WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

§ 1. Письменные источники включают в себя две группы – это заметки и описания, принадлежащие перу путешественников, чиновников, военных, среди которых мы находим наиболее ранние описания обуви, способов ее ношения, особенности ее цветовой гаммы и орнаментации. Именно данный вид источника позволяет почерпнуть информацию о наиболее архаичных видах обуви, вышедших из употребления к началу XIX века или не имеющих аналогов в музейных собраниях. Кроме того, благодаря данной группе источников становится возможным расширить хронологический диапазон исследования для проведения сравнительных исторических аналогий с музейными собраниями, так как самое раннее, известное нам, упоминание обуви народов Средней Азии и Казахстана датируется третьей четвертью ХVIII века. Это достаточно полное описание казахского традиционного костюма4, сделанное знаменитым немецким натуралистом и путешественником И.Г. Георги – инициатором и активным участником Второй Академической экспедиции (1768-1774гг.) под руководством П.С. Палласа.

Именно в этот период начинается процесс присоединения Казахстана к России и вслед за ним, несколько позднее, Средней Азии. Наиболее ранние описания быта «туземного населения» принадлежали перу авторов, не имевших специального этнографического образования и состоявших на военной или административной службе Российской Империи. Составляя для нужд своих министерств статистические, географические и военные отчеты, они включали в них и сведения о местном населении. Среди авторов этнографических заметок о Средней Азии встречаются также ученые различных специальностей и путешественники.

Значительное место среди бытописаний казахского народа первой половины ХIХ века, занимают работы дипломатического чиновника А. И. Левшина, впоследствии ставшего известным государственным деятелем России. В 1832 году в свет вышла его монография, посвященная казахам Младшего жуза5. Интересные заметки о своем пребывании в 60-ые годы XIX века у казахов Младшего и Среднего жузов составил Б.О. Юзефович6. Немалый вклад в изучение быта казахов Среднего жуза внес офицер генерального штаба Н.И. Красовский, который в 60-ые годы XIX века служил в Оренбургской губернии и собирал материалы о традиционной культуре, занятиях и обычном праве казахов. В 1868 году вышла в свет его книга «Область сибирских киргизов»7. Несколько позднее была опубликована книга кадрового офицера колониальных войск России в Средней Азии А.П. Хорошхина «Сборник статей касающихся до Туркестанского края». Автор с 1865 года находился на службе в Туркестанском генерал-губернаторстве и по роду своей военной деятельности составлял топографические отчеты, но среди описаний ландшафта встречаются и ценные этнографические заметки о культурных особенностях местного населения8.

С продвижением границ Российской империи на юг появился интерес к изучению других народов, населявших Среднюю Азию – узбеков, таджиков, туркмен и др. Российская экспансия в Бухарский эмират, Хивинское и Кокандское ханства начинается в 40-ые гг. XIX века. Примерно с этого же времени на страницах отечественных журналов и газет публикуются многочисленные отчеты, посвященные материальной и духовной культуре узбеков. В этих заметках часто встречаются подробные описания устройства городов, обычаев, нравов и костюмов местного населения. С точки зрения интересующей нас темы, хотелось бы отметить статью переводчика И. Ибрагимова, опубликованную в 1874 году в «Военном сборнике», которая была посвящена населению Хивинского оазиса – узбекам, киргизам и туркменам9. Вышеупомянутый нами топограф А.П. Хорошхин, помимо заметок о кара-киргизах, в своей работе обращается также и к бытописанию жителей г. Ташкента. Здесь он приводит описания наиболее популярных среди местных узбеков видов обуви.

Одним из наиболее ранних источников, посвященных описанию ираноязычного населения Средней Азии, является книга «Путешествие из Оренбурга в Бухару», принадлежащая перу офицера генерального штаба барону Е.К. Мейендорфу, который находился в составе русской дипломатической миссии в Бухарское ханство, руководимой А.Ф. Негри в 1820-1821 гг. На страницах его воспоминаний об этом путешествии мы встречаем многочисленные этнографические заметки, посвященные, в том числе, таджикскому населению Бухары, достаточно пристальное внимание автор уделяет городскому производству кож и работе мастеров-сапожников10.

Традиционная культура туркмен вплоть до конца XIX века оставалась практически неисследованной областью этнографической науки. Хотя через территорию, населенную кочевыми туркменскими племенами, проходили караванные пути, эта область оставалась малодоступной для исследователей. Этим обуславливается и небольшое количество источников, которыми мы располагаем. Среди них наиболее полными являются две работы: первая из них – это статья путешественника инженера П.М. Лессара11. Вторая работа – книга К.М. Федорова «Закаспийская область», в которой автор рассматривает разнообразные виды обуви, входившие в костюм северных туркмен йомудов и човдуров12.

Работы исследователей и бытописателей конца XVIII – середины XIX века носили, в целом, ознакомительный характер, в них описывались климат, ландшафт, различные элементы традиционной культуры местного населения, нравы, обычаи, верования и т. д. Однако, данные статьи являются ценнейшим источником для исследователей, так как именно из них мы можем почерпнуть информацию о старинном традиционном костюме, значительные изменения в котором начали происходить уже с 60-х гг. XIX века. В это же время начинается становление новой науки – этнографии, основной задачей которой являлось комплексное и всестороннее изучение традиционной народной культуры. С помощью ученых-этнографов составляются программы и инструкции по управлению «инородцами», учитывавшие особенности духовной и материальной культуры народов Средней Азии и Казахстана.

Вторая группа источников – исследования, касающиеся традиционной культуры жителей региона и соседних народов, имеющих общие этногенетические корни и сохранившие сходные обряды, обычаи и элементы материальной культуры. В работах ученых этнографов, посвященных описанию комплексов костюма, бытовавшего в тех или иных областях Средней Азии и Казахстана, нередко встречаются ценные сведения о некоторых видах обуви, способах их ношения и особенностях покроя, но, в целом, они носят отрывочный характер и не отражают всего видового разнообразия, а также этнических и половозрастных отличий, характерных для костюма жителей отдельных областей. Среди данных работ важной базой для исследования послужили методологические труды Г.М. Василевич, О.А Сухаревой и Л.А. Чвырь по проблеме типологии и классификации элементов традиционного народного костюма.

§ 2. Вещественные памятники. Уникальным источником, с точки зрения временного, географического и видового разнообразия, является коллекция обуви Российского Этнографического музея. Формирование собрания происходило на протяжении всего ХХ века, но благодаря передаче в 1948 году из Москвы в музейные фонды РЭМ обширных коллекций Музея народов СССР, часть которого была сформирована во второй половине ХIХ века, временные рамки значительно расширились. Географические рамки коллекции также достаточно широки и включают обувь различных этнических групп и родоплеменных объединений. Общее число экспонатов обувной коллекции насчитывает 360 предметов и отражает около двадцати различных видов и моделей сандалий, поршней, туфель и сапог, среди которых встречаются уникальные, не описанные ранее исследователями. Кроме данных экспонатов в Среднеазиатскую коллекцию входят также предметы, отражающие ремесленное производство обуви и позволяющие восстановить процесс изготовления и технологические особенности шитья традиционной обуви.

Некоторые виды обуви, не характерные для традиционного народного костюма региона, но бытовавшие в ХХ веке, позволяют рассмотреть динамику развития обуви в культуре, определить основные влияния на данный элемент костюма.

В качестве сравнительного материала в работе были использованы также опубликованные материалы по собраниям Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН, Центрального Государственного музея Казахстана и др.

§ 3. Изобразительные источники. Художественные альбомы, экспедиционные зарисовки этнографов-исследователей Средней Азии, а также фотоматериалы, хранящиеся как в фондах РЭМ, так и опубликованные в научной литературе, позволили автору провести сравнительный анализ источников и определить способы бытования и особенности кроя тех или иных видов обуви. Среди них своей уникальностью выделяются два альбома рисунков художников В. Плотникова и П.М. Кошарова, которые отличаются точностью в передаче силуэта, покроя и орнаментации. Кроме того, в альбоме приведены местные названия изображенных видов обуви (РЭМ, Архив, Альбом художника Плотникова). Альбом художника П.М. Кошарова13 стал практически первым иллюстрированным сборником, посвященным киргизской традиционной культуре.

Для изучения традиционной обуви народов Средней Азии и Казахстана особое значение имеют фотоматериалы С.М. Дудина, художника и этнографа, собравшего самую ценную часть коллекции РЭМ (4000 экспонатов) по народам региона. С 1893 по 1905 год исследователь провел несколько крупных экспедиций в Закаспийскую область, Ташкент, Самарканд, Семиречье, Бухару и Фергану. Помимо сбора экспонатов художник-фотограф тщательно фиксировал сцены традиционного быта, обряды и праздники, развлечения, памятники архитектуры и типы жилища среднеазиатских народов. Эти фотографии являются уникальным материалом для изучения костюма в целом, а также обуви, способов ее ношения, орнаментации, возрастных и социальных различий.

Для изучения генезиса и развития традиционных форм обуви народов среднеазиатско - казахстанского региона большую роль играют памятники изобразительного искусства: настенная и миниатюрная живопись Мавераннахра, относящаяся к периоду расцвета городской культуры XVI-XVII веков и отражающая костюм различных слоев общества. Исследование этого источника позволят выявить наиболее архаичные виды обуви, сохранившиеся до начала ХХ века, проследить изменения в ее покрое и орнаментации.

Таким образом, источниковая база по вопросу изучения традиционной обуви народов Средней Азии и Казахстана достаточно широка и позволяет определить большинство вариантов покроя обуви, бытовавшей в регионе, ее этнические, половозрастные и социальные особенности, развитие и изменение обуви, происходившей на протяжении XIX - первой трети ХХ века.

Глава II. «Особенности типологии и изготовления традиционной обуви». Глава состоит из двух параграфов.

§ 1. Типология обуви народов Средней Азии и Казахстана. В основу типологии обуви народов среднеазиатско - казахстанского региона положен принцип покроя, который является основой обуви и технологическим решением задачи приспособления материала к формам человеческого тела. Согласно этому принципу обувь народов региона была разделена на три основных класса, имеющих устойчивое сочетание признаков: I класс – сандалии, характерной чертой которого является отсутствие надподошвенной части и закрепление обуви на ноге с помощью различных шнуров, II класс – поршневидный, отличающийся особым способом раскроя подошвенной части, которая полностью или частично формирует союзку, боковины, пятку и голенища, за счет деформации материала, путем загибания и стягивания заготовки вокруг стопы. III класс – башмаковидный, имеющий четко очерченную по ступне подошву и, пришитые к ней отдельно выкроенные детали, надподошвенной части.

Отнесение к выделенным классам некоторых вариантов традиционной обуви представляется достаточно проблематичным, так как они имели иной способ изготовления и не соответствуют общепринятым определениям тех или иных типов. В связи с этим мы хотим предложить выделить две группы обуви: 1) деревянная долбленая и 2) сшитая или сформированная из «мягкого» материала (кожи, ткани и пр.) Данные группы предваряют типологию, предложенную ниже.

Каждый класс имеет несколько таксонометрических уровней. Первый уровень – подкласс, определяющийся технологией изготовления обуви, которая может быть несшитой, то есть не имеющей конструктивных швов, или сшитой, изготовленной из одной или нескольких деталей и имеющей в наличии хотя бы один конструктивный шов. Второй таксонометрический уровень – тип, основной общей чертой которого является высота обуви, то есть наличие такой конструктивно важной детали как голенище. Каждый класс имеет несколько видов. Отличительной особенностью вида является наличие деталей, влияющих на изменение конструкции обуви. Внутри некоторых видов выделены также подвиды, отличающиеся от основного вида введением в крой дополнительных деталей, не влияющих, однако, на конструкцию. Иерархическое расположение класса, подкласса, типа, вида и подвида является общепринятой схемой, используемой не только в этнографии, но и ряде других гуманитарных и естественных наук, например, археологии, лингвистике, биологии и др.

При обобщении материала и создании типологии важным ориентиром, с методологической точки зрения, стала для нас работа Г.М. Василевич «Типы обуви народов Сибири», в которой содержится также ценный сравнительный материал для понимания данной проблемы. Обувь народов Средней Азии и Казахстана, несомненно, имеет ряд отличительных особенностей, которые нашли отражения в выделении некоторых новых классов и видов.

К 1 группе относятся два класса обуви. Класс I – сандалии представлен одним видом, состоявшим из одной конструктивной детали – подошвы, выточенной из дерева на трех ножках, расположенных по бокам в пяточной части и одной спереди на носке и дополнительных ремней-креплений фиксирующих обувь на ноге. Класс III – башмаковидный, вид 1 – туфли, которые представляли собой толстую подошву на трех ножках, высота которых варьируется от трех до семи сантиметров с высокой и глубокой союзкой, выточенной вместе с подошвой.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»