внутреннем раскладе сил, но и далеко за ее пределами. Так, 13 мая 1989 года дагестанские ваххабиты, к которым самым активным образом подключились единоверцы, в том числе и из центрально-азиатских республик - Киргизии, Туркмении и Казахстана, захватили здание Духовного управления мусульман Северного Кавказа в Махачкале, а уже 11 июля 1990 г. в Астрахани на съезде мусульман СССР с активным участием делегатов из всех регионов страны была учреждена всесоюзная «Исламская партия возрождения», ставшая предтечей других неправительственных религиозно-политических организаций (НРПО) на постсоветском пространстве.

После августа 1991 г. радикализация исламского движения в Центральной Азии продолжала развиваться опережающими темпами по сравнению с другими регионами бывшего СССР. Те этапы развития исламизма, которые отмечались здесь, впоследствии фиксировались и в субъектах Российской Федерации, прежде всего, в северокавказских республиках.

С точки зрения понимания этих процессов представляется важным провести сравнительно-политологический анализ радикализации мусульманских движений в наименее исламизированном из центрально-азиатских субъектов – Киргизской Республики и в наиболее «продвинутом» в этом плане российском субъекте - Республике Дагестан. Такой анализ позволит выявить догоняющий характер радикализации исламского движения в северокавказской республике, определить идеологические и практические рамки этого «отставания», вооружиться новыми знаниями, которые позволят успешно противодействовать дальнейшему процессу радикализации ислама на Северном Кавказе, в чем и заключается актуальность предпринятого исследования.

Степень разработанности проблемы. Исламскому движению, радикализации ислама в республиках Центральной Азии и Северного Кавказа посвящено немало разноплановых работ политического, социологического, философского характера.

Вопросам «исламского возрождения», взаимоотношению ислама и государства, идеологическим функциям ислама серьезное внимание уделили Алексеев И.Л., Бабаджанов Б., Балтанова Г.Р., Голунов С.В., Жданов Н.В., 3арахович Ю.А., Ибрагимов М., Малашенко А.В., Мамаюсупов О.Ш., Мирсайитов И.Э., Патеев Р.Ф., Фаизов Г.Б., Хачим Ф.И., Эсенаманова Н.С.1и др.

Проблемы политизации и радикализации мусульманства основательно исследовали Акаев В.Х., Бережной С.Е., Богатырев В., Ботобеков У., Добаев И.П., Егупов А.В., Залимханов З.М., Князев А., Левшуков Р.А., Мирзаханов Д.Г., Муминов А., Мураталы ажы Жуманов, Мухаметшин Ф.М., Умнов А.Ю., Ханбабаев К.М., Хамисов В., Хлюпин В., Ярлыкапов А.А.2 и др.

Экстремизм и терроризм под исламским прикрытием разрабатывали Абдуллаев Е.В., Арухов З.С., Акимбеков С.М., Добаев И.П., Игнатенко А.А., Каримов Р., Колесников Л.Ф., Малышева Д.Б., Малашенко А.В., Молдалиев О. А., Олимов М., Олимова С., Поляков К.И., Ражбадинов М.З., Табышалиева А.,3 и др.

Вопросам изучения влияния исламского фактора на военную политику, учету его в боевой деятельности войск, концепции джихада в исламе, проблем конфликтов на этнорелигиозной основе, идеологической мотивации деятельности исламских фундаменталистов, соотношения религиозного и национального факторов исламского движения на Северном Кавказе и в Центральной Азии серьезное внимание уделили Арухов З.С., Ашимбаев М.С., Герейханов Г.П., Дельмаев Х.В., Денисенко П.А., Дерябин В.М., Кривец Е.А., Кудинов И.Н., Малышева Д.Б., Марчук Н.И., Мельков С.А., Мозговой С.А., Томе Э., Хишам М., Шоманов А.Ж., Шукуров Ш.М., Шукуров Р.М.4

и др.

Самые разнообразные аспекты развития регионов Северного Кавказа, в том числе и в рамках национальной безопасности, исследовали Агапонов А.К., Аствацатурова М.А., Денисова Г.С., Иванников И.А., Коновалов В.Н., Кислицин С.В., Понеделков А.В., Старостин А.М., Черноус В.В., Шапсугов Д.Ю. и др.

Тем не менее, несмотря на большое количество самых разнообразных работ, касающихся исследования исламского движения, развития ислама, внешнего влияния на процесс радикализации исламских движений в изучаемых регионах, говорить о полной и всесторонней изученности «нового ислама» преждевременно. Особенно в контексте сравнительно-политологического анализа двух крупнейших регионов постсоветского пространства – Центральной Азии и Северного Кавказа.

Наличие дискуссионных и неисследованных вопросов придает теме проблемный характер и позволяет поставить вопрос о том, что же представляет собой процесс радикализации исламского движения в современных специфических условиях наиболее исламизированного региона России – Республики Дагестан и одного из наименее исламизированных государств Центральной Азии – Киргизской Республики.

Объект диссертационного исследования: радикализация исламских движений на постсоветском пространстве.

Предмет исследования: процесс радикализации исламских движений в Центральной Азии и на Северном Кавказе.

Цель диссертационного исследования: провести сравнительно-политологический анализ эволюции радикализации исламских движений в Центральной Азии и на Северном Кавказе, выявить их общие и особенные черты.

Задачи исследования:

  • исследовать содержание понятия «радикализация исламского движения», определить его границы в рамках исламских исследований и основные варианты интерпретации;
  • проанализировать основные причины возникновения и формы проявления процесса радикализации ислама на постсоветском пространстве (на материалах Киргизской Республики и Республики Дагестан);
  • рассмотреть в историко-политологическом аспекте эволюцию ислама в Киргизской Республике;
  • определить этапы радикализации «киргизского» ислама в постсоветский период;
  • в историческом аспекте рассмотреть динамику религиозно-политического радикализма в Дагестане;
  • выявить основные современные тенденции радикализации исламского движения в Дагестане.

Теоретико-методологическая основа исследования.

В работе используются труды классиков отечественного и зарубежного исламоведения, философов, социологов, политологов, культурологов, конфликтологов, представителей других областей гуманитарных знаний.

Исследование проблемы осуществлялось с опорой на общие и специальные теоретические методы, принятые в современной отечественной и зарубежной политологии, этнополитологии и этноконфликтологии – антропологический, институциональный, культурологический, социологический и др. Применялись методы сравнительного анализа идеологических программ и форм практической деятельности отдельных субъектов политического процесса, которые позволили изучить общественно-политическую динамику Республики Дагестан и Киргизской Республики. В процессе исследования также применялись методы анализа социологического и статистического материала (социально-экономическая статистика, динамика роста религиозности населения). Поставленные цели и задачи достигались при помощи сравнительно-политологического, исторического, социокультурного методов.

Источниковая база диссертационного исследования представлена официальными документами органов государственного управления Российской Федерации и документами органов власти и управления Киргизии и Дагестана5

, доктринами видных идеологов исламизма аль-Ваххаба, ибн Ханбала, идеи которых развили современные теоретики исламизма (Бен Баз, ибн Джамил Зину, аль-Завахири, аль-Заркави, Д.М. Камил, Юсеф аль-Кардави, С. Кутб, Абу Аля аль-Маудуди, С.Ф. Фаузан). Наряду с этим, библиографической базой послужили произведения представителей традиционного (суфийского) ислама Дагестана и Киргизии (Саид Афанди аль-Чиркави, Ибн ал-Асир, Махмуд ибн Вали), материалы официальных структур традиционного ислама, данные социологических исследований по вопросам развития религии, документальные материалы и листовки исламистских организаций и движений, статьи, интервью и тексты выступлений исламских и исламистских деятелей, многочисленные информационно-аналитические материалы, в том числе содержащиеся в Интернете. Был также использован полевой материал и наблюдения автора в период его постоянного проживания в Киргизии, а также вторичный анализ социологических и политологических исследований ислама в Киргизии и Дагестане.

Научная новизна диссертационного исследования.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»