WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В ряде других пьес, в частности, популярных «Семейных порогах», поднимается проблема «отцов» и «детей». Если мастер-реалист И.С. Тургенев раскрывает ее на уровне противостояния разночинской молодежи и дворянского класса (соответственно «детей» и «отцов»), то В.А. Дьяченко прибегает к изучению разных поколений семей, имеющих высокий социальный статус и, несмотря на это, наделенных разнополюсными идеологиями. Выбранный внутрисемейный план, узкий на первый взгляд, позволяет автору актуализировать проблему, придать ей острое социальное звучание, довести до критической точки и определить как глобальную проблему современности. «Отцы» и «дети» – не просто два поколения. Они выросли и развивались в разных исторических условиях: отцы в патриархальной крепостнической среде, дети – в обстановке зарождающейся капитализации общества по западному образцу. Таким образом, можно с известной долей условности говорить о столкновении «славянской идеи» и «идеи западной». Сам В.А. Дьяченко как бы подчеркивает, что проблема не в идеологии, а в самих людях: здесь все основные действующие лица бескомпромиссны. В то же время, по мысли Н.Я. Данилевского, русского человека всегда характеризовали «терпимость и кроткость, великодушие и бескорыстие»57. И в пьесе автор выводит «формулу стабильности»: дворянин Яликов поднимает тост «…за здоровье всех, уважающих в человеке честного человека, а не старика или молодого!»58. Концептуально важна для творчества В.А. Дьяченко и мысль о том, что нельзя безоглядно подхватывать новый – «западный» - стиль жизни, отказываясь от многовекового наследия своеобразной русской культуры. Но в то же время жить «по-домостроевски» (а нередко именно так, буквально, многие понимали главную идею славянофильства) во II половине XIX века уже невозможно. Претит автору, что видно из другого произведения, «Гувернер», и стремление русского человека дать детям образование на западный манер – с помощью французов-гувернеров (происходит конфликт русской ментальности с психологией западного человека). Михаил Гречкин рассуждает: «Интересно бы знать, кому первому пришла в голову несчастная мысль вверить воспитание русского юноши гувернеру французу …в каждом нашем так называемом хорошем доме гувернер непременно француз! <…> Хороший русский гражданин выйдет из сыночка!»59.

Купцы, лицемеры, честолюбцы, распутники, люди, склонные к чревоугодию и безнравственному цинизму, в творчестве классицистов представляющие сатирически-комедийный план, обозначены и Дьяченко. В отличие от классицистического подхода, реализм Дьяченко позволяет видеть подверженных этим порокам людей не только в представителях определенного круга сословий. Это явления не частные, а свойственные всему обществу. Появление носителей данных качеств в трагедии нередко разрушает жизнь, причем не только самих негативных персонажей. Багров в «Светских ширмах», лицемер и распутник, своим подлым характером ломает жизнь невинной жены, и хотя в конце понимает, что виноват в трагедии, и близок к истинному раскаянию, по сути, обагряет, оправдывая фамилию, свои руки кровью. Лицемерна Ильменева, жена председателя палаты в «Прямой душе»: она проповедует современный, модный взгляд о равенстве женщин, но с уточнением: «женщин, принадлежащих к одному обществу»60. Еще чаще перечисленные недостатки свойственны представителям вполне четкой группе сословной иерархии: чиновничеству. Автор, имеющий многолетний опыт работы в данной области, признает это весьма определенно.

Рассматривая очертания мира русской бюрократии в сопоставительном исследовании, посвященном творчеству И.С. Тургенева, В.М. Маркович отмечает, что в чиновничьем мире «власть денег определяет все: общественные и семейные отношения»61. Это замечание верно характеризует и авторскую мысль В.А. Дьяченко в целом ряде произведений, посвященных проблемам современной ему бюрократии, которая процветает при любых условиях. Его пьесы, часто исследующие общественные процессы и проблемы на материале внутрисемейных взаимоотношений (причем последнее обстоятельство является одной из особенностей реализации авторского стиля), вскрывают всю глубину пропасти между общечеловеческой моралью и поведением чиновников. В бюрократизированном, донельзя поглощенном сословными взаимоотношениями обществе поведение чиновников оправдывается большинством. В пьесе «Практический господин» (1872 год) центральным персонажем, но отнюдь не героем, является Петр Несеев, которому в афише дано определение: «господин с весом по службе». Он желает «продать» свою дочь, считая выгоду, и торопится устроить ее брак. Называя себя человеком «практическим», Петр Дмитриевич не колеблясь расстраивает «сделку», когда в услугах потенциального мужа отпадает необходимость, также не только не думая о внешнем впечатлении, но и не вспоминая об интересах собственной дочери. Авторское отношение к нигилизму как популярному, но пустому образу мысли, свойственному современному обществу, в пьесе выражает брат, Иван Несеев: он иронично называет «нигилистом» не человека, отрицающего условность и проповедующего знание и опыт, а своего брата Петра, «отрицающего» сословность в удобных для себя целях. Интересны и другие, насмешливые и очень меткие характеристики обществу и нравам, которые дает в пьесе данный персонаж, не потерявший, именно благодаря жизни в провинции, нравственных качеств. Некоторые из этих замечаний представляют собой довольно резкие суждения как о реформах вообще, так и о разрыве между реформаторами из столицы и реальным обществом. Земская реформа, благодаря которой вводится соборность решения помещиками вопросов крестьян, половинчата. Иван Несеев рассказывает о своей «работе» в подобном учреждении: «Ничего, земствуем: собираемся, рассуждаем, ради развития легких, перекрикиваем друг друга в собраниях и пишем протоколы, в надежде, что наше потомство приведет их в исполнение»62. Таким образом, в комедии вновь появляется тип интересного автору, ироничного представителя среднесословной России.

Особое внимание обращено нами к анализу семантики заглавий в совокупности с контент-анализом пьес. Данный анализ, в частности, показал, что автор уже в названии формулирует основную проблему произведения, что определяет его смысловую доминанту и структурные особенности. Кроме обозначения таким образом концептуальных начал в содержании пьесы, в большинстве случаев речь идет об отражении идейной позиции писателя, избирающего тот или иной вопрос в качестве объекта творческого интереса. В частности, с простым определением темы мы встречаемся в названиях «Институтка», «Гувернер», «Гимназистка»; речь здесь идет о жизни представителей названных социальных слоев. В произведениях «Не первый и не последний», «Неровня», «Светские ширмы», «Семейные пороги» автор обращается к общесоциальным проблемам современного общества, в первую очередь в приложении к вопросам семьи и брака.

Ориентация драматурга на многообразие реальной действительности способствовала созданию широкой типологии характеров и конфликтных ситуаций. В каждой из последующих пьес В.А. Дьяченко умело обновлял антиномическую основу своих произведений, где сталкивались интересы людей разного социального происхождения («Неровня»), имущественного положения («Блестящая партия»), идейных взглядов («Семейные пороги»). Даже различия в этнической принадлежности могут породить конфликт («Современная барышня»). Важно, что писатель все время стремится к масштабным и убедительным обобщениям. Противостояние двух частных персонажей нередко обозначало у него конфликт политических сил, целых поколений.

Для решения многоплановых творческих задач В.А. Дьяченко в своей драматургической практике не мог обойтись без развернутой жанровой системы, исследуемой во 2 разделе главы. М.М. Бахтин отмечал, что именно «в жанрах <…> на протяжении веков их жизни накопляются формы видения и осмысления определенных сторон мира»63. На всем протяжении творческого пути исследуемого писателя заметно калейдоскопическое чередование, когда достаточно традиционные драмы сменялись каноническими комедиями (приоритетным в целом жанром), писались трагедии, а потом создавались абсолютно оригинальные «драматический очерк» и «драматическая быль» (определения самого автора), водевили, фарс, картины и сцены из повседневной жизни. Заметна также внутрижанровая эклектика: драматический по своему роду конфликт мог скрываться под названием «комедия» или «сцены из повседневной жизни». «Сценами», в частности, названа пьеса «Нынешняя любовь», жанр которой, пользуясь определением Н.Д. Тамарченко, скорее можно определить как «комедию с признаками драмы»64. В отличие от традиционной комедии, где интрига проясняется к обоюдному удовлетворению сторон, не меняя действующие лица качественно, здесь характеры к финалу изменяются, что является признаком жанра драмы.

Обращает на себя тот факт, что среди обширного творческого наследия В.А.Дьяченко практически нет (за исключением исторической драмы «Подвиг гражданки») исторических произведений, разработка которых активно велась многими писателями. Дьяченко привлекали в основном современные события и происходящие в обществе процессы. Этот выбор говорит о цельности творческого метода писателя, раз и навсегда остановившего свой взгляд на явлениях текущей действительности.

Процесс вызревания драматургического мастерства В.А. Дьяченко происходил одновременно с демократизацией театра 1860-х – 1870-х годов. Следует также отметить, что его творчество в целом совпало с тем периодом развития данного рода искусства, в котором режиссерская функция не отделялась от содержания самого произведения. Сценичность по определению должна была проявляться в содержательном плане и подкрепляться соответствием формы пьесы авторским установкам. Более сложные взаимоотношения между художественным миром драматургического произведения и миром сцены оставались еще делом будущего. Построение характеров осуществлялось на двух уровнях: актеры и в отдельных случаях режиссер ориентировались на ремарки (у В.А. Дьяченко они чаще имеют психологическое наполнение); зрители воспринимали действие, построенное на актерской игре и, следовательно, амплуа исполнителей.

Раздел 2.3 исследования посвящен стилю драматурга. Эта часть исследования опирается на фундаментальные положения, освещенные в работах А.Ф. Лосева65, М.М. Бахтина66, А.Н. Соколова67, Г.Н. Поспелова68, Д.С. Лихачева69, А.Б. Есина70. В.А. Дьяченко, вершина творчества которого совпала с эпохой глобальных и всесторонних общественных реформ в России, выбирает в качестве сюжетообразующих не сами реформы, а частные реакции на них, проявляет интерес к изменению типического характера, формированию новых частных отношений в связи с изменяющимися историческими условиями, что стало основой своеобразного подхода к художественному описанию жизненного материала. Несмотря на отсутствие произведений, которые сам автор относил бы к одному циклу, вполне обусловлено, на наш взгляд, рассмотрение ряда пьес именно в таком контексте. Это ряд пьес, последовательно обращенных к проблеме гендерной несправедливости и «женскому вопросу» в целом. В частности, по ряду формально-содержательных параметров, характеризующих любой индивидуальный стиль, циклом являются произведения «Институтка» (1862), «Не первый и не последний» (1862), «Неровня» (1863), «Светские ширмы» (1866), «Современная барышня» (1868), «Скрытое преступление» (1872), «Гимназистка» (1875). В данном перечне происходит последовательное описание общественного движения по пути решения «женского вопроса»: если в наиболее ранней из указанных пьес «Институтке» героиня, Марья Сергеевна Валеева, существо наивное, кроткое и покорное, то главный персонаж «Гимназистки» Сашенька Сохачева легко находит в себе силы противостоять инертному и консервативно настроенному в отношении к женщине. Заметно по перу Дьяченко, как от пьесы к пьесе женщина изменяется, становится решительнее, заявляет о себе. Именно женские образы с активной динамикой их развития, обусловленной общественными тенденциями, дали В.А. Дьяченко возможность наиболее полно воплотить свое представление о новом герое. За короткое в общеисторическом плане время, прошедшее от создания «Институтки», «Неровни» и «Светских ширм» до реализации замысла «Скрытого преступления» и «Гимназистки», меняется не только качество женского образования, но и отношение к женщине. Драматург не только показывает эволюцию русской женщины, прибегая к персонажам из дворянской среды, но и выделяет женщину в качестве «нового героя» наряду с популярными в революционно-демократической литературной среде разночинцами. Последовательные художественные поиски «нового героя», способного направлять общество по пути конструктивного развития, занимают важное место в зрелом творчестве драматурга. Определение содержания данного понятия, его этических и эстетических параметров рефреном проходит через лучшие произведения писателя.

В процессе рассмотрения творческого стиля автора нами выявлен такой прием, как называние отдельных актов («Законная жена», «Гимназистка»). Драматург прибегает к созданию ряда этюдов, несомненно, объединенных авторской мыслью и служащих разностороннему исследованию основной проблемы в пределах одной пьесы.

Драматургия, основанная на оперативном освещении происходящих в обществе событий, требует от авторов пристального внимания к эмоциональной стороне конфликта, часто доминирующей над рациональным осмыслением (последнее, если говорить об адекватности, возможно лишь в историческом отдалении). В зрелой драматургии В.А. Дьяченко также доминирует чувственное начало, реакции героев ориентируют зрителя в авторском отношении к происходящим событиям и явлениям.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»