WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Существует и противоположная точка зрения, согласно которой категория вида является классифицирующей, или несловоизменительной (Ю.Крижанич, И.Фатер, А.В.Таппе, А.В.Болдырев, Н.К.Грунский, Ф.Ф.Фор­­­­тунатов, А.А.Потебня; Н.С.Авилова, М.Я.Гловинская, И.Г.Ми­лославский, Е.В.Падучева, Г.И.Панова, Ф.Леман). Г.И.Панова полагает, что «отсутствие самодостаточных средств манифестации у категорий вида глагола и рода существительных, т.е. облигаторное участие в их выражении лексемы, и наличие таких специализированных средств у других категорий, т.е. их выражение без облигаторного участия лексемы, предопределяет классифицирующую природу первых категорий и словоизменительную – вторых». Представители петербургской аспектологической школы (А.В.Бондарко и его последователи) считают, что категория вида является категорией смешанного типа: суффиксальные пары представляют собой словоизменительный тип, а префиксальные – классифицирующий. Мысль о промежуточном характере категории вида также развивается в трудах ряда ученых-аспектологов (Анна А.Зализняк, А.М.Ло­мов, Н.В.Перцов, Л.Ясаи). Н.В.Перцов полагает, что в силу принципиально промежуточного характера категории русского вида бесплодно настаивать на некоторой определенной трактовке этой категории – «жестко словоизменительной» или «жестко словообразовательной». Существует еще точка зрения, согласно которой категорию вида следует считать категорией деривационного типа. Эта позиция отражена в Русской грамматике 1980 года и в трудах зарубежных ученых (.Dahl, О.Bybee, R.Perkins, W.Paugliuca). Ф.Леман указывает, в чем состоит различие между классифицирующей и деривационной категорией. «У классифицирующей категории грамматическая функция имплицируется лексическим значением слова… У деривационной категории по меньшей мере одна из оппозитивных грамматических функций имплицируется лексической функцией слова и по меньшей мере одна из грамматических функций не имплицируется лексической функцией слова». Сам Ф.Леман полагает, что категория вида не является категорией деривационного типа, и относит к указанной группе глагольную категорию залога.

В первой главе настоящего диссертационного исследования обосновывается целесообразность рассмотрения вида как категории классифицирующего типа, и вопрос о статусе двувидовых глаголов решается в русле именно такого видения проблемы.

М.А.Шелякин отмечает: «Достойно сожаления, что в России не создан научный центр, который специально занимался бы анализом и обобщением существующей аспектологической литературы и разрабатывал бы единые научные принципы и стратегии в изучении категории вида». А.В.Бондарко полагает, что решенных вопросов в аспектологии практически нет, есть более или менее исследованные части и перспективные направления, которые необходимо разрабатывать далее с применением как классических, так и новых научных методов.

Статус двувидовых глаголов, которые представляют собой интересное и малоизученное явление в видовой системе русского языка, как раз и является одной из таких проблем. Вопросы классификации и системности биаспективов не так часто, к сожалению, освещаются в специальной лингвистической литературе, как, к примеру, проблемы сущности категории вида, проблемы наличия / отсутствия перфективирующих приставок и т.п.

Во второй половине двадцатого века были защищены две кандидатские диссертации (Л.П.Бирюкова, Е.К.Николаева), одна из них была посвящена функционированию двувидовых глаголов, в другой описывались проблемы лексикографического характера, связанные с этими единицами. Существует, кроме того, ряд статей и монографий по двувидовым глаголам (Н.С.Авилова, Л.П.Демиденко, А.Н.Тихонов, М.А.Шелякин), ценных и в теоретическом, и в практическом отношении, но данные, приведенные в этих трудах, нуждаются в обновлении.

В настоящее время проблемы, связанные с двувидовыми глаголами, затрагивает в своих работах ряд исследователей: Е.Н.Ремчукова (теоретические вопросы), Н.В.Андросюк (работа в области составления и изучения фазовых парадигм двувидовых глаголов), Т.В.Кочеткова (функционирование двувидовых глаголов в русской разговорной речи), Л.И.Ушакова, П.-Ч.Чанг, М.Ю.Черткова (описание грамматических особенностей).

В научной литературе представлены два основных подхода к интерпретации сущности двувидовости. Первый (традиционный) подход заключается в том, что двувидовые глаголы представляют собой синкретичные единицы, которые способны в зависимости от контекста функционировать то в совершенном, то в несовершенном виде. Эту точку зрения отстаивают практически все ученые, она приводится в учебных пособиях. Второй подход к трактовке двувидовости заключается в том, что двувидовые глаголы представляют собой грамматические омонимы, омонимичные формы одного и того же слова (И.К.Бунина, Анна А.Зализняк, Ю.С.Маслов, И.П.Мучник, А.А.Потебня, Е.Н.Ремчукова, Р.Ру­­жичка, А.Д.Шмелев). В настоящем исследовании предлагается третий подход, согласно которому целесообразно рассматривать двувидовые глаголы не как омонимичные формы одного слова, а как две отдельных единицы, характеризующиеся омонимией в ряде форм. Такой подход представляется правомерным, поскольку, во-первых, логично вытекает из признания категории вида классифицирующей, а во-вторых, учитывает тот факт, что омонимия распространяется отнюдь не на все формы двувидовых глаголов и образуемые от них причастия и деепричастия. В-третьих, наличие отдельного словоизменительного ряда у каждой из омонимичных единиц и различная сочетаемость, свойственная им, тоже свидетельствуют о самостоятельности членов омонимичной пары.

Вопрос о критериях выделения видовых пар, обсуждаемый в научной литературе уже более половины столетия, не решен окончательно. В исследовании рассматриваются традиционные трактовки видовой парности и описанные в научной литературе способы образования видовых пар, а также новые, нетрадиционные подходы к этому явлению. Так, Ф.Леман и М.Ю.Черткова заменяют понятие «видовая пара» термином «функциональный партнер» и утверждают, что парность как таковая определяется контекстуально, а не в отрыве от текста, не только по наличию/от­сутствию морфологических показателей. С.А.Карпухин полагает, что видовая парность не является основной характеристикой видовой системы русского языка. Термин «функциональный партнер» представляется особенно удачным для описания видовых пар, образованных посредством префиксации, поскольку частично снимает вопрос о чистовидовых приставках, обсуждаемый в аспектологической литературе уже более полувека. В первой главе диссертационного исследования уделяется особое внимание этому спорному вопросу. Формальная точка зрения заключается в том, что видовое значение – это только грамматическая характеристика глагола. Но в результате анализа материалов, который проводится различными группами ученых в течение практически полувека, разумным кажется вывод о лексико-грамматическом принципе выделения видовых пар, по меньшей мере образованных префиксальным способом, который и следует применять, вероятно, при подходе к описанию категорий классифицирующего типа. Если же придерживаться теории, согласно которой категория вида является словоизменительной, то префиксальные пары не могут не вызывать серьезных вопросов, поскольку префикс – словообразовательное средство, ощутимо изменяющее не только лексическое и грамматическое видовое, но и прочие лексические значения глагола, внося дополнительные компоненты.

В первой главе исследования, кроме того, раскрывается понятие «неомонимичный видовой коррелят» в свете предлагаемого подхода к трактовке двувидовости и видовой парности. Члены омонимичных видовых пар способны обретать неомонимичные (префиксальные и суффиксальные) корреляты, но все же значительная часть (81% всех видовых омонимов) не стремится к приобретению таких функциональных видовых партнеров. Таким образом, омонимия носит системный характер.

Случаи видовой нейтрализации, то есть те случаи, в которых вид глагола невозможно интерпретировать однозначно в данном контексте, в исследовании рассматриваются как следствие неснятой омонимии, а не как свидетельство безвидовости указанных глаголов.

Кроме того, в первой главе подробно описаны и проанализированы существующие способы однозначного определения вида омонимичных единиц, предложенные Ю.С.Масловым, Л.П.Демиденко, М.Ю.Чертковой и Н.В.Пер­цовым.

Во второй главе «Двувидовые глаголы: количественный состав и классификация» представлены и охарактеризованы количественные данные (полностью они приведены в приложении №1); даны классификации по происхождению и по наличию/отсутствию неомонимичного коррелята; устанавливаются принципы определения двувидовости глаголов с постфиксом –ся (вопрос дискуссионный и до сих пор не получивший однозначного решения в словарной практике), описываются выработанные принципы системного словарного описания видовых омонимов. Глава содержит много конкретного языкового материала, наглядно иллюстрирующего справедливость утверждений и выводов.

И.А.Бодуэн де Куртенэ писал: «Нужно чаще применять в языкознании количественное, математическое мышление и таким образом приблизить его все более и более к наукам точным». Логичным и необходимым представляется регулярное обновление данных по двувидовым глаголам ввиду их специфичности. Дело не столько во всеохватности подсчета (естественно, какие-то единицы останутся неучтенными), сколько в отражении объективных и современных данных, в их обновлении и отслеживании тенденций развития интересующих нас глаголов. Важно показать и процесс приобретения одним из членов омонимичной видовой пары неомонимичного коррелята, отследив его по текстам и данным разных словарей, и процесс распадения омонимии в случае, когда неомонимичный коррелят вытесняет омонимичный. Необходимо отметить, что статистические данные по двувидовым глаголам характеризуются разнородностью за счет существенной разницы в словарных пометах, а также в связи с рядом экстралингвистических факторов. Делать выводы о количестве видовых омонимов, с нашей точки зрения, возможно лишь с учетом данных большого количества словарных источников, проверенных по описанным в исследовании критериям.

Классификации и количественные характеристики, основанные на материале одного-двух словарей (включая и ставшую уже хрестоматийной классификацию И.П.Мучника), не могут, к сожалению, охватить целиком систему двувидовых глаголов. Данные, приводимые в работах Е.К.Ни­колаевой, Л.П.Демиденко, А.Н.Тихонова, М.А.Шелякина, интересны и показательны, но относятся ко второй половине двадцатого века и не включают в себя современных словарных данных, тогда как в течение последних тридцати-сорока лет статистика существенно обновилась в связи с притоком в русский язык большого количества иноязычной лексики из разных сфер. Информация, приводимая П.-Ч.Чанг, более современна (относится к периоду 1990-х годов), однако эти данные (П.-Ч.Чанг насчитывает 485 двувидовых глаголов в современном русском языке) сильно отличаются от результатов, полученных нами.

Анализ сводных материалов и их проверка в диагностических контекстах показали, что в современном русском языке насчитывается около 1400 (1394) пар глаголов-омонимов, если следовать предлагаемому в настоящей работе подходу к трактовке описываемых единиц, или, если рассматривать эти глаголы традиционно, около 1400 двувидовых глаголов.

Вторая глава исследования содержит результаты классификации двувидовых глаголов по происхождению. По этому признаку видовые омонимы подразделены на три группы:

1) глаголы, по происхождению являющиеся старославянскими или древнерусскими (венчать несов. венчать сов., воздействовать несов. воздействовать сов., даровать несов. даровать сов., дооборудовать несов. дообрудовать сов., доследовать несов. доследовать сов., женить несов. женить сов., живописать несов. живописать сов., исследовать несов. – исследовать сов., колесовать несов. – колесовать сов., наследовать несов. – наследовать сов., опробовать несов. – опробовать сов., расследовать несов. – расследовать сов. и т.п.). Указанная группа выделяется традиционно, но в нее, как правило, включают около 70 глаголов. В настоящей работе эти данные дополнены и уточнены. В современном русском языке насчитывается 83 таких глагола (согласно предлагаемой трактовке двувидовых глаголов – 83 пары омонимичных глаголов), что составляет 6% от общего количества. Некоторые пары характеризуются омонимией только в определенных формах (например, только в прошедшем времени) и не во всех значениях, ряд единиц относится к устаревшей лексике. Однако описываемая группа довольно устойчива.

2) глаголы, заимствованные из неславянских (преимущественно европейских) языков (амортизировать несов. амортизировать сов., балластировать несов. балластировать сов., бомбардировать несов. бомбардировать сов., вакцинировать несов. вакцинировать сов., дегенерировать несов. дегенерировать сов., европеизировать несов. европеизировать сов., желатинировать несов. желатинировать сов., индексировать несов. индексировать сов., нокаутировать несов. – нокаутировать сов., оккупировать несов. – оккупировать сов., поэтизировать несов. поэтизировать сов. и т.п.).

Выделение этого типа глаголов тоже носит традиционный характер; материалы диссертационного исследования существенно дополняют статистические данные. Заимствованные единицы представляют собой основной пласт видовых омонимов: 1297 пар (93% от общего количества).

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»