WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Длительность лечения ПИТРС статистически значимо связана с вероятностью отказа пациента от лечения ПИТРС. Так, в группе отказавшихся от лечения более половины пациентов прекратили прием препарата в течение менее чем 3,5 месяцев от начала терапии, что свидетельствует о необходимости особо пристального наблюдения за пациентом в первые месяцы после начала терапии с целью своевременного выявления и коррекции факторов риска отказа от лечения. С другой стороны, несмотря на то, что более половины пациентов отказались в течение первых нескольких месяцев от начала лечения, средняя длительность лечения в данной группе составила почти 2 года (20,9 месяцев). Такая диссоциация медианы и среднего говорит о том, что в данной группе были и такие пациенты, которые на протяжении очень длительного времени принимали ПИТРС, затем по какой-либо причине отказались. Тем не менее, отказавшиеся в первые несколько месяцев по собственному желанию представляются основной мишенью для корректирующего психологического воздействия.

Сам факт отмены ПИТРС в анамнезе по любой причине, будь то медицинские показания или собственное желание пациента, является фактором риска отмены препарата в будущем. Пациенты с анамнезом отказа или отмены должны находиться под особым контролем у медработников и патронажных служб. Особенно это относится к пациентам, принимавшим Копаксон или Бетаферон.

Депрессия (субклиническая или выраженная) была выявлена в примерно 30% пациентов, принявших участие в исследовании, сама по себе не являлась фактором риска отказа от лечения в исследуемой популяции пациентов: гораздо более значимым фактором риска была выраженная тревога. Депрессия может развиваться с возрастом, независимо от длительности и типа течения заболевания, приема бета-интерферонов, для которых депрессия считается характерным побочным эффектом, и степени инвалидизации. Статистически значимой корреляции депрессии и пола пациента выявлено не было. Не было выявлено связи между каким-либо из ПИТРС и частотой возникновения или степени выраженности депрессии. Кажущаяся на первый взгляд меньшая частота возникновения депрессии у пациентов, принимающих Копаксон, и большая у пациентов, принимающих Бетаферон, была обусловлена меньшей степенью инвалидизации пациентов, принимающих Копаксон, и большей – среди принимающих Бетаферон. Интересным представляется тот факт, что наличие 2 детей было статистически значимо связано с развитием и большей тяжестью депрессии, причем данная связь не зависела от возраста пациента. Депрессия значимо реже встречается у работающих и имеющих увлечение (хобби) пациентов, у пациентов с ремиттирующим течением РС и меньшей степенью инвалидизации. Пациенты с выраженной депрессией значимо чаще отказывались от сотрудничества в рамках исследования и хуже шли на контакт с исследователем. Наличие доверительных отношений с врачом, поддержка со стороны родственников – факторы, способствующие снижению частоты и выраженности депрессии, а также повышению приверженности пациента лечению ПИТРС.

Депрессия и тревога в большинстве случаев коморбидны. Отмечалась сильная высокозначимая положительная корреляция частоты и степени выраженности тревоги и депрессии, что лишний раз подтверждает высокую коморбидность этих расстройств, правомочность формулировки «тревожно-депрессивное расстройство» и особую распространенность данного феномена у пациентов с РС, получающих ПИТРС. При подозрении на наличие депрессивного расстройства у пациента необходимо всегда помнить о тревожном компоненте синдрома и соответствующим образом корректировать лечение антидепрессантами.

Тревога различной степени выраженности была выявлена у примерно 45% больных, была предиктором отказа от лечения ПИТРС. Тревога, в отличие от депрессии, не имела статистически значимых связей с возрастом, полом и наличием супруга, хотя, как и депрессия, коррелировала с наличием и количеством детей. По результатам данного исследования, тревога статистически значимо реже встречалась у работающих и имеющих хобби пациентов, но значимо чаще у пациентов, отказавшихся от сотрудничества в рамках исследования.

По результатам данного исследования, пациенты, которые не склонны к контакту с медицинским работником, могут относиться к группе высокого риска по отмене терапии по собственному желанию.

Степень доверия лечащему врачу в различных медицинских учреждениях (МГЦРС, ОНО, районная поликлиника) тем ниже, чем менее врач специализируется на лечении данного конкретного заболевания. Так, подавляющее большинство пациентов, продолжающих лечение, доверяют врачу в МГЦРС, и только каждый четвертый пациент доверяет неврологу в районной поликлинике.

Более половины пациентов в обеих группах указали родственника как одного из 3 людей, поддерживающих его в лечении, но в группе продолжающих лечение доля таких пациентов оказалась статистически значимо больше, чем в группе отказавшихся от приема ПИТРС. Этот факт подтверждает необходимость установления доверительных отношений не только с самим больным, но и с его родственниками, чтобы не только сам пациент, но и его родственники, имеющие зачастую большое влияние на пациента, верили в необходимость длительного лечения, его эффективность и безопасность.

Наличие семьи и поддержка родственников (чаще всего супруга) является фактором, способствующим повышению приверженности лечению ПИТРС.

Таким образом, складывается общая картина социально-демографических, неврологических и психологических факторов, оказывающих влияние на приверженность лечению при рассеянном склерозе. Для врача, который имеет дело с пациентами, болеющими таким тяжелым инвалидизирующим заболеванием, как рассеянный склероз, важно составить себе «портрет» пациента, уже при первой встрече определив имеющиеся у него факторы риска, и определить тактику дальнейшего сотрудничества на благо пациента.

ВЫВОДЫ

  1. Существует ряд независимых факторов риска низкой приверженности длительному лечению препаратами, изменяющими течение рассеянного склероза: возраст от 18 до 22 лет, а также 35 и 49 лет, отсутствие поддерживающего в лечении родственника, первые месяцы от начала терапии, указание на отказ отмену препаратов, изменяющих течение РС, в анамнезе.
  2. Факторы низкой приверженности, негативного влияния которых на приверженность лечению ПИТРС можно избежать при своевременном их выявлении и коррекции: образование и профессия пациента, которые не подходят для пациента с вероятной физической инвалидизацией, отсутствие хобби, отсутствие доверительных отношений врач-пациент, а также врач-родственники пациента, отказ пациента сотрудничать, а также наличие выраженного тревожного расстройства.
  3. В проведенном исследовании не получено статистически значимых данных, свидетельствующих о решающем значении низкого общего балла по шкале уверенности в себе (MSSE) или низкого балла по подшкале контроля шкалы MSSE для прогноза приверженности лечению ПИТРС.
  4. Разработанный в ходе проведенного исследования оригинальный вопросник может быть использован для периодического скрининга пациентов, получающих ПИТРС, на наличие факторов риска низкой приверженности лечению, а также факторов, которые не оказывают непосредственного влияния на отказ пациента от лечения, но могут своевременно и с минимальными затратами сил и времени пациента выявить факторы, снижающие качество жизни и ухудшающие прогноз основного заболевания.
  5. Госпитальная шкала тревоги и депрессии HADS – быстрый и удобный способ скрининга пациентов, получающих или рассматриваемых как кандидаты на получение ПИТРС, в отношении депрессии и тревоги как факторов, влияющих как на качество жизни, так и на приверженность лечению ПИТРС.
  6. Пациенты, получавшие Копаксон (глатирамера ацетат), имеют более высокую приверженность проводимой терапии, чем пациенты, получающие другие препараты. Следовательно, для пациента не столь важна меньшая частота введения препарата, как более благоприятный профиль побочных эффектов.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Спирин Н.Н., Касаткин Д.С., Сидоренко Т.В., Бойко А.Н. / Антитела к препаратам -интерферона и их значение при лечении РС // Рассеянный склероз и другие демиелинизирующие заболевания ред. Е.И. Гусев, И.А. Завалишин, А.Н. Бойко.- М.: Миклош, 2004. – с.429-439.
  2. Сидоренко Т.В., Бойко А.Н. / Влияние мотивации, комплаентности и приверженности к терапии на эффективность длительного лечения неврологических больных (обзор литературы) // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова, приложение к журналу Рассеянный склероз, выпуск 3, 2006.
  3. Бойко А.Н., Петров С.В., Забелина О.Н., Сидоренко Т.В., Исаченкова О.В., Гусев Е.И. / Создание регистров при рассеянном склерозе: мировой опыт и регистр Московского городского центра рассеянного склероза. // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова, приложение к журналу Рассеянный склероз, выпуск 4, 2007: 26-31.
  4. А.Н. Бойко, М.В. Давыдовская, Т.Л. Демина, Н.Ю. Лащ, В.В. Овчаров, Н.Ф. Попова, Т.В. Сидоренко, Н.И. Синбухова, А.В. Трубаченко, Н.В. Хачанова, С.Г. Щур, Е.И. Гусев / Опыт длительного использования бетаферона и копаксона в повседневной практике неврологов – результаты 5-летнего лечения больных рассеянным склерозом в Московском городском центре рассеянного склероза. / Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова, приложение к журналу Рассеянный склероз, выпуск 4, 2007: 84-94.
  5. А.Н. Бойко, Т.В. Сидоренко, Е.И. Гусев / Патогенетическое лечение рассеянного склероза // Украинский неврологический журнал. – 2008. – № 4(9). – с. 43-56.
  6. А.Н. Бойко, Т.В. Сидоренко, Е.И. Гусев / Патогенетическое лечение рассеянного склероза // II международный форум неврологов: Материалы конференции. – Ереван, 2008. – с.37-60.
  7. Сидоренко Т.В., Кольяк Е.В., Бойко А.Н. / Натализумаб: новый препарат для лечения рассеянного склероза. // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова 2009; 109:7, вып.2: 122-128.
  8. Бойко А.Н., Столяров И.Д., Сидоренко Т.В., Кулакова О.В., Кольяк Е.В., Петров А.М., Ильвес А.Г., Никифорова И.Г., Фаворова О.О., Гусев Е.И. / Патогенетическое лечение рассеянного склероза: настоящее и будущее. // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова 2009; 109:7, вып.2: 90-99.
  9. Сидоренко Т.В., Бойко А.Н., Давыдовская М.Ф., Золотова С.Н., Лащ Н.Ю., Попова Н.Ф., Хачанова Н.Ю., Щур С.Г., Гусев Е.И. / Приверженность к длительному лечению препаратами, изменяющими течение рассеянного склероза (ПИТРС). // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова 2009; 109:7, вып.2: 107-113.
Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»