WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Во введении обосновывается актуальность темы, определены объект, предмет, цель и задачи исследования, обозначены его территориальные и хронологические рамки, раскрывается степень изученности, дан анализ источников, обоснованы методологические основы и методы исследования.

Первая глава диссертации «Органы внутренних дел Уральской области в 1923 – 1934 гг.» состоит из трех параграфов.

Первый параграф посвящен анализу формирования структуры органов внутренних дел Уральской области и изучению процесса создания системы управления службами и подразделениями.

Становление органов внутренних дел проходило в рамках экспериментального реформирования административно-территориального устройства региона52. Для рассматриваемого периода характерны постоянные организационно-штатные преобразования милиции и уголовного розыска Урала, которые были обусловлены изменениями в социально-экономической и политической жизни государства и спецификой региона.

До конца 1930 г. органы внутренних дел были подчинены местным Советам и НКВД РСФСР. «Двойное подчинение» милиции и уголовного розыска было серьезным препятствием на пути создания системы управления органами охраны правопорядка, соответствующей особенностям административно-территориального деления Уральской области.

Процесс становления органов внутренних дел Уральской области проходил в три этапа. В 1924-1926 гг. оформились областное и окружные звенья управления административных органов, построена единообразная структура управления местных подразделений внутренних дел. В 1927 – 1930 гг. складывается комбинированная система управления, сочетавшая принципы территориальной системы (трехзвенная: область - округ - район) с отраслевым управлением (специализация по направлениям деятельности). Это позволило более эффективно организовать координацию сил и средств органов внутренних дел. В этот период НКВД РСФСР и административные органы Уральской области упорядочили сбор, учет и изучение основных показателей деятельности милиции и уголовного розыска, укрепили взаимодействие с иными правоохранительными и контролирующими органами. На третьем этапе (1930 – 1934 гг.) произошло объединение органов внутренних дел с подразделениями ОГПУ, что привело к созданию централизованной, не зависящей от местных властей системы управления. В практику работы милиции внедряется опыт информационных подразделений ОГПУ, особое внимание уделяется оперативным и агентурным данным, изменяется порядок информирования о деятельности милиции органов государственной власти и общественности. В июле 1934 года происходит окончательная централизация системы органов внутренних дел. Создается На­родный комиссариат внутренних дел СССР, в состав которого вошли как милиция и уголовный розыск, так и органы госбезопасности.

Во втором параграфе рассматриваются проблемы материально-технического обеспечения подразделений милиции и уголовного розыска Урала. Зависимость от местного бюджета обуславливала разницу оплаты труда одних и тех же категорий сотрудников милиции и уголовного розыска в округах и районах Уралобласти. Иногда она отличалась в два и более раз. Зарплата уральских милиционеров была значительно ниже, чем у их коллег в других регионах страны. Борцы с преступностью испытывали проблемы с жильем, которым в Свердловске в 1924-1926 гг. было обеспечено только 25-30% личного состава.

Мер, предпринимаемых НКВД РСФСР и Уралоблисполком, в виде денежного вознаграждения стражам правопорядка за эффективную работу и периодических прибавок к заработной плате за выслугу лет было явно недостаточно. Матери­альные и бытовые условия большей части сотрудников милиции и уголовного розыска в 1920-е гг. оставались неудовлетворитель­ными.

После ликвидации в 1930 году НКВД РСФСР, содержание милиции и угрозыска Урала было переведено на общегосударственный бюджет. В результате увеличилась штатная численность и денежное содержа­ние личного состава, на сотрудников милиции и членов их семей распространились преимущества и нормы государственного обеспечения военнослужащих РККА, расширился круг предоставляемых им социальных льгот. Большое значение для укрепления материального положения работников милиции сыграла организация подсобных хозяйств органов и частей РКМ Уральской области.

Предпринимаемые меры способствовали укрепле­нию кадрового состава и совершенствованию оперативно-розыскной дея­тельности подразделений охраны правопорядка.

Третий параграф посвящен кадровой работе в органах внутренних дел Уральской области. За 1920-е – начало 1930-х годов численность работников милиции на Урале выросла на 37 % и составила в 1934 г. 10346 человек53. «Политизация» советского общества оказала решающее влияние на комплектование милиции и уголовного розыска: при приеме на службу учитывалась не столько профессиональная компетентность, сколько социальное происхождение кандидата.

Неудовлетворительные материальные и бытовые условия становились причиной текучести кадров, падения их профес­сионального уровня, низкой дисциплины и нарушений законности в органах внутренних дел, что, в свою очередь, подрывало авторитет милиции и уголовного розыска в глазах общественности. Нередко бытовые проблемы приводили к фактам суицида в рядах стражей правопорядка.

В этих условиях руководством органов внутренних дел Уральской области изыскивались различные пути комплектования милиции и угрозыска. Среди них была «военизация» подразделений - укрепление роли единоначалия, строгой субординации и дисциплины.

Ужесточение мер дисциплинарной ответственности сочеталось с проведением аттестаций и «чисток» личного состава. Они были призваны изгнать некомпетентных и классово чуждых лиц из рядов милиции и угрозыска.

Для заполнения освобождаемых должностей стали проводиться партийные и комсомольские мобилизации. На службу в органы внутренних дел переводились сотрудники ОГПУ, а также рабочие и крестьяне, проявившие себя во время различных политических кампаний – коллективизации и ликвидации кулачества как класса, антицерковной и других.

В уральской милиции начинает расти партийная и комсомольская прослойка. К началу 1934 г. доля членов и кандидатов в члены ВКП (б) составляла 39% от числа всех сотрудников РКМ54. В феврале 1931 г. в Управлении рабоче-крестьянской милиции Уральской области создается политодел, в межрайонных секторах и управлениях крупных городов – политчасти, в остальных подразделениях – политинспекции. Формируется эффективная система политико-воспитательной и общеобразовательной работы. Особое внимание уделялось ликвидации неграмотности среди стражей правопорядка, повсеместно действовали школы, кружки и курсы, организовывались клубы и библиотеки.

Итогом предпринимаемых мер стало укрепление дисциплины и ответственности личного состава за выполнение служебного долга, что положительно сказывалось на оперативно-служебной деятель­ности милиции.

Приходящие на службу идеологически благонадежные новобранцы нуждались в профессиональной подготовке. В стране появилась сеть милицейских учебных заведений. В 1925 г. в Свердловске открывается школа младшего командного состава. К 1927 году в области работали 2 школы по подготовке младшего и среднего начсостава, 15 школ-резервов. В 1933 году в школах и на курсах милиции в Свердловске обучалось 300, в Перми – 120, в Челябинске – 100, в Тюмени – 110 сотрудников55. Курс обучения предусматривал сочетание общеобразовательных и спе­циальных дисциплин. В итоге повышалась профессиональная подготовка сотрудников милиции и уголовного розыска. С годами в учебный процесс вносились изменения, связанные с появлением у органов внутренних дел новых задач.

С конца 1920-х гг. при формировании подразделений милиции и угрозыска в национальных районах укомплектование низового аппарата производится работниками из состава коренного населения, или из лиц, знающих их быт и язык. Для этого в системе профессиональной подготовки предусматривались специальные программы обучения национальных кадров.

Во второй главе «Основные направления в деятельности уральской милиции» рассматриваются вопросы практической реализации органами внутренних дел Уральской области стоящих перед ними задач.

В первом параграфе анализируются структура и динамика преступности на территории Уральской области и меры борьбы с ней.

Региональные особенности определили своеобразие характера и отличительные черты уральской преступности. Причинная зависимость криминализации общества от этих факторов наиболее рельефно проявилась в период проведения коллективизации и индустриализации в конце 1920-х – начале 1930-х гг.

Экономическая нестабильность в регионе, снижение уров­ня жизни населения и появление большого числа обездоленных людей стали главными факторами роста преступности. В общей структуре преступности на Урале преобладали имущественные преступления, в 1925 г. составлявшие 43%, 1929 г.– 49% и в 1933 г. - 42% всех совершенных преступлений. При этом квалифицированные имущественные преступления (подделка денег, мошенничество, вымогательство и шантаж) по большей части совершались в городах. В сельской местности широкое распространение получило конокрадство, составлявшее в 1924 г. 61,2%, в 1929 г. - 54,5% совершенных имущественных преступлений56.

Убийства, как правило, сопутствовали другим преступлениям, среди которых наиболее опасным видом был бандитизм. Число бандитских проявлений начинает расти на рубеже 1920-х – 1930-х гг. Только в 1931 г. их количество возросло по сравнению с 1930 г. на 50%. Этот вид преступлений имел ярко выраженную политическую окраску: жертвами бандитов, как правило, становились коммунисты, колхозный актив и лица, сочувствующие советской власти. Если в первой половине 1920-х гг. в состав бандитских шаек входили в основном беглые уголовники, то в конце 1920-х гг. банды стали пополняться простыми крестьянами, недовольными политикой коллективизации.

Динамика и структура преступности в регионе требовала совершенствования форм и методов борьбы с преступностью. Подразделения милиции и уголовного розыска Уралобласти в своей деятельности использовали опыт работы отечественного дореволюционного сыска и практические наработки полиции стран Запада. Одновременно стали внедряться современные научные формы и методы работы. В раскрытии преступлений широкое применение получили криминалистические учеты. К 1931 г. в Свердловске, Перми, Тагиле, Магнитогорске, Челябинске были созданы научно-технические лаборатории, способные проводить экспертизы по возникавшим уголовным делам, обучать работников уголовного розыска научным методам расследования преступлений, оказывать практическую помощь органам внутренних дел на местах. К 1933 г. научно-технические подразделения существовали практически во всех районных и городских подразделениях РКМ.

В борьбе с преступностью широко применялся традиционный метод использования агентурно-осведомительной сети, значение которого увеличивается с включением аппаратов милиции и уголовного розыска в структуру ОГПУ.

С 1928 г. наблюдается ужесточение уголовных наказаний, применение внесудебных репрессий в отношении правонарушителей.

Предпринимаемые меры в конечном итоге привели к повышению эффективности работы правоохранительных органов. По данным аппарата милиции и уголовного розыска Уралобласти, раскрываемость преступлений в регионе за 1920-е – начала 1930-х гг. повысилась с 50% до 70-80% (органы прокуратуры приводили иные данные, считая, что раскрываемость во второй половине 1920-х гг. составляла 50-60%)57.

Во втором параграфе рассматриваются основные направления административной деятельности уральской милиции и участие общественности в охране правопорядка.

Негативное влияние на процесс выявления и пресечения административных правонарушений оказало отсутствие общегосударственного кодифицированного административного законодательства и увлечение местных властей «штраф­ной политикой». Лишь к концу 1920-х гг. руководству страны удалось урегулировать порядок административной деятельности и снизить размеры налагаемых штрафов.

В рассматриваемый период в Уральской области создаются службы участковых и постовых милиционеров, закладываются основы их деятельности.

На службу участковых инспекторов милиции, созданную в 1923 г., возлагалась охрана общественного порядка и борьба с преступностью на определенной территории. Они должны были хорошо знать проживающее на своем участке население и помимо основной работы содействовать государственным учрежде­ниям и должностным лицам в осуществлении возложенных на них задач, оказывать содействие и помощь гражданам.

В соответствии с действующей в середине 1920-х гг. нормативной базой, нормой для обслуживания участковым признавалось 5000 населения на милиционера. Плотность населения на территории Уральской области была неоднородной и установленные нормы были неприемлемы. В северных районах на старшего милиционера приходилось 21135 км2, 21 сельсовет и 2 населенных пункта. В условиях кадрового дефицита и текучести личного состава увеличить число участковых не представлялось возможным. С подчинением милиции ОГПУ больше внимания участковыми стало уделяться оперативной работе, развитию негласной агентуры.

К 1926 г. подразделения постовой службы милиции были созданы во всех крупных городах области. Сеть наружных постов милиции формировалась с учетом криминогенной обстановки на той или иной территории. В охране правопорядка участвовали и конные патрули, обладавшие большей мобильностью по сравнению с пешими постовыми милиционерами.

В рамках охраны общественного порядка основные усилия милиции были направлены на борьбу с хулиганством и самогоноварением. Хулиганство представляло собой серьезную угрозу общественной безопасности и затронуло все слои советского общества. Предпринимаемые на протяжении 1920-х гг. меры не приносили желаемого успеха в борьбе с этим видом правонарушений. В конце 1920-х гг. хулиганство попадет в разряд особо опасных преступлений, «направленных против активистов и ударников труда». Ужесточение репрессий по отношению к дебоширам, упрощение порядка рассмотрения дел о хулиганстве позволили снизить этот вид преступлений только к середине 1930-х гг.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»