WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

В свою очередь, неоинституциональный метод позволил акцентировать внимание на легитимации как на институте, корректирующим политическое творчество других акторов с помощью регламентирующих норм.

Диссертант большое внимание уделяет использованию в исследовании качественных методов политической науки, к числу которых следует отнести методы политической герменевтики, политической феноменологии, case-study, символического интеракционизма.

Метод политической герменевтики позволил рассмотреть процесс легитимации власти как создание и репрезентацию политического текста.

В диссертационном исследовании представлен и метод политической феноменологии, позволяющий определять легитимацию как феномен, что в свою очередь, позволило объяснить некоторые политические практики именно феноменологическим опытом.

Значительное внимание уделяется и комплексному изучению конкретных легитимационных практик, что, в свою очередь, позволило прибегнуть к помощи метода case-study.

Диссертант считал необходимым использование в своём исследовании метода символического интеракционизма, способствующего рассмотрению легитимации власти как взаимодействия между политическими акторами, осуществляемого с помощью символических форм.

Источниковая база диссертационного исследования может быть представлена в четырёх группах.

В первой группе содержатся нормативно-правовые акты РФ и зарубежных стран, регламентирующими деятельность политических институтов в политическом процессе.

Вторая группа представлена материалами многочисленных социологических исследований, проводившихся фондами изучения общественного мнения и социологическими центрами как в России, так и в других странах.

Диссертационное исследование включает в себя и политические мемуары, политические декларации, заявления, стенограммы, комментарии политических акторов (М.Горбачёва, Б.Ельцина, В.Путина, Л.Кучмы, Н.Назарбаева, Э.Рахмонова), так или иначе имевшие отношение к заявленной в диссертационном исследовании проблеме. Всё это послужило объединению данных источников в третью группу.

Четвёртую группу составили программные документы политических партий, представленных в политическом процессе на постсоветском пространстве. Также в ней представлены комментарии оппозиционных политических акторов, так или иначе затрагивающих проблему легитимации власти (Е.Гайдар, В.Литвин, Ю.Тимошенко, Д.Усупашвили и др.).

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в ней впервые в российской политической науке дан комплексный анализ легитимации политической власти и её основных механизмов. Это нашло отражение в следующих положениях научной новизны:

  • детально исследована дефиниция легитимации власти и найдены причины её «концептуальных натяжек» (Д.Сартори), скрывающиеся в многообразии дискурсов легитимации;
  • осуществлена авторская классификация легитимации, при этом наиболее детально исследована структура персонифицированной легитимности;
  • проанализированы и систематизированы механизмы политической легитимации постсоветских систем;
  • впервые в российской политической науке предпринята попытка рассмотрения легитимации власти через механизм политического текста и его основных элементов;
  • акцентировано внимание на специфичности процесса легитимации политической власти на постсоветском пространстве, наиболее подробно исследованы механизмы легитимации в «цветных» революциях;
  • на основании авторской классификации определён тип легитимности институтам президентства, корреспондирующий с траекторией развития политического процесса в конкретной постсоветской политической системе и установлены причины трансформации типов легитимности;

Наиболее существенными и значимыми научными результатами автора в его исследовании механизмов легитимации политической власти на постсоветском пространстве стали следующие положения, выносимые на защиту:

1. Сформировавшийся дискурс вокруг дефиниции «легитимация власти» объясняется концептуализацией легитимации власти, происходившей в нескольких исследовательских областях. Каждая область знания, в фокусе которой рассматривалась и наполнялась значением дефиниция «легитимация власти», придавала трактовке собственный специализированный оттенок.

На основе обобщения концептуальных подходов определена дефиниция «легитимация политической власти», оптимальным ареалом которой является политический дискурс. Легитимация представляет собой процесс признания или подтверждения права политической власти на принятие и реализацию политических решений и действий. Легитимация позиционирует и как специфическая технология, с помощью которой власть способна конструировать отношения с объектным полем, опираясь, в случае необходимости, на политическое насилие. Последнее в современных условиях приобретает многообразные формы.

2. Современные условия развития и функционирования политических процессов, их специфика и тенденции не находят объяснения в теоретических построениях легитимации, осуществлённых исследователями конца XIX - середины ХХ века. Подтверждением тому – появляющиеся теоретические модели легитимации, подвергающиеся постоянной коррекции и рефлексии в рамках активизирующихся политологических штудий.

Отсутствие релевантной классификации сценариев легитимации власти объективирует попытку диссертанта восполнить данный пробел авторской теоретической моделью учитывающей огромные возможности легитимации политической власти как института, её многообразие форм и комплексный анализ проявлений. Преференции объектов властного воздействия, трансформирующиеся в легитимность субъектов власти, находятся в постоянном взаимодействии и изменении, с учётом чего корректировка дефиниций легитимации становится неизбежной.

3. Эффективность процесса легитимации политической власти на постсоветском пространстве тесным образом связана с тем, насколько она обеспечена механизмами обретения признания. Легитимация невозможна без их включения, потому как именно они являются тем языком, на котором происходит субъектно-объектная коммуникация. Эффективность легитимации зависит от того, насколько разнообразен арсенал её механизмов, использующихся политическим актором. Возможность доступа и быстрой активации механизмов легитимации, позволяющих обеспечить политические стратегии необходимым результатом, позиционирует субъекта власти в оптимальной ситуации. Данный ресурс наделяет его неоспоримым преимуществом по сравнению с конкурирующими субъектами.

Возможность доступа к механизмам легитимации, при демонстрации высокого интеллектуального и инновационного потенциала со стороны оппозиционных групп может существенно повысить делегитимационные риски для правящего режима. В этой связи механизмы легитимации начинают позиционировать достаточно ценным ресурсом, право обладания которым порождает конкуренцию между политическими акторами. В постсоветской трансформации особое значение приобретают психологические, партиципаторные, технократические, технологические механизмы, активация которых способствует решению легитимационных задач.

4. Легитимация политической власти осуществляется через особый механизм, которым является политический текст. Процесс легитимации предполагает взаимодействие субъекта легитимации (носителя легитимности) и объекта легитимации (источника легитимности), осуществляемое посредством конструирования политического текста. Легитимация политического текста предполагает устойчивую связь его основных элементов. Политический текст существует на всех уровнях политики.

В случае сбоя в функционировании механизма легитимации политического текста, связанного с утратой функциональности какого-либо элемента, происходит затруднение репрезентации и раскодирования сигнала власти, что, в свою очередь, может привести к кризису легитимности, а затем и делегитимации политического текста и политического режима в целом. В полной мере, порядок функционирования механизма политического текста относится к постсоветскому пространству.

5. Легитимность обладает свойством изменять свою интенсивность, критические показатели которой сигнализируют о наступлении ее кризиса – падения уровня признанности и оправданности полномочий субъектов политической власти. Источник кризиса легитимности власти не может быть однозначно определен. Кризис легитимности является следствием функционирования большого количества точек напряжения, оптимизирующих его развитие и придающих ему форму. Неопределенность и множественность источников, инициирующих и поддерживающих кризис легитимности, напрямую связана с комплексностью проявлений самой легитимности как феномена.

Инициация кризиса легитимности всегда будет определенным образом выгодна достаточной части населения, ввиду её неоднозначного отношения к власти. В условиях постсоветских трансформаций возникают дополнительные трудности политической власти, испытывающей кризис легитимности. В целях предупреждения делегитимации, следующей за кризисом легитимности, субъектам политической власти приходится демонстрировать высокий креативный потенциал. Они вынуждены задействовать большие ресурсы, создавая политический текст для легитимации его различными социальными группами. Это позволяет рассматривать кризис легитимности как некий момент истины, поскольку от его дальнейшего разрешения зависит статус субъекта власти.

6. Процесс делегитимации политического режима зависит от целого ряда причин и условий, его сопровождающих. К делегитимации политического режима может быть причастен целый ряд факторов, затрагивающих те или иные сферы жизнедеятельности. Факторы делегитимации политических режимов, могут иметь отношение к институтам конкретной политической системы, иметь внутреннее (эндогенные факторы) или внешнее (экзогенные факторы) происхождение. Делегитимационные вызовы создаются на основании как субъективных, так и объективных причин. Комбинации факторов делегитимации политического режима являются уникальными для конкретной политической ситуации, что позволяет признать особую факторную комплексность, репрезентирующуюся в конкретном делегитимационном случае.

Практики, имевшие место на постсоветском пространстве, убедительно продемонстрировали зависимость делегитимации политических режимов от сохранения или разрушения территориальной целостности государства. В случае сохранения территориальной целостности признание политического режима достигалось быстрее, чем в условиях распада. Наличие внутри новообразовавшихся государств политических субъектов, претендовавших на признание и институционализацию собственных сепаратистских проектов, сказывалось на снижении доверия к правящему политическому режиму, выступая мощнейшим фактором его делегитимации.

Вероятность делегитимации политического режима коррелирует с традицией военных переворотов. При её наличии правящему политическому режиму необходим консенсус с институтом армии, потому как весьма вероятно, что именно армия будет играть ключевую роль в политической стабилизации. Ресурсов армии иногда бывает достаточно для определения траектории развития политического процесса в конкретной системе. Вместе с тем, роль армии в легитимации и делегитимации постсоветских режимов не является значимой. Это объясняется традиционно низким влиянием института армии на политические процессы в СССР, что поддерживает инерцию в конкретных репрезентациях образа армии в постсоветских государствах. Тем не менее, эффективность делегитимации правящих режимов, во многом, обусловлена отказом армии в применении силы против оппозиции.

Легитимность политического режима зависит от его способности противостоять делегитимационным вызовам. «Цветные» революции имели успех в тех постсоветских политических системах, которые были наиболее подвержены трансформациям (Грузия, Украина, Кыргызстан). И, наоборот, попытки «цветных» революций не увенчались успехом в достаточно стабильных постсоветских системах (Белоруссия, Казахстан, Узбекистан).

Вмешательство внешнего фактора в ряде случаев «цветных» революций (Грузия, Украина, Молдавия) позволило существенно минимизировать прямое насилие со стороны правящих режимов, что в результате предопределило «бескровный» характер революций.

7. Специфичность процесса легитимации политической власти в переходный период заключается в непредсказуемости исходов, ввиду того, что неуловимость образа объекта власти заставляет субъекта власти демонстрировать высокий инновационный потенциал в конструировании релевантного политического текста. Неопределенность и аморфность социальной структуры, несформированность классов и групп, при одновременно высоких ожиданиях создают дополнительные трудности для предсказания исхода политического транзита. В постсоветских трансформациях существует особенно высокая вероятность кризисов политических режимов. Частая смена политических режимов объясняется неспособностью ключевых политических акторов контролировать субъектно-объектную коммуникацию.

На постсоветском пространстве образовались различные типы режимов, что говорит о неодинаковой скорости и других параметрах протекания трансформационных процессов. Специфичность процессу легитимации политической власти придает и траектория посткоммунистического транзита, в значительной мере определяющая диспозицию институтов политической власти в отдельно взятой политической системе. Выбранная траектория транзита настраивает легитимационные механизмы, приводя их в соответствие с той или иной задачей, стоящей перед трансформирующейся политической системой.

Демократизация политических институтов в большинстве политических систем (за исключением Литвы, Латвии, Эстонии) была привнесённой. Демократизация столкнулась с сопротивлением традиции, институты которой были очень сильны и глубоко укоренены. Феномен клановости является гарантом устойчивости традиционной социальной структуры и затрудняет легитимационные процессы, протекающие без опоры на региональную, этническую и религиозную специфику. Наиболее подверженными кланизации являются моноориентированные экономики. Легитимация власти в данных политических системах происходит с учётом особенности экономического развития, доминирующих отраслей. Авторитарные тенденции, характеризующие политическую ситуацию в Молдавии, Туркменистане, Азербайджане, помимо всего прочего, находят объяснение в отраслевой специфичности экономик данных государств.

Научно-практическая значимость диссертационного исследования.

Теоретические выводы и практические рекомендации автора вносят свой вклад в исследование форм легитимации политической власти, в активизацию политологического дискурса вокруг этого феномена.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»