WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Основные идеи работы были изложены в тезисах выступлений на IV Российском философском конгрессе «Философия и будущее цивилизации» (Москва, 2005); Ломоносовских чтениях «Россия в XXI веке и глобальные проблемы современности» (Москва, 2005); VII Энгельмейеровских чтениях «Интернет – Культура – Этика» (Дубна, 2005); международных конференциях: «Генетические аспекты патологии человека: проблемы сохранения генофонда коренных народов Севера» (Якутск, 2005) и «Искусственный интеллект: философия, методология, инновации» (Москва, 2006), 1-ых российско-украинских философских чтениях молодых ученых (Киев, 2006); республиканской научно-практической конференции «Законодательная (представительная) власть: история и современность», посвященной 100-летию Государственной Думы России (Якутск, 2006) и отражены в соответствующих публикациях автора.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав с тремя разделами каждая, заключения, а также списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы и научная новизна диссертационной работы, сформулирована цель и содержание поставленных на пути к ней задач, изложена суть и историография проблемы, выделены объект и предмет, основные понятия и определения, указаны методы и методика исследования.

В первой главе «Сострадание как общественно-историческое явление» произведена попытка социально-исторической оценки проблемы сострадания, рассмотрения данного явления как общечеловеческого феномена, содержащего в себе глубинные внутренние человеческие переживания и чувства. В главе выявлены принципиальные основы, условия и пространство сострадания как предпосылки морального поведения в рамках общественной нравственности, начиная с природных (биологических) оснований существования общества, с явления называемого помогающим поведением, которые тесно связаны с теориями социальной организации человеческого общества.

Первый параграф «Содержание и сущность сострадания как социального явления» рассматривает феномен сострадания, который трактуется как действие, направленное на благо других, за которое не предусматривалось бы никакого внешнего вознаграждения – как явного («здесь и сейчас»), так и мнимого (например, «потом, на том свете»). Сам термин автор соотносит, прежде всего, к категориям просоциального поведения, охватывающего различного рода положительные формы социальных действий, имеющих своей целью пользу или выгоду других. В него включаются такие явления как дарение, раздел, помощь, подбадривание и т. д.

Еще древним было хорошо известны случаи взаимной помощи и альтруизма в животной среде и они рассматривали их как проявление просоциальных форм или как предпосылки социальности у людей. Однако только в середине XIX века идеи психической эволюции становятся бесспорными в сознании естествоиспытателей и исследователей общества. Представление об эволюции человека как естественно-историческом процессе, глубоко эволюционное по существу, породило новое направление – социологию животных. Но она не смогла до конца объяснить феномен человеческого сострадания, которая лежит в основе всей нравственности, в том числе и общественной. Общая человеческая нравственность есть не только сложившаяся в процессе генезиса и признанная окружающими совокупность норм, правил поведения, выступающая регулятором отношений. Она всегда построена на определенных ограничениях и, вполне понятно, что их мы можем воспринимать как подавление. Но это такого рода подавление, которое налагает на себя сам человек, руководствуясь своей внутренней или внешней потребностью. Только с помощью такого подчинения своего поведения нравственными императивами человеческое сообщество сумело выйти из своего прежнего животного состояния и получило все необходимое для дальнейшего совершенствования своей внутренней духовной природы для постижения истины. Человек в отличие от других биологических видов понимает, что такое долг и ответственность, а они подчиняются нашей морали. Напрашивается необходимость четкого разделения двух, кажущихся синонимами, видов помогающего поведения – альтруизма и сострадания. Рассмотрение альтруизма выраженного дефиницией – любовь и забота о других; стремление к благополучию для других при отсутствии явной выгоды для себя, склонность безвозмездно жертвовать собой ради группы показывает, что его мы можем зафиксировать практически во всех биосоциальных группах. Но вряд ли тот альтруизм, который мы наблюдаем у животных, исходит из сострадательной деятельности определяемой нами как сознательное восприятие чужой боли, горести, добровольное принятие на себя ответственности за чужое страдание.

Можно сказать, что невозможно сострадание представить без альтруизма, но альтруизм без сострадания вполне возможен. Альтруистическое поведение может исходить и из чувства долга, из требований вероисповедания, из собственного понимания чести, достоинства, справедливости, исполнения служебных обязанностей. В конце концов, из инстинктивного чувства ответственности за сохранение своего рода, материнских чувств и т. д.

Сострадание берет свое начало из общебиологического принципа альтруизма, исходящего из глубокого архаического поведенческого начала диктующего оказывать помощь ближнему ради самосохранения рода без расчета на внешнее вознаграждение. Однако, оно не сводится к альтруистическому поведению представляя собой более сложную, разноплановую сознательную и разумную человеческую деятельность, которая актуализируется только в социальной жизни, в человеческом сообществе. Именно здесь сострадание приобретает нравственную ценность и цельность. Хотя человеколюбие возникает в далеком архаическом детстве людей, в биологическом начале человечества, его дальнейшее воспроизведение и незыблемость выходят за рамки альтруизма и помогающего поведения. Процесс пунктирно можно обозначить так: помогающее поведение – альтруизм – сострадание. Так что мы можем разглядеть в альтруизме, помогающем поведении, исток, но не сам предмет – феномен человеческого сострадания.

Во втором параграфе «Место и роль сострадания в социально-нравственной жизни общества» рассмотрены основополагающие нравственные императивы в их историко-философской ретроспективе. В различных обществах, в разные исторические эпохи моральным, нравственным поступком считался тот, который был бы направлен на сознательное подчинение своих интересов интересам других людей. Вне зависимости от того, исходит он от общественных установлений или из требований высших духовных инстанций.

Автор убежден, что к истории философии нельзя относиться как к простой хронологии событий, так как философия есть вечно движущийся, живой и развивающийся диалог любомудрствующих существ вне времени и пространства. Исходя из этого автор, применяя логико-исторический метод, проводит мысленную историческую перекличку сквозь века и тысячелетия, через слой культурно-цивилизационных различий и национальных границ. Только такого рода диалог – диалог чисто теоретический, философский поможет раскрыть во всем многообразии исследуемый феномен.

В разделе сделана попытка через сопоставление, анализ и разумный синтез рассмотреть те философские течения, в которых идея сострадания, милосердия являлась основой моральности человека и общества. Надо сказать, что само явление сострадания не всегда было средоточием, ключевой проблемой в истории философии и социально-этического содержания учения того или иного мыслителя, философского направления.

Конец XX и начало XXI века раскрыли нравственность как часть философии с неожиданной стороны: в мировом и российском научном сообществе появилось понимание того, что мораль, как форма сознания, является основой всей жизнедеятельности человека и становится сердцевиной всей экологии и коэволюции живых существ. Она – основа духовных потребностей и мотивов и без этого регулятора отношений невозможно никакое движение по пути к прогрессу, процветанию общества.

Бытует мнение, что история поучительна, а мораль – назидательна. Вряд ли можно с этим согласиться. Этика общества есть систематизированное знание об определенной области человеческого бытия и в этом отношении она мало отличается от других наук. Ее специфика заключается только в одном: она становится востребованной (т. е. проводятся целенаправленные исследования нравственности общества, ведется определенная моральная образовательная и педагогическая деятельность и т. д.), только в том обществе, где требовательной необходимостью становятся не просто обучение, навыки, техника, но и совершенствование, духовное воспитание и рост личности.

Сострадание, милосердие и человеколюбие являются универсальными мотивами. Следуя им можно достичь совершенства человеческого существования в этом мире и попытаться жить в мире со своим духом, с другими людьми, не полагаясь на потустороннее вознаграждение. Так что у любви, милосердия и сострадания не может быть и нет дихотомии, противоположности, так как они сами то и есть та «золотая середина», к которой длжно стремиться. Человек обязан их принять как правду жизни, так как обратное невозможно, ибо тогда вы не можете называть себя индивидом человеческого сообщества, личностью. Выбор же остается за человеком, сохраняющим свою свободу. Под влиянием преходящих обстоятельств, собственных интересов и мотиваций индивид может не найти свой единственный путь, или не найдя его может постоянно отступаться, долго плутать и блуждать. Рассматривая различные жизненные коллизии автор приходит к выводу, что для исследования социальной нравственности более важным является именно эта сторона моральной деятельности – постоянный поиск пути и приобретение нравственного опыта, чем принятие на веру и слепое следование, безоглядная устремленность.

Немецкий философ Ф. Ницше, как впоследствии и Ф.М. Достоевский, со всей своей страстью, всей присущей его философии педантичностью и дотошностью рассмотрел проблему своеволия. Но если Достоевскому важно было сохранить Бога в человеке и убить человека, возомнившего себя Богом, то немецкий философ связал нравственный закон с абсолютными изменениями в сознании человека, когда сам Бог как бы снимается. Ницшеанский сверхчеловек это великий человек, который чувствует безусловное право на то, чтобы пожертвовать другими людьми. Не ради служения какой бы то ни было эфемерной «идее», но ради «противоположного принципа», «воли к власти». Для Ницше христианские ценности – всего лишь добродетели благоразумия, доброта и праведность исчерпывается лояльностью и конформизмом. Любовь является возможностью перескочив через зависть попытаться поддеть под себя другого, а мнимая «любовь к ближнему» - это самолюбие, эгоизма, желание увидеть в другом себя. А мораль должна устремлять человека в будущее, побуждать его к творческому переустройству несовершенного мира. Вот для чего ему необходимо отказаться от любви к бренному, обыденному и возлюбить то будущее, которое должно наступить, обязательно высшее и совершенное. Вот почему так понятна была ницшеанская установка революционным идеалистам, отбрасывающим любую существующую мораль как признак мещанства и глубоко презирающим любое проявление добродетельного смирения, милосердия, сострадания.

Однако нельзя относиться предубежденно ко всей моральной философии Ницше. Обозначив антитезу «любовь к ближнему» и «любовь к дальнему», немецкий философ поднял очень важную для нас проблему: как при человеколюбии и сострадании избежать потакания порокам и человеческим слабостям Ведь если какое-либо деяние является, безусловно безнравственным, то и сочувствие, равно как и со-радование и со-наслаждение также приобретают характер поступков аморальных. На наш взгляд, идеал безусловно-самоотверженного избрания нравственной ценности может быть универсально воплощен лишь с осмыслением не только интенсивного принципа личной воли, но и экстенсивного принципа, осуществляющего закон через максимы всех разумных личностей составляющих общество, как членов некоего царства целей. Без такого императивного понимания сути морали в общественном сознании невозможно сохранить целостность и жизнеспособность человеческого сообщества, общий строй жизни и формы общения и взаимодействия людей. Без этого обычаи, нравы, законы, правила и нормы поведения не могут быть направлены на согласование индивидуального поведения с целями и задачами, требованиями и велениями окружающих. Таким является общий принцип общественной нравственности, выведенный философией.

В третьем параграфе главы «Человеческое сострадание в отечественной философской мысли» рассмотрению подлежит тот нравственно-духовный потенциал, который заключен в философской мысли России.

Особенно ярко тема сострадания как жертвенной любви проявилось в творчестве Ф.М. Достоевского, который говорил, что страданиями преисполнена душа человека и сама «земля от коры до центра пропитана кровью и слезами». И для каждого человека подошли бы слова библейского Иеремии: «Я человек испытавший горе». Страданию подвластны все: и совершивший много зла и безвинные чада, и старики, познавшие цену долгой жизни и безусая молодежь. И чем добродетельнее человек, тем обиднее и глубже его переживание. Как говорит Достоевский, «великие люди испытывают великую грусть». Писатель создал потрясающую воображение образы и картины человеческого страдания и сострадания, проникновенного, порой даже болезненного сочувствия и омерзительного, душераздирающего равнодушия.

Рассматривая возможности влияния сострадания на нравственный облик личности философ приходит к выводу, что они проявляются не автоматически; это не чистая эмпатия или условный рефлекс. К тому же сочувствие не обязательно ведет к «очищению», «облагораживанию», ответные чувства не заставляют человека задумываться о характере своих поступков и не являются необходимым условием нравственного совершенствования. Так что смысл страдания, если он вообще есть, состоит в том, что служит истоком смысла существования и бытия человека, его самовыражения и самоутверждения. Вот почему православные богословы, смиряясь с присутствием в этом мире страдания, способны благославлять и сознательно отыскивать его. По словам В. Жуковского, «страдание – святая благость». И к нему надо стремится, ибо, по словам А.С. Пушкина: «Я жить хочу, чтобы мыслить и страдать». Только важно не поддаться им, не впасть под их пресс, так как тогда они будут вызывать чувство страха и проклятия.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»