WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

В диссертации показано, что туризм возможен лишь в свободное (досуговое) время человека (этим вопросам посвящены труды Д. Рисмена, Ж. Урдэна, Ж. Дюмазедье, Г. Шельского, Б.А. Грушина), которое становится достоянием масс лишь в ХХ веке. Для осуществления путешествий необходимо наличие свободного времени, которого становится тем больше, чем совершеннее уровень экономического развития, помогающий посредством достижений научно-технического прогресса расширению производственных мощностей и росту производительности труда, с одной стороны, а также высвобождению работающего, путем сокращения продолжительности его рабочего дня и повышения заработной платы. Социологи досуга принимают технический прогресс решающим фактором в развитии общества, а культурологи, в свою очередь, рассматривают проблему свободного времени как проблему личности. В параграфе также дана историческая ретроспектива генезиса досугового времени.

В диссертации на основании проанализированного материала сделаны выводы о том, что культура свободного времени предполагает наличие в обществе необходимых объективных условий. Указаны недостатки и сложности, препятствующие развитию, как отечественного туризма, так и туризма в «обществе досуга», где потребитель стремится приобретать те виды досуговой продукции, которые требуют сравнительно небольшого объема его свободного времени, пусть это даже связано с большими расходами.

В § 1. 3. «Путешествия как фактор социального и личностного освоения пространства» показано, что феномен туризма был бы невозможен и нереален вне пространства и вне пространственных перемещений человека. В свою очередь, туризм и в более широком плане путешествия вообще являют собой примеры освоения и формирования общечеловеческого и личностного универсума.

В параграфе анализируются объективное (физическое, математическое, космическое, географическое); субъективное (воспринимаемое человеком – жизненное, ментальное, психическое и т.п.) и социальное пространство (объективно-субъективное – историческое, культурное, экономическое, правовое, идеологическое, научное и т.п.).

Различные аспекты характеристик объективного пространства в эпоху Античности можно найти в трудах Аристотеля. В средневековой схоластике появляется различие между реальным, возможным и воображаемым пространством. В эпоху Возрождения, в частности благодаря исследованиям по проблемам перспективы в живописи, на первый план выходят представления именно о мнимом, хотя и воображаемом пространстве. В Новое время И. Ньютон различает абсолютное и относительное пространство. У И. Канта пространство, как и время, утрачивает объективный характер и получает характеристику априорной формы чувственного восприятия.

Характеризуя понятие субъективного пространства, в работе указано, что в силу родовой сущности человека «субъективное», особенно на ранних стадиях культуры, скорее означает «интерсубъективное», чем собственно личностное. Но при формировании у индивида представления и понятия личного пространства доминирующими становятся культурные, а значит и социальные, факторы.

Для туризма характерно культурное «освоение» пространства. Возможно, в настоящий период человечество достигло того уровня в своем развитии, когда можно говорить о глобализации культурного «освоения» мирового пространства.

В данной части исследования проанализировано влияние путешествий в определенные исторические эпохи на восприятие и структурирование жизненного пространства человека – от локализованных пространственных представлений и этноцентрического взгляда на мир до современного конвергентного осмысления цивилизационного пространства. Показано, как путешествия способствовали возникновению и формированию инфосферы как прообраза информационного пространства; складыванию этносферы, давшей со временем начало политическому пространству; освоению географического пространства, и, соответственно, развитию научных знаний о планете.

В параграфе рассмотрено, как путешествия оказывали влияние на формирование общегосударственного религиозного (идеологического), а в более широком смысле и культурного общегосударственного пространства. Религиозный и паломнический туризм в рамках любых религий вел к формированию духовных пространств, создавая определенный конфессиональный ментальный универсум. В связи с тем, что более 90 % объектов туристского интереса, так или иначе, связаны с культом или религией, имеющими место в настоящее время или уже утратившими свое значение, эти культурно-исторические ценности, входя составной частью (или будучи основой) в программу тех или иных туров, формируют определенное культурное, историческое, религиозное и др. пространство и являются важными исходя из заявленной темы исследования.

Автором постулируется, что туризм представляет собой значительную составляющую экономического пространства как на мировом, так и на местных уровнях. Диссертантка утверждает, что путешествия и туризм соотносимы с социально-классовым пространством. Люди из различных социальных страт зачастую «соблюдают» значительную социальную дистанцию. Это относится к неравномерности распределения благ и услуг, престижности места жительства, отдыха и т.п. Что, в свою очередь, ведет к локальной предопределенности понимания и восприятия туристских объектов, разработке маршрутов путешествий.

Автор выдвигает положение, что туризм явился мощным фактором формирования определенного правового пространства в глобальных масштабах. Для целей туризма – турист интернационален и как юридическая категория не имеет расовой принадлежности (национальности), учитываясь по гражданству (подданству). В результате чего в мире складывается некое унифицированное правовое поле, являющееся одновременно основой и следствием туризма, что ведет к пониманию и распространению общечеловеческих демократических и этических ценностей.

Диссертантка утверждает, что пространству в различных культурных парадигмах свойственны: цикличность и линейность; дискретность и непрерывность; однородность и анизотропность, непроницаемость и открытость, универсальность и самобытность; укорененность и номадичность, фрактальность и дезорганизация. Все вышеназванные виды пространств являются составными частями жизненного пространства человека, они взаимосвязаны и взаимно переплетены, дополняя и оттеняя отдельные черты друг друга. Сам фактор пространства как бы интегрирует личность в систему культуры. Кроме того, характеристики пространства, взятые в онтологическом контексте, амбивалентны.

В ходе проведенных научных изысканий можно сделать вывод, что цивилизация, развиваясь, расширяла свое географическое и экономическое пространство. И чем она была богаче, тем более крупномасштабно была налажена и индустрия путешествий. Путешествия и туризм способствовали формированию универсального взгляда на мир, видоизменяя и расширяя представления человека об окружающем его пространстве.

В § 1. 4. «Социальная форма движения и туризм» утверждается, что феномен туризма немыслим без движения, обусловлен им и становится реальностью только при изменении временных и пространственных координат. Можно констатировать, что движение, с одной стороны, является атрибутом туризма, а, с другой стороны, сам туризм представляет собой одну из разновидностей формы движения материи – социальную. О. Конт, исследуя проблему движения, выделил четыре его вида: механическое, химическое, биологическое и социальное. А Ф. Энгельс сделал акцент на том, что каждая более высокая форма движения базируется на предыдущей, включает ее в себя.

В работе указывается, что любые путешествия, связанные с «механическим» перемещением, безусловно, относятся к социальной форме движения и связаны не только с качественными изменениями в сознании путешествующих индивидов, но и с важнейшими социальными процессами становления и развития этносов, культур, цивилизаций.

Как одно из проявлений социальной формы движения туризм способствует многоплановым коммуникационным связям, благотворно влияя на генезис цивилизационного процесса. Исследованию динамики цивилизаций посвящены работы Н.Я. Данилевского, А. Тойнби, О. Шпенглера, Ф. Броделя, Ф. Багби, Г.А. Аванесовой, Б.С. Ерасова, Е.Б. Черняка. Результатом культурных контактов является обмен ментальными, духовными и материальными ценностями, опытом на межличностном, этническом, государственном и общецивилизационном уровнях.

На основании исследованного материала автор пришла к выводу: теория эволюции подводит к тому, что для выживания и сохранения своего генофонда человек вынужден был довольно значительное время мигрировать. Расселение людей по планете подтверждает это положение.

В диссертации на основе проведенного анализа отмечено, что интенсивность и массовость путешествий находились в прямой зависимости от динамики цивилизационного процесса. Согласно концепции А. Тойнби, путешествия и туризм, безусловно, играли роль культурного ретранслятора, помогая и эскалируя цивилизационную экспансию. Л.Н. Гумилев различал народы «статические» (персистентные) и «динамические» и, развивая теорию этногенеза, пришел к выводу, что «этносы всегда возникают из контактов». Значимость роли межэтнических контактов в зарождении цивилизации, базирующихся на путешествиях, выявил и американский ученый К. Квингли.

В работе отмечается, что отражением постоянных земных путешествий в древних верованиях стало посмертное «путешествие души» или «окончательное путешествие». О значимости путешествий говорит тот факт, что еще в догосударственный период появились первые божества – покровители путешественников. В эпоху неолита стал складываться ритуал встречи гостей.

Особенностью феномена туризма будет являться то, что его можно рассматривать как движение в массовом масштабе исходя из его глобализма на современном этапе; протяженное во временных и пространственных аспектах; но одновременно туризм также представляет собой и индивидуальные передвижения собственно туристов. Туризм, являясь одним из проявлений социальной формы движения материи, есть важный фактор, способствующий многоплановым коммуникационным связям. Результатом культурных контактов является обмен ментальными, духовными и материальными ценностями, опытом на межличностном, этническом, государственном и общецивилизационном уровнях.

В § 1. 5. «Образы дороги, странствий и гостеваний в культуре» выдвигается положение, основанное на анализе этнографических исследований, фольклора и древних текстов, что «культура дороги» является одним из древнейших и важнейших феноменов социальной жизни. Он нашел свое выражение и отражение в многочисленных образах и символах, глубоко укорененных в сознании и подсознании людей, прошедших инкультурацию.

Анализируя понятия, образы и представления, связанные с дорогой, странствиями и гостеванием, можно разделить их на две большие группы, проследив это деление на историографическом материале. Во-первых, это все то, что связано с материальной культурой: дом и придорожные жилища, одежда и пища, сам путь, средства передвижения и пр., во-вторых, это представления о путешествиях и гостеприимстве, включая социальные нормы, определяющие статус и правила поведения странствующих (путешествующих), а также их принимающих.

Символические представления, связанные с культурой дороги и гостеприимства исследованы в работах А.Р. Дзигова, В.А. Чистякова, Т.Б. Щепанской.

Необходимо отметить, что в данном исследовании фиксация и анализ образов, связанных с путешествиями и туризмом, основаны в основном на их вербальных интерпретациях. Хотя существуют и невербализированные, нередко неосознаваемые элементы символа. Кроме того, из-за размытости границ некоторых знаковых символов (так как их семиотический статус может ситуативно меняться) иногда можно говорить лишь о поле или о пучках значений того или иного из них.

В параграфе раскрывается этимология слова «символ», непосредственно связанная с идеей гостеприимства.

Автором проведен анализ образов и символов, связанных с материальной культурой, и сделан ряд выводов. Во-первых, существуют различия между экстравертной западной культурой и интровертной – восточной. Во-вторых, несмотря на противопоставление дорожного и домашнего кодов (оседлость и подвижность), они взаимопереводимы (взаимопревращаемы) и взаимосвязаны, при этом дорога часто символизируется как пространственная модель небытия, где последняя семиотически выступает в роли «чуждого мира» и вербализируется метафорически идеей смерти.

Исследование понятий и представлений о гостеприимстве дает основание утверждать, что оно представляет собой неотъемлемую часть культуры человечества. Законы, принципы и проявления этого общечеловеческого явления при всем их разнообразии имели много общих черт, главной из которых можно назвать гуманность. Феномен гостеприимства занимал по ценностной шкале человеческих взаимоотношений одно из приоритетных мест, рассматриваясь как одна из главнейших людских добродетелей, что доказывается на основе фактологического материала. В параграфе проанализирована вариативность в приеме гостей: филоксения, формальное гостеприимство, антигостеприимство, показано, что и на гостя, в свою очередь, налагались определенные обязательства.

В параграфе также раскрыты архетипические представления, закрепляющие статусные положения гостя и хозяина, среди которых можно выделить определенные виды: приоритет норм дома и утверждение власти хозяина, что с особенной силой проявлялось в обычае угощения (примиряющий и одновременно интегративный характер совместной трапезы), определение места гостя в социальной структуре обжитого пространства, проявление, а иногда и демонстрация взаимного доверия или доверия гостя по отношению к принимающей его стороне. Гость, следовательно, должен был подчиняться тем правилам, которые существовали у принимающей стороны. Но и хозяин, в свою очередь, имел определенные долженствования по отношению к тем, кого принимал у себя.

Диссертанткой указывается, что представления, связанные с дорожным мировосприятием, находят свое отражение в дорожных приметах, в символических обрядовых действиях, обычаях и традициях, при этом обычаи, как принятые образы действия, становились «естественными» законами жизни в традиционных формах и настолько тщательно охранялись, что практически любые «нововведения» извне встречали активное сопротивление и их неприятие. Это могло приводить и приводило к тому, что следование обычаям старины вызывало одобрение даже тогда, когда сам обычай практически утрачивался, но оставался его рудиментарный след в виде символа, выражающегося в некоей традиционной форме – обряде, или же зашифрованного в мифе, эпосе, сказке, пословице образа.

Вторая глава диссертации «Туризм в исторической ретроспективе» посвящена генезису феномена туризма.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»