WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Больные основной группы относительно чаще страдали такими сопутствующими заболеваниями и метаболическими нарушениями как СД 2 типа (31,77%, p<0,05), ожирение (68,75%, p<0,05), метаболический синдром (75,52%, p<0,05), ИБС (52,08%, p<0,05), гиперхолестеринемия (89,06%, p<0,05) и гипертриглицеридемия (64,58%, p<0,05), что можно объяснить частой сочетаемостью гипогонадизма с данной патологией.

Антропометрические показатели в группах имели достоверные различия. Так пациенты основной группы имели более высокие показатели ИМТ (31,63±0,72 кг/м против 27,16±0,77 кг/м, p<0,05), веса (96,76±2,36 кг против 87,46±2,62 кг, p<0,05), окружности талии (105,97±1,98 см против 99,54±1,81 см, p<0,05) по сравнению с больными без недостаточности тестостерона. У пациентов с гипогонадизмом, ожирение развивалось в более раннем возрасте (42,7±2,37 лет), чем у больных без гипогонадизма (48,33±1,72 лет, p<0,05).

Ишемическую болезнь сердца имели 100 (52,08%) пациентов с гипогонадизмом и только 70 мужчин (29,17%, p<0,05) из группы сравнения. При гипогонадизме отмечено более раннее начало заболевания (42,67±1,99 года против 52,86±2,26 лет, p<0,05) и длительное течение ИБС (6,81±1,26 лет против 4,14±1,08 лет, p<0,05). ИБС у пациентов основной группы сопровождалась более низкими показателями эректильной функции МИЭФ (10,44±2,64 баллов против 13,96±2,91 баллов, p<0,05). Тяжесть (r = 0,33, p<0,05) и длительность (r = 0,20, p<0,05) эректильной дисфункции зависели от длительности ИБС.

В основной группе 61 (31,77%, p<0,05) пациент имел сахарный диабет, между тем в группе сравнения только 30 (12,5%) мужчин имели признаки данного состояния. Средний возраст возникновения СД у больных с гипогонадизмом составил 42,67±1,99 года, а у пациентов только с ЭД 52,86±2,26 года, p<0,05. Длительность заболевания также достоверно различалась между данными группами (6,81±1,26 лет против 4,14±1,08 лет, соответственно, p<0,05).

У пациентов с сахарным диабетом отмечена тяжелая ЭД, что обусловлено как сосудистыми нарушениями, так и диабетической нейропатией. У больных с СД показатели эректильной функции МИЭФ были ниже, чем у пациентов без диабета (9,57±2,54 баллов против 13,55±2,12 баллов, p<0,05).

У мужчин с низкими значениями андрогенов отмечены высокие значения общего холестерина (6,74±0,22 ммоль/л против 5,81±0,20 ммоль/л, p<0,05), триглицеридов (2,35±0,18 ммоль/л против 1,93±0,12 ммоль/л, p<0,05), ЛПНП (4,09±0,12 ммоль/л против 3,01±0,12 ммоль/л, p<0,05) и низкие показатели ЛПВП (1,04±0,04 ммоль/л против 1,36±0,05 ммоль/л, p<0,05) по сравнению с мужчинами, имеющими нормальные показатели тестостерона в крови. При гиперхолестеринемии показатели процентного увеличения диаметра кавернозных артерий (ПУДКА) были меньше (24,48±8,32%), чем при нормальных показателях холестерина крови (36,38±9,43%, p<0,05). Аналогичная тенденция отмечалась и при гипертриглицеридемии (20,49±9,04% при гипертриглицеридемии и 31,63±9,30% - без нее, p<0,05). Повышенный уровень триглицеридов крови был выявлен у 124 (64,58%) больных с гипогонадизмом и только у 120 (50%) пациентов группы сравнения (p<0,05). Показатели анкеты эректильной функции МИЭФ зависели от уровня триглицеридов в крови (r = -0,54, p<0,05). При наличии гипертриглицеридемии в основной группе чаще встречалась тяжелая ЭД (58,86%, p<0,05), а при нормальной концентрации триглицеридов крови преобладали умеренные (64,17%, p<0,05) и легкие (15,83%, p<0,05) формы ЭД.

Частота встречаемости АГ среди больных обеих групп не имела достоверных различий (81,77% и 79,17%, соответственно, p=0,15). Однако, АГ у больных с гипогонадизмом развивалась значительно раньше (48,4±1,81 лет), чем у пациентов группы сравнения (56,95±1,35 лет, p<0,05) и имела более длительное течение (7,63±1,13 лет против 4,19±0,63 лет, p<0,05). У больных с гипогонадизмом превалировала АГ 2 степени (35,94%, p<0,05), а у пациентов только с ЭД– АГ 1 степени (40%, p<0,05). При анализе эректильной функции МИЭФ среднее количество баллов у больных без гипертонии было выше (14,82±1,54 баллов), чем у пациентов с гипертонией (11,21±2,04 баллов, p<0,05), тем самым, доказывая тяжесть ЭД с наличием, а также длительностью гипертонии.

Пациенты обеих групп одинаково часто подвергались стрессовым факторам, однако наибольшее значение имела депрессия, которая встречалась у 33 (17,19%, p<0,05) больных с гипогонадизмом против 18 (7,5%) человек в группе сравнения, что могло способствовать более тяжелому течению ЭД у данной категории больных.

При оценке андрологического статуса пациентов обеих групп с помощью опросника AMS между группами были выявлены достоверные различия (40,92±1,3 баллов против 26,46±1,5 баллов, соответственно, р<0,05), что указывало на выраженность возрастных симптомов мужчин у больных с гипогонадизмом.

Об органическом характере ЭД свидетельствовало нарушение как спонтанных, так и адекватных эрекций. Обращает на себя внимание отсутствие утренних эрекций у 71 (36,98%, р<0,05) больного основной группы, что может быть связано с влиянием тестостерона на сосудистый эндотелий. Отсутствие эрекций, как признак тяжелых форм ЭД, достоверно часто встречалось у больных основной группы (15,63%, p<0,05).

У 143 (74,48%) пациентов основной группы было выявлено сниженное половое влечение, что подтверждало гормональный характер нарушений у данной категории больных. В то время, только 41 (17,08%, p<0,05) пациент группы сравнения отмечал данный симптом.

Результаты андрологического обследования показали, что пациенты основной группы отличались более ранним началом возникновения ЭД (48,70±1,63 лет против 54,46±1,45 лет, p<0,05) и длительным течением ЭД (5,62±0,69 лет против 4,08±0,73 года, p<0,05). В основной группе большинство пациентов имели тяжелую (48,96%, p<0,05) и умеренную (48,96%) ЭД. У пациентов группы сравнения превалировала умеренная ЭД (70,83%, p<0,05), а тяжелая ЭД встречалась только у 60 (25%) больных. Средние показатели количества баллов эректильной функции МИЭФ у больных в основной группе были достоверно ниже, чем в группе сравнения (11,36±0,95 баллов и 13,58±1,13 баллов, соответственно, p<0,05).

Таким образом, ЭД у пациентов с гипогонадизмом характеризуется ранним дебютом заболевания (48,70±1,63 лет), длительностью и тяжестью заболевания, часто протекает с сопутствующей патологией и метаболическими нарушениями, которые в свою очередь, еще больше ухудшают эндотелиальную и эректильную функцию.

Для клинической оценки эндотелиальной функции мы применяли посткомпрессионные пробы и уровень гомоцистеина крови. По результатам посткомпрессионного увеличения диаметра плечевой артерии, 160 (83,33%) пациентов основной группы имели эндотелиальную дисфункцию на плечевой артерии по сравнению со 150 (62,5%, p<0,05) мужчинами из группы сравнения. У больных с гипогонадизмом отмечены низкие показатели посткомпрессионных изменений диаметра плечевой артерии (9,53±0,88%, p<0,05), что указывало на более тяжелые нарушения системной эндотелиальной функции. По результатам ПУДКА выявлено, что все пациенты основной группы (n=192) и 221 (92,08%) пациент группы сравнения имели признаки эндотелиальной дисфункции на кавернозных артериях, при этом данный показатель у больных с гипогонадизмом был достоверно ниже (19,55±1,96%, p<0,05), чем у пациентов только с ЭД (38,98±1,74%, p<0,05).

Отрицательное влияние андрогенодефицитных состояний на эндотелиальную функцию подтверждается большей распространенностью гипергомоцистеинемии среди больных основной группы (73,44%, p<0,05) и высоким его уровнем у пациентов с гипогонадизмом по сравнению с пациентами группы сравнения (15,34±0,89 мкмоль/л против 13,84±0,75 мкмоль/л, p<0,05). Установлена связь гипергомоцистеинемии с тяжестью ЭД. У больных с гипергомоцистеинемией превалировала тяжелая ЭД (70,21%, p<0,05), а пациенты без гипергомоцистеинемии чаще страдали легкой (39,22%, p<0,05) и умеренной ЭД (52,94%, p<0,05). Обнаружена обратная зависимость между количеством баллов эректильной функции МИЭФ и концентрацией гомоцистеина в крови (r= -0,40, p<0,05) у пациентов основной группы. В группе сравнения такой взаимосвязи не обнаружено (r= -0,04). Уровень гомоцистеина находился в обратной зависимости от концентрации общего (r= -0,54, p<0,05) и свободного тестостерона крови (r=-0,61, p<0,05). Также, концентрация гомоцистеина обратно коррелировала с показателями ПУДКА (r= -0,55, p<0,05) более сильно, чем с посткомпрессионным увеличением диаметра плечевой артерии (r= -0,27, p<0,05).

Средний уровень СРБ в обеих группах находился в пределах нормативных значений (4,84±0,56 мг/л и 4,39±0,65 мг/л, соответственно, p=0,08), достоверных различий между ними не было.

Степень выраженности ЭД зависела от уровня андрогенов крови, особенно от концентрации свободного тестостерона. Результаты корреляционного анализа показали, что с возрастом концентрация общего (r= -0,36, p<0,05) и свободного тестостерона (r=-0,41, p<0,05) уменьшается. С увеличением окружности талии также уменьшался уровень общего (r=-0,31, p<0,05) и свободного тестостерона (r=-0,44, p<0,05), что еще раз подчеркивает роль висцерального ожирения в патогенезе гормональных нарушений у данных больных. Средние показатели ПУДКА среди больных с гипогонадизмом были ниже, чем у больных с нормальным уровнем половых гормонов (21,76±0,95% против 38,18±1,03%, p<0,05). Однако при оценке эндотелиальной функции на плечевой артерии, в зависимости от концентрации половых гормонов, достоверного различия между группами обнаружено не было (11,96±0,77% против 12,69±0,37%, p=1,07), что указывает на большую чувствительность эндотелия кавернозных тел к андрогенам. Между показателем ПУДКА и уровнем общего (r= 0,44, p<0,05), и свободного (r= 0,48, p<0,05) тестостерона обнаружена достоверная связь.

На основании полученных данных, мы разработали алгоритм диагностики эндотелиальной дисфункции у больных с гипогонадизмом и ЭД. После опроса и анамнеза, необходимо оценить антропометрические показатели, измерить артериальное давление, исследовать липидный, углеводный и гормональный профиль крови. Так как, патогенез ЭД у больных с гипогонадизмом, в основном связан с эндотелиальной дисфункцией, то возникает необходимость в ее выявлении. Для этой цели мы предлагаем использовать посткомпрессионные тесты на плечевой и кавернозных артериях, а также определять уровень гомоцистеина в крови.

Для оценки степени влияния разных видов терапии на эндотелиальную и эректильную функцию, мы разделили больных основной группы на 3 сопоставимые подгруппы. В подгруппу 1 включили 46 больных (средний возраст 53,60±12,07 года) которые получали монотерапию препаратами тестостерона. Больным из подгруппы 2, в которую вошли 84 мужчин (средний возраст 53,57±10,34 года) была назначена комбинированная терапия андрогенами и ингибиторами ФДЭ 5 типа на протяжении полугода. Шестьдесят два пациента (средний возраст 55,77±12,01 года) составили подгруппу 3, им была назначена монотерапия ингибиторами ФДЭ 5 типа. Во всех подгруппах проводили контрольные обследования через 1, 3 и 6 месяцев, оценивали динамику показателей эректильной и эндотелиальной функции. Необходимо заметить, что подгруппы были сопоставимы между собой. Всем мужчинам с наличием неблагоприятных факторов образа жизни, сопутствующих заболеваний, метаболических нарушений проводилась патогенетическая терапия.

Улучшение эректильной функции МИЭФ на фоне проводимого лечения отмечено у всех больных, однако у пациентов подгруппы 2 это происходило достоверно выражено (24,0±0,40 баллов, p<0,05) и в более ранние сроки (4 нед. против 14 нед, p<0,05), чем в подгруппах 1 и 3. На фоне назначенного лечения достичь показателей эректильной функции МИЭФ 26 и более балов, смогли только 12 (26,1%) больных подгруппы 1; 46 (54,76%) пациентов подгруппы 2 и 20 (32,26%) мужчин из подгруппы 3. После проводимой терапии во всех подгруппах количество больных с легкой ЭД увеличилось, а больных с тяжелой ЭД не было. Мужчины с умеренной ЭД после лечения встречались только в подгруппе 1 и 3 (21,73% и 22,58%, соответственно, p<0,05). Хуже восстанавливали эрекцию больные, имеющие тяжелую ЭД, СД 2 типа, метаболический синдром, гипертриглицеридемию и гипергомоцистеинемию (p<0,001).

Показатели удовлетворенность половым актом и общая удовлетворенность МИЭФ также различались между подгруппами: пациенты подгруппы 2 имели достоверное улучшение данных показателей уже через 1 месяц терапии, а у больных на монотерапии отмечено улучшение общей удовлетворенности МИЭФ только через 3-6 месяцев. Относительно, показателя оргазм МИЭФ достоверных отличий по динамике данного показателя между подгруппами отмечено не было. Динамика либидо МИЭФ у больных подгрупп 1 и 2 показывала положительную тенденцию и имела достоверное увеличение уже через месяц гормональной терапии (7,05±0,28 баллов для подгруппы 1 и 7,95±0,25 баллов для подгруппы 2, р<0,05). Через 6 месяцев между этими двумя подгруппами разницы не было (9,09±0,18 баллов и 8,86±0,13 баллов, соответственно, р=1,05). Однако, в подгруппе 3 пациенты также имели статистически достоверное улучшение либидо МИЭФ (с 4,35±0,27 баллов до 7,55±0,31 баллов, р<0,05), но только через 6 месяцев, что мы связываем с увеличением уровня собственных андрогенов за счет снижения массы тела, физических нагрузок и коррекции метаболических нарушений. Динамика количества баллов либидо МИЭФ в подгруппе больных, получающих гормоны, была достоверно выше (8,98±0,16 баллов, p<0,05), чем у пациентов из подгруппы 3 (7,55±0,31 баллов, p<0,05). Между подгруппами 1 и 2 достоверных различий по показателю либидо МИЭФ не наблюдалось. При контрольном обследовании через 1,3 и 6 месяцев во всех подгруппах было отмечено достоверное снижение массы тела, ИМТ и окружности талии. Достоверное снижение веса в наиболее ранние сроки выявлено у пациентов подгруппы 2 (через 1 месяц после лечения; 93,50±1,78 кг; p<0,05); в подгруппах 1 и 3 данные показатели улучшались только через 3 месяца на фоне проводимой терапии (92,28±1,57 кг и 92,53±1,85 кг, соответственно; p<0,05). Более значимое снижение ИМТ регистрировалось у больных, получающих комбинированную терапию (через 3 месяца проводимой терапии, 29,60±0,76 м/кг; p<0,05). В подгруппах 1 и 3 достоверное снижение ИМТ отмечено только к концу лечения (29,09±0,54 м/кг и 29,77±0,54 м/кг, соответственно; p<0,05). Динамика уменьшения окружности талии имела аналогичную весу тенденцию, т.е. статистическое снижение наблюдалось через месяц лечения в подгруппе 2 (102,51±1,97, p<0,05) и через 3 месяца в подгруппах 1 и 3 (101,52±1,67 см. и 103,44±1,77 см., соответственно; p<0,05). Все показатели липидного профиля у больных с ЭД и гипогонадизмом на фоне проводимого лечения имели положительную динамику.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»