WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Анализ показал, что в английском языке концепт ”warning” имеет значение «собственно предупреждение (72%) + оттенок предостережения (15%) + оттенок угрозы (10%) + незначительный оттенок совета (3%)». В русском языке структура концепта является более сложной: с одной стороны, ядро концепта менее четко очерчено (48%), с другой стороны, все оттенки значения достаточно ярко представлены. Следует отметить, что в русском языке оттенок угрозы проявляется наравне с оттенком предостережения (18% и 18%), т.е. более ярко, чем в английском. Оттенок совета также ярче представлен в русском языке (16%).

Концепт «угроза» имеет значение «угроза-обещание негативного результата (80%) + угрожающее положение (8%) + угрожающее действие (6%) + угроза как приказ (6%)». В английском языке концепт “threat” представлен несколько иначе: ядро как таковое отсутствует; ФЕ со значением угрожающего положения составляют 30%, со значением угрозы как обещания негативного результата – 28%, угрожающего действия 22%, угрозы-приказа – 20%.

В английском и русском языках составляющие концептов представлены в разных пропорциях.

Различия в проявлении концептов “warning” и «предупреждение» мы можем объяснить тем, что носители английского языка понимают мир иначе, чем носители русского языка. Выражения предупреждения-совета шире представлены в русском языке, так как, возможно, англичане считают себя не вправе вмешиваться в частную жизнь других людей и давать какие-либо советы, если их об этом не просят. Давать совет означает пытаться уберечь другого от действий, ошибочных с точки зрения автора речи, а англичанин понимает: то, что ему кажется правильным, может быть неподходящим кому-то другому. Англичанину легче предупредить, предостеречь об опасности, но свести к минимуму проявления угрозы, враждебности, так как угрожать другому человеку - значит относиться к нему заведомо враждебно, недружелюбно, а для британского менталитета это не характерно. Особенно четко это прослеживается в сопоставлении концептов “threat” и «угроза».

В III главе «Русская и английская фразеология в лингвокультурологическом аспекте» производится сопоставительный анализ концептов «предупреждение» и «угроза» в русском и английском языках, что позволяет выявить особенности менталитета русских и англичан.

Фразеологический состав русского и английского языков отображает национально-специфичные способы концептуализации окружающего мира.

Фразеологические единицы формируют картину мира носителей языка, так как в них непосредственно сосредоточены результаты культурного опыта народа. Значение фразеологических единиц антропоцентрично, так как фразеологизмы создаются человеком, направлены непосредственно на человека, отражая его природу, характеризуя и оценивая его. С другой стороны значение фразеологической единицы этноцентрично, т.к. они ориентированы на определенный этнос.

Фразеологические единицы английского и русского языков характеризуют представителей носителей этих языков, являются своего рода ключом к познанию этнокультурного менталитета, языковой ментальности нации.

Можно сказать, что ментальность англичанина имеет «пифагорейскую интенцию» [Салеев, 2001: 52], т.к. основными чертами коммуникативного поведения англичан можно считать сдержанность, взвешенность, самоконтроль.

Эмоции, выражаемые представителями разных культур, отличаются, что находит свое выражение в языке.

Лингвоспецифичным для англосаксонского менталитета является понятие understatement, которое часто переводится на русский язык как «языковая сдержанность, недоговоренность, сдержанное высказывание».

All over – все кончено, крышка: It’s all over for you! – Тебе крышка! В данном примере констатируется факт: кому-либо придется плохо. Прямая угроза.

Black looks – злое, злобно-угрожающее выражение лица: He got black looks from his mother when he arrived late. – Когда он пришел поздно, его мать угрожающе посмотрела на него [Freeman, 1982: 14].

В первом примере X не показывает своего состояния, а лишь констатирует тот факт, что Y-у придется плохо, во втором примере о разгневанном состоянии X-а мы можем судить, опять же, не напрямую, а по мимике - «черным взглядам». X как бы говорит: «Этими взглядами все сказано. Не вынуждайте меня переходить к действиям». При этом в глубине души X надеется, что Y «все поймет по глазам» и как можно быстрее изменит свое поведение.

Для русского и американского языкового сознания характерно преувеличение, превышение (“overstatement”), что ясно видно на примере фразеологических единиц со значением угрозы в русском и английском языках.

Если русский человек угрожает кому-либо, он прямо сообщает о возможных последствиях для адресата, невзирая на возможную реакцию:

Свет в рогожку покажется кому. Кому-либо станет плохо, обычно от боли, страха и т. п.

[Топилин]: В нашу жизнь не вмешивайтесь. Не то схлестнемся где на дороге – свет в рогожку покажется!

А. Софронов, Сердце не прощает [ФСРЯ, 1986: 412].

В примере X угрожает Y-у, что если Y будет вмешиваться в жизнь X-а, то ему станет плохо, причем X не просто ставит Y-а в известность о возможных неблагоприятных последствиях для него, но и прямо внушает ему страх перед собственной физической силой, как бы говоря: «Я в такой ярости, что лучше не связывайтесь со мной!»

Put the bite on (1919) – выражение означает оказание давления, угрозу с целью извлечения какой-либо выгоды для себя, буквально - кусать кого-либо: “Everybody keeps putting the bite on me for money I haven’t got”. Синонимы: Put the acid on (австралийское выражение) (1906); put the lug on (1929) [ODS, 1999: 422].

Исконно английским феноменом является понятие privacy, отражающее стремление англичан к дистанцированности – выбранной позиции по отношению к окружающему миру. Слово privacy на русский язык можно перевести лишь приблизительно – «уединение», «уединенность», «право на частную жизнь». Потребность в privacy – общечеловеческое свойство, присущее в той или иной степени большинству людей, но в английском обществе эта потребность возведена в культ.

По сравнению с южными народами, принадлежащими к так называемым “contact cultures” (яркий пример – итальянцы), англичане соблюдают принцип “do not touch”. Англичанин предпочитает быть скорее наблюдателем (the observer), чем непосредственным участником событий. Это создает эффект дистанцированности от событий и находит свое выражение в поведении и во всем менталитете англичан [Джиоева, 2006: 52; 54].

Сдержанность, осторожность, практичность и чувство собственного достоинства – основные черты английского национального характера, что очень ярко выражается во фразеологии.

He who says what he likes, shall hear what he does not like – посл. кто говорит то, что ему вздумается, услышит то, что ему не понравится: нужно говорить не все, что приходит в голову, а думать о возможной реакции собеседника.

A hedge between keeps friendship green – Пословица отражает дух индивидуализма, присущий британцам: даже с друзьями англичанин общается на некотором психологическом (и физическом) расстоянии (как бы через ограду – hedge).

Better a glorious death than a shameful life – посл. лучше славная смерть, чем постыдная жизнь: в любой ситуации, даже если что-либо угрожает жизни, нужно «сохранить лицо».

Для английского менталитета отрицательными являются такие человеческие качества, как неспособность к чему-либо, беспомощность в делах. Критике подвергаются также хвастовство и зазнайство

He who hesitates is lost – колебание пагубно. Ср.: Промедление смерти подобно (предостережение: если долго колебаться, можно упустить шанс что-либо сделать).

Pride goes before a fall (тж. pride will have a fall или pride goes before destruction). Ср.: Дьявол гордился, да с неба свалился.

В системе мировосприятия русских ключевым понятием можно считать общинность как ценностную ориентацию. В настоящее время в сознании русских противоречиво сочетаются ценности индивидуализма и коллективизма. Хотя исследования места индивидуализма в российской культуре только начали развертываться, все же можно констатировать, что индивидуалистические тенденции так и не смогли стать господствующими. Существует мнение, что в рамках русской культуры индивидуализм не может стать доминирующим мировоззрением, поскольку противоречит ее основным принципам, где основным является духовность.

Бережливость, трудолюбие, смелость являются ценностями и для русских, и для англичан.

There’s no such a thing as a free lunch пословица, предостерегающая: нельзя что-то получить, при этом не отдав ничего взамен, за все надо в конце концов заплатить. Идиома употребительна с середины XX века, первоначально в США, в качестве аксиомы, относящейся к экономике и финансам. Синоним: Money does nоt grow on trees [LID, 2000: 348].

With time and patience the leaf of the mulberry becomes satin – со временем и при терпении и тутовый лист станет атласом. Ср.: Терпенье и труд – все перетрут.

None but the brave deserve the fair – пословица. Ср.: Смелость города берет.

Внутреннее содержание английских и русских идиом отражает жизнь людей в ее простых проявлениях. В английском языке преобладают образы, связанные с бытовыми наблюдениями за людьми, природой и животными, как правило, домашними. Употребление идиоматических выражений, связанных с охотой, рыбалкой, морским делом характерно для англичан, так как Англия известна как крупная морская держава: до изобретения самолета все контакты с внешним миром осуществлялись исключительно морским путем. Охота для англичан издавна и по настоящее время является популярным хобби.

Для английского языкового сознания характерна ориентация на логику и здравый смысл.

Take care of the pence and the pounds will take care of themselves. Пословица употреблялась в Великобритании еще до 1724 года [Редфорд, 1964: 173]. Рус. Копейка рубль бережет. Береги хлеб про еду, а копейку про беду (совет).

В русском языке многочисленны образы, непосредственно связанные с историей и культурой русского народа, а также те, в которых упоминаются части человеческого тела. Большая роль соматизмов в русской фразеологии является прямым отражением менталитета. Так как в английской культуре ценится дистанцированность от собеседника, то при общении англичане гораздо меньше упоминают все, что связано с телом. В русской культуре, напротив, можно открыто выражать свои чувства, в том числе и дотрагиваться до собеседника.

Если в английском языке соматизмы выражают угрозу, то в русском языке – угрозу и предупреждение, предостережение с оттенком угрозы: X предупреждает Y-а, что если Y не выполнит определенных действий, ему придется очень плохо (например, ФЕ зарубить на носу, пальца в рот не клади кому). Много идиом связаны с головой: снять голову с кого, кому, не сносить головы кому, свернуть шею кому, не попадайся на глаза кому. Возможно, это связано с тем, что когда X угрожает Y-у, он подсознательно (инстинктивно) желает убить его, т.е. снести ему голову. Поскольку в цивилизованном обществе такое поведение недопустимо, человек «убивает» другого словами.

Существенное место занимают образы, иллюстрирующие взаимодействие людей с животными, природой и друг другом в процессе личной или профессиональной деятельности.

Одним из наиболее мощных, наиболее часто употребляемых выразительных средств, для создания образа является метафора. Метафора – психологически более сложный прием для восприятия. Вместе с тем, образ, в основе которого лежит метафорическое переосмысление, близок человеку. Он вызывает у воспринимающего ассоциации, непосредственно связанные с его жизнью, с культурой. Человеку свойственно метафорическое видение окружающего его мира. Он окружен метафорами, порой даже не осознавая этого.

В любом человеческом общении можно выделить следующие компоненты:

Я (сознание бессознательное) ТЫ (сознание бессознательное).

Метафорический уровень – символика, выражающая характер отношений между коммуникантами, онтологический статус каждого из них, желания, вытесняемые мысли и чувства. Присутствующий в народном творчестве метафорический язык делает форму общения людей более открытой. Метафора непосредственно связана с образом и важна для выражения прагматического эффекта коммуникации. Отметим, что образ во фразеологической единице всегда редуцирован, он не является зеркальным отражением ситуации, а выделяет в ней особую специфическую черту. Причиной этого явления служит особенность человеческого восприятия выделять суть, главный смысл языковой единицы.

Идиома человек человеку – волк не означает, что два человека во всем подобны волкам, что они серые, четвероногие и т.п., а означает, что X и Y ведут себя, как злые животные – волки.

Для распознавания прагматического кода и адекватного восприятия метафоры необходимо, чтобы автор речи владел культурными фоновыми знаниями собеседника, и наоборот.

The big bad wolf not formal – кто-либо или что-либо угрожающее:

Everyone was afraid that war would break out. It was the big bad wolf at that time. Каждый боялся, что разразится война. В то время она была устрашающим фактором. Данный пример иллюстрирует ситуацию: группа людей боялась войны, как если бы война была огромным волком – опасным, кровожадным животным. В данном случае свойства животного (ненасытность, кровожадность) нашли отражение в описании войны – определенных действий человека, при которых неизбежно убийство других людей. Интересно отметить, что происхождение идиомы восходит к известной сказке о трех поросятах, в которой волк намеревается поймать поросят и съесть [LID, 2000: 371].

Образы, создаваемые во фразеологических единицах, в основе которых лежит метафорическое переосмысление, большей частью национально специфичны. Они могут отражать как общие представления о мире, воспринимаемые представителями всех культур, так и представления специфические, присущие только одному этносу. Фразеологические единицы с ярко выраженной национальной окраской обладают эмотивно-оценочным значением только в одном языке. Например:

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»