WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

1. Функция обеспечения экспрессивной передачи информации может рассматриваться в качестве универсальной тенденции большинства функционирующих в прессе усечений. Экспрессивность усечений базируется, главным образом, на их принадлежности к стилистически сниженным регистрам речи: яркая стилистическая окраска таких единиц воспринимается как эпатажная и, следовательно, – выразительная.

К примеру, журналисты некоторых аналитических изданий (к примеру, “Newsweek” или “The Economist”), тексты которых отличаются повышенной экспрессией, ироничностью и присутствием авторского «я», регулярно обращаются в своих материалах к стилистически маркированным усечениям. В подобных изданиях усечения часто «встроены» в нетипичное для них окружение общественно-политической или специальной терминологией. Такое контрастирование всегда выразительно и прагматически эффективно: богатая речь, в которой сочетаются разнообразные языковые средства, вызывает интерес читателя и сильнее воздействует на него. Приведем в качестве иллюстрации один из примеров:

(1) Not Much Fab at This Investor Confab. [The Economist, May 16, 2007: 28]

Использование усечений fab (< fabulous) и confab (< confabulation) отражает, на наш взгляд, прагматический замысел автора «приукрасить» сообщение, сделать его более метким и выразительным. Экспрессивный эффект достигается за счет разговорной окраски усечения, которая придает высказыванию легкий оттенок небрежности и иронии.

Однако максимально продуктивны стилистически маркированные усечения в массовых и бульварно-развлекательных изданиях, в которых установка на повышенную экспрессию является, пожалуй, базовым принципом организации языковых средств. Так, в следующем предложении автор, призывая читателей прислать свои фотографии для участия в конкурсе, использует сразу три усечения: pic < picture, fave < favourite, mag < magazine. Данные единицы придают содержанию выразительность, свойственную спонтанным речевым высказываниям:

(2) The funniest pics will make it into the pages of your fave mag. [Bliss, August, 2002: 26]

Усечения нередко приобретают дополнительные экспрессивные свойства путем игрового употребления. Весьма показателен в этом смысле следующий заголовок, в котором нейтральное усечение приобретает экспрессивные характеристики за счет двойственности семантики и лексического окружения:

(3) Feeding the Fed [The Economist, July, 2003: 14]

Усечение “Fed” (сокращенный вариант развернутого наименования Federal Reserve System) омонимично английскому слову “fed”, причастию прошедшего времени от глагола “to feed” (кормить, содержать). Посредством игрового словоупотребления журналист привносит в значение сокращения дополнительную информацию, как бы намекая на излишнюю «сытость» упоминаемого ведомства.

2. Аттрактивная функция усечений также является немаловажным фактором, обусловливающим преимущество кратких единиц перед развернутыми аналогами. Усечения на страницах изданий способны приковывать внимание читателя своей новизной и динамичностью. Они попадают в фокус внимания за счет емкой, благозвучной материальной оболочки, которая отличает их от полного слова, воспринимаемого читателем в качестве привычного, банального.

Наиболее отчетливо аттрактивная функция усечений проявляется в заголовках – сильная позиция в тексте и ограниченное печатное пространство диктуют необходимость употребления кратких, но красноречивых и броских слов и конструкций. Чтобы добиться максимального «рекламного» эффекта журналисты нередко используют усечения в совокупности с приемом рифмования, как, к примеру, в следующем заголовке с краткой формой прилагательного “radical” (cл. «потрясающий»):

(4) Skateboarding in Olympics: Rad or Bad [New York Times, June 14, 2007: 16]

Подобное использование усеченных словоформ типично также для текстовых комментариев к фотографическим материалам – одного такого выражения часто бывает достаточно, чтобы не только прокомментировать изображение, но и затронуть воображение читателя, вызвать у него определенные ассоциации. Приведем в качестве примера несколько рифмованных конструкций, зафиксированных нами в различных источниках: fave-but-brave (favourite but brave); Glam with cam (Glamour with camera); celeb in rehab (celebrity in rehabilitation centre); You look fabby, Gabby (You look fabulous, Gabriel); Dads and grads (Dads and graduates); from drab to fab (from drab to fabulous) и др. Целью подобного нестандартного использования усечений является, помимо передачи информации, стремление заострить внимание на границах и возможностях самого речевого воплощения смысла.

Аттрактивная функция усечений соотносится с принципом эстетичности и общей установкой текстов прессы на экспрессивность, оригинальность и «неизбитость» словоупотребления.

3. Контактоустанавливающая функция усечений. Исследуемые единицы проявляют способность к установлению более теплого, неформального контакта с потенциальным читателем, что является существенным моментом в реализации прагматических задач прессы. Автор осуществляет целенаправленный выбор именно сокращенного варианта как более авторитетного и адекватного для обращения к «своему» читателю. «Аудитория глубже и искреннее воспринимает доказательную позицию того, кто “с ней”, нежели того, кто демонстрирует “взгляд со стороны” или ставит себя выше читателя» [Курганова, 2003: 147].

Наглядным примером ориентации лексического репертуара на речевые навыки аудитории c целью установления контакта могут послужить молодежные издания, в которых имитирование разговорной манеры подростков носит стилеобразующий характер. В результате вместо parents используется rents, вместо boyfriend – boyf, вместо body – bod, вместо university – uni и т.д.:

(5) Lots of very clever science-type bods are beavering away on clever new inventions … . [Bliss, April, 2007: 58]

На наш взгляд, журналист намеренно обращается к усечению bod < body, используя его в популярном среди подростков значении «человек», «особа», «чувак». Это свидетельствует о стремлении завоевать доверие молодого читателя, подчеркнуть свою причастность к той же речевой среде.

4. Функция повышение эмоционального колорита публикуемой информации. Важным условием коммуникативно-прагматического успеха сообщения является апелляция журналиста к эмоциональной сфере читателя, а также создание необходимого «аксиологического фона» повествования. Усечения, обладая статусом экспрессивно значимых лексических единиц, в той или иной степени способствуют повышению эмоционального колорита статей. По нашим подсчетам, из 13028 зафиксированных примеров в 5471 случае усечения актуализируют эмоционально-оценочное содержание.

Так, анализ текстов современной британской и американской прессы позволил выявить большое число усечений спектра положительных эмоций. Такие усечения создаются по принципу мелиоративности и призваны выразить теплое, доброжелательное или сочувствующее отношение к предмету разговора или к адресату. В качестве усечений-маркеров используется разнообразная с точки зрения семантики группа единиц: сюда входят усечения, мотивированные как прилагательными, так и существительными, как именами нарицательными, так и именами собственными. Показательно, что в качестве актуализаторов положительных эмоций могут выступать усечения всех четырех выделенных нами ЛСГ (1) наименования лиц и 2) наименования конкретных физических объектов, 3) наименования явлений со значением собирательности и 4) со значением отвлеченности).

Одним из способов манифестации положительной эмоциональности является введение в текст усечений с уменьшительно-ласкательным суффиксом -y/ie: moby < mobile phone, ciggie/y < cigarette, hankie < handkerchief, cossie < costume, lippy < lipstick, piccy < picture, sunnies < sunglasses, pressie < present, comfy < comfortable, Saggy < Sagittarius и др. Показательно, что в их употреблении прослеживается определенная закономерность: автор нередко прибегает к использованию данных единиц в текстах, где речь идет о детях и такие «детские» слова более уместны по сравнению с нейтральными полными единицами. К примеру, в следующем предложении автор, рассказывая о своей двухлетней дочери, употребляет суффигированное усечение, как бы копируя детскую речь:

(6) I went to the shop to get my two-year-old, Molly, a birthday pressie … . [Love it!, 8-14 May, 2007: 5]

В качестве прагматических маркеров положительных эмоций в определенных случаях могут служить созданные усечением топонимы (Ala(Bama) < Alabama Pennsy < Pennsylvania, Philly < Philadelphia), а также единицы, образованные от оценочных прилагательных (brill < brilliant, delish < delicious, gorge < gorgeous, lush < luscious, magnif < magnificent, rad < radical, terrif < terrific), усечения личных имен (Pen < Penelope, Nat < Natalie, Phil < Phillip и др.) и т.д.

Помимо усечений, реализующих мелиоративное значение, в текстах современной британской и американской прессы функционируют усечения с пейоративной окраской. Их появление – закономерный процесс в условиях общей тенденции современных СМИ к дисфемизации и увеличению слов с отрицательной коннотацией. Подобные единицы традиционно носят антропоцентрический характер: объектом отрицательной оценки чаще всего выступает человек, его внешность и характер, психологические и интеллектуальные свойства, социальная значимость и т.д. Следовательно, среди усечений-пейоративов на страницах газет и журналов превалируют единицы лексико-семантической группы «обозначение лица».

Согласно анализу, в системе оценочных признаков четко выделяются приоритетные пейоративные зоны: наиболее распространенными человеческими дефектами, маркируемыми в прессе с помощью усечений, являются недостаток ума и активности, отсутствие манер поведения и наивная простота. Так, нами зафиксирован ряд примеров, содержащих характеристику глупых людей, легко поддающихся обману. Носители указанных качеств часто обозначаются усечениями “simp” («простак», «лопух», «шляпа»), “sap” («олух», «дурак»), “berk” («болван») и др.:

(7) If you are too polite, New Yorkers tend to take you for a simp, a sap or, worst of all, an out-of-towner. [New York Times, July 18, 2000: 21]

В статье о том, по каким признакам в Нью-Йорке можно распознать «чужака», автор, на наш взгляд, намеренно использует усечения, способные в данном контексте живо передать ту «презрительную небрежность», с которой ньюйоркцы могут встретить «провинциального простофилю». Единицы “simp” и “sap” содержат в значении явный пейоративный компонент, определяющий их отнесенность к ряду отрицательно оценочных усечений.

Усечения с пейоративной окраской максимально предсказуемы в специализированных мужских журналах. Мы склонны связывать это с гендерными особенностями речевого поведения мужчин, заключающимися в большей агрессивности и категоричности. Усечения спектра отрицательной эмотивности в мужской прессе нередко применяются как своеобразная формула обращения к читателю. Так, в одном из номеров журнала “Maxim” читателям предлагается определить характер девушки по породе ее собаки. Мало того, что статья начинается призывом “Give it a try, ya ugly mutt!” (< muttonhead – «болван», «придурок»), в самом тексте использована усеченная форма слова simpleton, которая также передает оттенок провокационности:

(8) Your girl is intelligent, introspective, and way too clever for a simp like you. [Maxim, April, 2004: 94].

В современной прессе продолжается активное формирование навыка насмешливого отношения к происходящим событиям. Это влечет закономерное увеличение числа единиц ироничного содержания, включая усечения. Для выражения иронии зачастую используется та же группа усечений, которая реализует положительно окрашенные эмоции. В зависимости от прагматической установки текста может произойти своеобразное «переосмысление» значения сокращения, при котором нейтрализуются мелиоративные коннотации и развивается фамильярное, пренебрежительное созначение. Это можно проследить в случае введения в текст сокращенных личных имен. К примеру, в выдержке из статьи, где повествуется о предвыборной кампании во Франции и главных претендентах на пост президента страны – Николя Саркози и Сеголен Руаяль, автор намеренно сокращает их имена, называя Сеголен Сего, а Саркози – Сарко:

(9) Sgo’s face graced the covers of some 2,000 French magazines and newspapers last year. We’ve learned that she looks fab in a bathing suit – and that Sarko doesn’t quite compare, though his love life, apparently, seems rather zippier. [Newsweek, January 29, 2007: 7]

Усеченные варианты Sgo и Sarko приобретают в данном контексте иронично-язвительные характеристики, которые вполне соответствуют насмешливому тону повествования.

Эффективным средством импликации ироничной оценки выступают также любые суффигированные усечения, которые могут быть квалифицированы не только как ласкательные, но и фамильярные, пренебрежительные. К примеру:

(10) Will’s flatmates first thought he was a lecky due to his bad dress sense. [Maxim, August, 2006: 38].

Единица “lecky”, образованная от полного слова “electrician” (электрик) путем усечения и суффиксации, употребляется в речи с оттенком непочтительности и иронии. В приведенном контексте она, на наш взгляд, актуализирует сардоническое значение, как бы подчеркивая «неприглядные» качества людей данной профессии.

В проанализированных нами источниках квантитативное соотношение единиц, реализующих ту или иную эмоционально-оценочную информацию, весьма неравнозначно и выглядит следующим образом:

тип оценки

всего единиц:

5471

тип издания

качественная пресса

мас-совая пресса

бульварно-развлекательная пресса

табло-иды

женские изда-ния

мужские издания

моло-дежные издания

положительная

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»