WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Язык СМИ – социально-обусловленная реализация национального языка, где в большей или меньшей степени отражается состояние всех его стилей и подстилей. Это обусловливает закономерный интерес лингвистов к текстам СМИ. Однако, как показывает анализ теоретической литературы, внимание языковедов привлекает, главным образом, язык периодических изданий, и, говоря о языке СМИ, подразумевается, прежде всего, язык газет и журналов. На данный факт, к примеру, указывает широкая распространенность и функциональность понятия «язык газеты» (“newspaper language”).

Несмотря на глубокую изученность, тексты газет и журналов и сегодня являются достойным материалом для лингвистических наблюдений. Прессе правомерно отвести роль базового компонента в ряду существующих средств массовой информации, поскольку именно здесь происходило формирование основных стилистических приемов и средств, используемых сегодня в медиатекстах в целом. Этим обусловлено наше обращение к современной британской и американской прессе, на основе которой можно продуктивно изучать языковые явления, характерные для английского языка начала XXI столетия.

Тексты периодики как часть информационного слоя, создаваемого и поддерживаемого англоязычными СМИ, представляют собой обобщенный, совокупный образ английского языка, в котором разносторонне и быстро отражаются языковые новшества каждого дня. При посредничестве прессы они закрепляются и получают окончательное оформление в национальном языке. Газеты и журналы осуществляют своеобразное движение, эволюцию языковых средств, выполняя роль инициатора «вариативности языковой картины мира» [Санцевич, 2003: 58].

За исключением некоторых сущностных характеристик языковая организация прессы подвижна и претерпевает регулярные изменения. Быстрые темпы развития современного общества, а также прогрессирующее усложнение структуры средств массовой информации изменили стилистический и речевой облик периодики. В настоящее время мы становимся свидетелями активного проникновения в публичную речь элементов неофициального общения, в текстах все чаще стали использоваться слова, традиционно считавшиеся принадлежностью разговорной речи или речи отдельных социальных групп. К этой же категории лексики зачастую принадлежат усечения. Основная масса используемых кратких форм слов – прерогатива разговорного языка, сленга или жаргона. Насыщение журналистской речи подобными элементами можно рассматривать как одно из проявлений базового принципа организации языковых средств газеты – тенденции к экспрессии: многие из этих единиц в силу новизны употребления привносят свежесть и выразительность в обозначаемые явления.

Создание усечений – естественная тенденция, характерная для английского языка на протяжении многих веков. Однако именно в настоящее время – в конце XX начале XXI столетий – под действием экстралингвистических факторов образование и употребление усечений превратилось в один из наиболее активных языковых процессов в английском языке. Данные единицы выступают как более удобные лексические символы, соответствующие актуальным тенденциям развития современного общества. В 90-хх годах аббревиатуры, созданные по модели усечения, широким потоком хлынули в тексты газет и журналов. Некоторые единицы стали базовыми, наиболее частотными и значимыми словами нашего времени: ad < advertisement, biz < business, blog < weblog, info < information, Net < Internet, tech < technology (high-tech < high-technology), digi < digital и др.

Усечениям принадлежит достойное место в ряду других видов сокращений. Под «сокращением» в широком смысле принято понимать любой редуцированный вариант написания или произнесения слова или словосочетания, независимо от структуры и характера результативной единицы.

Относительно усечений в лингвистической литературе используется целый ряд терминов, которые по-разному отражают особенности исследуемого явления: слоговые аббревиатуры [Алексеев, 1979; Елдышев, 1985; Дюжикова, 1997; Сахибгареева, 1998; Ожогин, 1999], одночленные слоговые сокращения (one-member syllable shortenings) [Marchand, 1966; Soudek, 1967], аббревиатурные морфемы [Шаповалова, 2003], морфемные усечения [Сегаль, 1965; Сапогова, 1968; Борисов, 1972], простые усечения и усеченные слова [Никанорова, 1971; Горшунов, 1999; Ярмашевич, 2003; Лазарева, 2005; Рахманова, 2005]. Такой разброс связан, по-видимому, с тем, что авторы лингвистических работ в большинстве случаев касались вопроса об усечениях опосредованно, и их терминология использовалась, главным образом, для отграничения материала исследования от смежных явлений.

Мы в своей работе используем термин «усечение» («усеченная единица»), поскольку главной операцией, приводящей к образованию подобных сокращений, является усечение материальной оболочки слова, и, следовательно, данные единицы правомерно называть именно «усеченными». Кроме того, термин «усечение» акцентирует внимание на структурной простоте единиц, «образованных из остающегося при редукции исходного слова слога или, реже, нескольких слогов» [Елдышев, 1985: 23].

Усечения – лексические единицы, образованные в результате уменьшения звукового и графического комплекса одного слова (vet < veteran) или одного компонента словосочетания (chick lit < chick literature). В ряде случаев процесс усечения сопровождается опущением составной части устойчивого словосочетания (ab < abdominal muscle), суффиксацией (convo < conversation, meller < melodrama, footie < football) или деформацией орфографического облика (biz < business, mersh < commercial pash < passion). Такие единицы также подводятся нами под термин «усечение».

Необходимо отметить, что используемые в современной британской и американской прессе усечения манифестируют существенные различия по степени освоенности в языке. Наряду с единицами, прочно закрепившимися в языке, примеры которых стали хрестоматийными (doc < doctor, flu < influenza, pants < pantaloons, plane < airplane, photo < photograph, pub < public house и др.), обнаружены усечения, получившие распространение именно в последнее десятилетие. Это, с одной стороны, наименования, которые и раньше существовали в языке, однако активизировались в начале XXI столетия ввиду их большей актуальности (к примеру, усечения terr < terrorist, high-tech < high technology, showbiz < show business и т.д.), и, с другой стороны, единицы, появившиеся совсем недавно вместе с популяризацией новых реалий (moby < mobile telephone, digi < digital, blog < weblog, comp < computer, chick lit < chick literature и др.). Подобные примеры свидетельствуют о весомой роли экстралингвистических факторов в процессе образования и распространения анализируемых единиц, а также о приемлемости усечения как способа номинации.

Большую часть усечений (по нашим подсчетам, около 87% от общего количества рассмотренных примеров) составляют стилистически маркированные единицы. К примеру, активно тиражируемые в прессе элементы bennies < benefits, bod < body, crim < criminal, celeb < celebrity, fave < favourite, info < information, mag < magazine, pic < picture, prez < president и др. в лексикографических источниках фиксируются пометами “slang”, “colloquial”, “informal”. Подобного рода усечения не употребляются массовыми текстами «стихийно», поскольку, несмотря на активное освоение стилистически сниженной лексики, и сейчас сохраняется некая граница между солидными, «респектабельными» СМИ и изданиями, традиционно называемыми «желтой» прессой. Газеты и журналы не только осваивают единицы различных стилей и регистров, но и адаптируют их к речевым потребностям каждого конкретного издания, а также отдельно взятой статьи.

Проведенный анализ позволил прийти к выводу, что основные закономерности количественного распределения усечений прослеживаются в трех разновидностях современных англоязычных изданий: качественных, массовых и бульварно-развлекательных.

В качественных газетах и журналах (к примеру, “The Independent”, “The Times”, “Forbes” и др.), осуществляющих тщательный отбор лексических средств и, в целом, не допускающих проникновения стилистически сниженных элементов, усечения представлены единичными случаями употребления. Об этом можно судить по статистическим показателям частоты обращения к ним журналистов в пределах одного номера издания. Так, в журнале “Forbes” за январь 2004 г. мы зафиксировали всего 29 примеров использования усечений. Показательно, что большинство из них вследствие высокой степени освоенности в языке приближаются к стилистически нейтральным единицам: tech < technology, phone < telephone, neocons < neoconservatives, exam < examination, lab < laboratory и др.

Менее «щепетильны» массовые издания (“The Sun”, “USA Today”, “New York Times” и др.), лексический арсенал которых довольно часто балансирует на грани нормы, и стилистически сниженный статус усечений не только не исключает возможности их введения в текст, но часто является причиной их активного использования. Причем, употребление усечений в большей степени характерно для заголовков с их установкой на краткость.

В бульварно-развлекательной прессе (“The National Enquirer”, “OK”, “Glamour” и др.) усечения также достаточно многочисленны. Освещение бытовых сторон общественной жизни, высокая степень языковой демократизации и неофициальная тональность повествования определяют частотное употребление элементов неформальных регистров речевого общения, в том числе усечений. Мотивацией их использования можно считать стремление к оригинальности, новаторству и повышенной экспрессивности. Каждый номер издания может насчитывать приблизительно от 90 до 300 сокращенных слов. Это достаточно высокий показатель, учитывая, что основную часть печатной площади занимают фотографические и иллюстрационные материалы, а текст часто используется в качестве «сопроводительного» средства.

Следует отметить, что печатные издания во многом способствуют популяризации усечений в речи, повышая степень «привычности» данного языкового явления. По причине активного употребления стилистически сниженные усечения со временем переходят в разряд нейтральной лексики и, как следствие, – на страницы качественных изданий. Такое положение дел может вызвать серьезную озабоченность специалистов в области языка и речи. Однако, какие бы этот процесс не имел последствия, он свидетельствует об эволюции современного английского языка и, в конечном счете, преобразует речь обычного его носителя.

Глава 2. Лексико-семантический анализ функционирующих в прессе усечений

Усечения, как и обычные слова, выполняют номинативную функцию, репрезентируя сущности объективной действительности, т.е. обладают лексико-семантическими характеристиками. Данным единицам нередко приписывают статус семантически неполноценных образований в силу наличия в языке исходных наименований, денотативное значение которых признается первичным.

Однако положение об абсолютной идентичности семантического значения усечения и развернутого слова можно подвергнуть сомнению. Так, анализ текстов современной англоязычной периодики позволил выявить ряд единиц, имеющих отклонения в семантическом объеме – их значение или полностью отличается от значения прототипа, или пересекается с ним лишь частично. К примеру, усечение afro употребляется преимущественно в значении, отсутствующем в системе номинаций исходного слова African, – «фасон высокой пышной прически с мелкими завитками»; усеченное существительное gator (< alligator) демонстрирует неоднократные случаи использования в шутливом значении «житель штата Флорида», а не в своем прямом значении «аллигатор»; популярное в прессе слово vibe, производное от vibration, унаследовало, согласно анализу, лишь одно значение исходного варианта – «флюиды, атмосфера, настроение» и т.д.

Усечения со временем имеют шансы приобрести особые свойства, обрасти различными коннотациями, сузить или расширить семантическое содержание или полностью утратить связь с мотивировавшей его единицей и трансформироваться в отдельное слово.

Тем не менее, большинство функционирующих в прессе усечений сохраняют в семантике ассоциативные связи с исходными наименованиями, которые позволяют без труда «распознать» значение данных единиц.

Исследование усечений на материале современных газет и журналов позволило обнаружить обширный с точки зрения семантики класс единиц и проследить их многомерные системные связи. Широкий спектр зафиксированных усечений поставил задачу их систематизации.

В результате анализа было установлено, что на страницах современных англоязычных изданий употребляются усечения, мотивированные различными частями речи (к примеру, существительное: prop < property – «имущество»; прилагательное: despo < desperate – «отчаянный»; глагол: to amp < amplify – «усиливать» и т.д.). Однако ведущим типом единиц (91%) является класс усечений-существительных, и, следовательно, их изучение представляет особую ценность.

Всего нами было рассмотрено 11856 случаев использования усечений со значением предметности. Как единицы лексического уровня они могут представлять единую иерархическую систему, главным признаком которой является семантическая соотнесенность входящих в нее компонентов.

В нашей работе стратификация усечений производится путем объединения их в лексико-семантические группы (ЛСГ). Лексико-семантическая группа понимается нами вслед за И.В. Сентенбергом в качестве «целостного, незакрытого и способного к развитию множества слов или их лексико-семантических вариантов, объединенных вокруг доминанты общностью лексического значения» [Сентенберг, 1984: 61].

Основанием для отнесения конкретной единицы к той или иной ЛСГ являются следующие критерии:

  1. наличие в семантике усечения категориального значения предметности;
  2. наличие лексического окружения, позволяющего с максимальной точностью определить значение сокращенной единицы, что представляется существенным в условиях широко распространенного явления омонимии;
  3. наличие в семантической структуре признака, позволяющего сопоставить данную единицу по линии ее сходства с аналогичными единицами рассматриваемой понятийной сферы.

Для отражения конкретного, уточняющего содержания усечения в пределах одной ЛСГ объединяются в более дробные категории – лексико-семантические микрогруппы.

Следует подчеркнуть, что определение состава и процентной иерархии выделенных совокупностей единиц производилось нами на основе выборки усечений из текстов газет и журналов, и иерархическое положение группы или микрогруппы определяется частотностью употребления ее компонентов в прессе.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»