WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Западные эксперты, тем не менее утверждают, что если коррупция несет позитивный момент, к примеру, поддержку политической и экономической стабильности, то ее не осуждают.11 Взяточничество является неотъемлемой частью жизни. Оно смягчает крайности авторитарного общественного строя и дает гражданам возможность обойти препятствия, создаваемые громоздким государственным бюрократическим аппаратом. Борцы за мораль осуждают использование связей, получение взяток, так как это противоречит морали, называя грехом, тогда как юристы рассматривают это явление с буквы закона.12

Проведенный анализ показал, что коррупция определяет тенденцию и специфику развития частного предпринимательства, малого, среднего и даже крупного бизнеса. Эксперты утверждают: чем больше административных барьеров стоит перед коммерческим сектором, тем больше проявляется тенденция обойти их, и в этом коррупция играет ведущую роль. Административные факторы искусственно создаются государством под различными предлогами, чаще всего, для борьбы с теневой экономикой и коррупцией, между тем, оно само стимулирует развитие неформальных отношений в официальной экономике. По некоторым расчетам, упрощение отчетности и хозяйственной деятельности, в том числе по порядку начисления налогов, либерализация (в частности, в тех направлениях, где требуется лицензирование и проводится чрезмерная сертификация) может вернуть из «тени» не менее трети находящихся там предприятий.

Таким образом, в российских условиях легитимное насилие государства практически полностью осуществляется бюрократией и в интересах бюрократии. А потому проблемы и бизнеса, и граждан могут решаться практически исключительно с помощью коррупции. Так реально решаются многие жизненные проблемы развития политики, экономики и социальной сферы.

Это позволяет сделать вывод, что существует определенная зависимость уровня коррупции и «теневой» экономики от развития производительных сил и роли государства в отслеживании «теневиков». Так, более высокий показатель в бедных странах Африки, Азии, Латинской Америки, средний уровень в бывших республиках СССР, странах Центральной и Восточной Европы, в развитых странах ОЭСР самый низкий уровень «теневой» экономики — 15,1%.

Как показало исследование, прове­денное австрийским экономистом Ф. Шнайдером из университета г. Линц, с конца 90х годов в большинстве стран – членов ОЭСР наблюдалось постепенное уменьшение размеров «теневой» экономики, в Германии, Австрии и Швей­царии ее рост продолжался до 2003 г., а затем появилась тенденция к снижению. Оборот «теневой» экономики в Германии составил в 2004 г. 346 млрд. евро, и был на 3% меньше, чем в 2003 г. Это объясняется эффективностью прово­димой в стране реформы рынка труда ("Hartz IV") и либерализацией ремеслен­ного устава.

Те же тенденции прослеживаются при анализе коррупции, но если в случае разбухания «теневой» экономики прямое участие государства является проблематичным, то развитие масштабов коррупции связано со сращиванием аппарата государственных чиновников с коррумпированными структурами.

Исследования подтверждают, что есть два объяснения высокой взаи­мозависимости между «теневой» экономикой и кор­рупцией: 1) «теневая» экономика является попыт­кой устраниться от коррупции — предпринима­тель уходит в подполье, чтобы не платить взяток; 2) коррупция порождает дополнительный рост «теневой» экономики. По некоторым подсчетам, увеличение индекса коррупции на один пункт приводит к росту «теневой» экономики на 7,6%. Это не согласуется с взглядами на «теневую» экономику как способа обойти коррупцию, но подтверждает определение «теневой» экономики как порождения коррупции. Некоторая доля «теневого» сектора действительно образуется как ре­акция на взяточничество, она значительно мень­ше всей той части «теневого» сектора, которая порождается коррупцией.

В последние годы возросла прямая связь между ростом иностранных инвестиций и взяточничест­вом (взятки компаний иностранным государствен­ным чиновникам). Рост международной корруп­ции шел рука об руку с ростом ТНК, нелегальной иммиграцией, с реализацией инвестиционных проектов международных организа­ций в развивающихся и переходных экономиках.

На наш взгляд, вполне можно согласиться с таким толкованием понятия коррупция, когда предполагается, прежде всего, извлечение выгоды из своего положения в системе государственной власти или из связанного с ним своего общественного статуса в корыстных целях. Коррупцией в этом смысле следует признавать не только незаконные, но и неэтичные действия, а также действия, признаваемые в нашем обществе несправедливым. Таким образом, к коррупции следует относить любые действия, способствующие разложению государственной власти и системы государственного управления, разрушению механизмов, обеспечивающих функционирование властных структур исключительно в личных или корпоративных интересах. Такое понимание выявляет признаки системности в обществе и государстве, где одним из главных является несоблюдение или уклонение от соблюдения законов во всех сферах деятельности.

Отсюда можно сделать вывод, что в определении коррупции следует учитывать два основополагающих момента, лицо должно быть должностным и использовать либо свой статус должностного лица, либо вытекающие из него возможности для придания приоритетного характера отношениям с отдельным лицом или лицами в противовес другим лицам. В связи с этим мы считаем, что под коррупцией следует понимать незаконное использование должностным лицом своего статуса или вытекающих из него возможностей влиять на других лиц с целью получения личной выгоды. В этом определении фиксируется приоритет интересов одних лиц перед другими. Появление такого ничем не обоснованного преимущества и есть изначальный показатель коррупционного поведения должностного лица, которое это допустило. Такое понимание коррупции позволит точнее определить границы правового регулирования этого опасного явления.

Во второй главе дан анализ методов борьбы с коррупцией в Азиатско-тихоокеанском регионе, коллективных усилий и программ антикоррупционной деятельности на региональном уровне. Исследование подтвердило, что коррупция в развивающихся странах находит питательную почву в результате отсутствия реальных административных реформ, а также непрочности финансовой системы, слабого финансового аудита. Сильное макрорегулирование экономики сочетается с отсутствием финансовой отчетности частного бизнеса, сокрытием реальной величины доходов. Мешает борьбе с коррупцией также отсутствие Законов и подзаконных актов о борьбе с коррупцией. Многие аналитики причины коррупции связывают с высоким уровнем бедности и большой разницей в доходах различных групп населения.

С середины 90х годов в борьбе с коррупцией, как и с международным терроризмом, приняла интернациональный характер и организованные формы. В качестве успешного примера можно привести итоги работы Азиатско-Тихоокеанского Форума по борьбе с коррупцией, состоявшегося в 1999 г. в Маниле, в котором приняли участие 280 представителей Азиатского Банка развития, OECD, Английского департамента международного развития, Министерства иностранных дел Японии, Фонда Кондрада Адэнауэра, члены правительства Республики Корея, агентства интернационального развития США и программы развития ООН (ПРООН) и ряд других.

Правительства региона АТР предприняли конкретные и значимые приоритетные шаги для сдерживания, предотвращения и борьбы с коррупцией на всех уровнях без ущерба для существующих международных обязательств и в соответствии с общими судебными и прочими основными юридическими принципами.

Несмотря на то, что многие страны Азиатско-Тихоокеанского региона имеют свои различия в борьбе с коррупцией, общим является то, что Правительства региона АТР предпринимают совместные, конкретные шаги для сдерживания, предотвращения и борьбы с коррупцией на всех уровнях в соответствии с общими юридическими принципами. Основное направление борьбы с коррупцией является выработка конкретных программ технического сотрудничества в этой области.

В Программе заложены три основные принципа этой работы: развитие эффективной и прозрачной системы государственной службы; усиление борьбы со взяточничеством и обеспечение честности в бизнесе; поддержка активного участия общественности. Программа рекомендует создать такую систему найма правительством государственных служащих, которая будет гарантировать открытость, беспристрастность и эффективность, посредством: развития системы компенсаций; развития прозрачной системы найма и продвижения по службе; развития системы, обеспечивающей соответствующий надзор за дискреционными решениями и лицами, обладающими дискреционной властью; развития кадровой системы, которая включает регулярную и своевременную ротацию.

Гарантировать подотчетность государственных служащих в условиях эффективных юридических рамок предполагается посредством: финансовой прозрачности; соответствующих ревизионных процедур, применимых к государственному управлению и государственному сектору; расширения возможностей контрольных и надзорных общественных институтов; систем, обеспечивающих доступность информации; упрощения регулирования путем упразднения дублирующихся, неопределённых или излишних инструкций, которые обременяют коммерческую деятельность.

Эффективные меры для активизации борьбы с коррупцией предполагают: обеспечение наличия законов, способствующих эффективной и активной борьбе со взяточничеством среди государственных служащих; обеспечение эффективного использования законов, норм общественного поведения.

Особая роль отводится активному участию общественности во всех направлениях борьбы с коррупцией, в том числе поддержка неправительственных организаций, которые способствуют честности и борьбе с коррупцией путём, к примеру, деятельности по увеличению осведомлённости о коррупции и наносимом ею ущербе, мобилизации гражданской поддержки «чистого» правительства, а также документированию и сообщению о случаях коррупции. Кроме того, предполагается развернуть подготовку и/или реализацию образовательных программ, нацеленных на создание антикоррупционной культуры.

Поощрять участие общества в деятельности по борьбе с коррупцией предполагается различными средствами, в том числе посредством сотрудничества с группами, представляющими гражданское общество, такими как торговые палаты, профессиональные ассоциации, неправительственные организации, профсоюзы, жилищные ассоциации, СМИ и прочие организации.

С целью реализации данных трех принципов действий страны–участницы пытаются исполнять его условия. Хотя «План действий» содержит необязательные с юридической точки зрения принципы и стандарты реформирования политики, которые страны Азиатско-тихоокеанского региона обязуются добровольно реализовывать для слаженной и всесторонней борьбы с коррупцией и взяточничеством, однако все эти меры успешно могут способствовать развитию страны, экономическому росту и социальной стабильности. В «Плане действий» определены политические цели, которые на данный момент являются релевантными в борьбе с коррупцией в Азии и Океании, тем не менее, этот план открыт для новых идей и партнеров.

В третьей главе диссертации «Формы коррупционной деятельности в России» отмечается, что форсированный переход России к системе рыночного хозяйства имел в части, касающейся маргинального сообщества страны, следующие результаты. Сначала «опережающими темпами» росло криминальное ядро нового маргинального сообщества, со второй половины 90-х гг. стала быстро развиваться его периферия. Криминальное сообщество новой России глубоко трансформировалось, приобретая качества «зрелости» и «развитости». Качественная сторона характеризуется тем, что сформировалось устойчивое ядро в виде системы организованной преступности. Количество преступлений, совершенных организованными группами, возросло в 7 раз. Стремительно росло количество преступлений, связанных с оборотом наркотиков, что является во всем мире показателем развития организованной преступности.

Кроме того, произошла «модернизация» российской преступности. Так, на первое место по массовости вышли преступления против собственности, увеличилось число экономических преступлений. В 1999 г., например, было зафиксировано 256,2 тыс. преступлений в сфере экономики, в том числе 43,3 тыс. крупных13. Далее, массовый характер приобрела проституция, а, следовательно, заодно и весь связанный с ней организованный преступный бизнес. Заслуживает внимания и рост в составе правонарушений удельного веса лиц, совершивших преступления, без постоянного источника доходов. После 2002 г. отмечается галлопирующий рост преступности. К тому же увеличилось количество «интеллектуальных» преступлений – мошенничеств (угоны автомобилей, аферы с жильем и пр.).

Потенциал влияния российского криминального сообщества на постсоветскую (послереформенную) Россию и ее социально-экономическую эволюцию связан не только с экономической активностью криминалитета (которая впрочем, неизбежно будет нарастать), сколько, прежде всего, с его способностью оказывать влияние на психологию и стереотипы поведения социальных масс и российское общество в целом. Кризисные экономические и политические явления этот процесс будут ускорять. Ускорит его и свертывание в стране системы социального обеспечения (процесс будет тем мощнее, чем более резким и решительным окажется такое свертывание).

В последние годы усилилась криминализация хозяйственно-общественного пространства России, что является следствием непродуманной и форсированной либерализации и ослабления государственного контроля за хозяйственной сферой. Высокую роль в этом «сером» сегменте играют взятки. В среднем по российской экономике начала ХХ1 века объем взяток составляет до 10% товарооборота, а в наиболее «богатых» хозяйственных сегмента – достигает 20% товарооборота14.

Постсоциалистический период в России был отмечен колоссальным ростом «теневой» экономики и коррупции. В России действовало 116 преступных группировок общей численностью более 4 тысяч человек, которые контролировали 500 крупных хозяйствующих субъектов. 500 крупных заводов и коммерческих компаний в той или иной степени находились под влиянием криминалитета.

Рассматривая формы бытовой коррупции, в целом в России мы имеем дело с двумя противо­положными стратегиями поведения, когда власть на­ращивает коррупционное давление на граждан, а граждане бегут от коррупции. Аналитики коррупционной деятельности в России в бытовой коррупции выделили раздел специальных рынков, динамика которых представлена в сфере обучения, медицины, пенсионном фонде, жилищные вопросы и проч.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»