WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Во второй главе «Вопросы истории ВолгоУралья в трудах А.П. Смирнова», состоящей из трёх параграфов, анализируются взгляды исследователя на ключевые проблемы развития этого региона в древности и средневековье.

Первый параграф «Разработка проблем древней истории ВолгоУралья» посвящён рассмотрению вклада учёного в развитие представлений о древнейшем периоде истории Урало–Поволжского региона.

А.П. Смирнов в силу своей работы по организации археологического изучения края, а так же под влиянием теории автохтонного происхождения народов академика Н.Я. Марра, был вынужден заниматься проблемами каменного, бронзового и раннего железного веков. Именно сотрудники руководимой Алексеем Петровичем Куйбышевской археологической экспедиции обнаружили первые палеолитические местонахождения ашельско–мустьерского времени в Среднем Поволжье. Результаты работы Куйбышевской археологической экспедиции позволили по–новому подойти к проблеме истоков финно–угорских народов Урало–Поволжья. К очень древнему времени учёный относил формирование финно–угорской языковой общности. Проявляя в этом вопросе осторожность, он к концу жизни стал считать, что именно Северное Приуралье, Среднее Поволжье и Прикамье явились исконной территорией, где сформировались финно–угорские племена. А.П. Смирнов, ещё в конце 1940–х гг., выдвинул тезис о наличии до того времени почти неизвестных памятников эпохи неолита в Среднем Поволжье. Его «предсказание» полностью сбылось. А.П. Смирнов отстаивал тезис о автохтонном формировании волго–камской неолитической культуры, на основе которой возникла волосовская общность эпохи энеолита. А.П. Смирнов первым высказал мысль о необходимости выделения в особую культуру материалов стоянок типа Карташихинских, Атабаевских и т.п. Эту культуру он назвал «поволжской». Вскоре это послужило причиной дискуссии с А.Х. Халиковым, который был склонен включать обширную территорию Среднего Поволжья эпохи поздней бронзы в зону распространения племён т.н. «приказанской культуры». В настоящее время специалисты согласны как с А.П. Смирновым, который видел в материалах «поволжской» культуры много новых элементов, так и с А.Х. Халиковым, который отстаивал тезис о автохтонности формирования «приказанской» культуры.

Сложным было отношение А.П. Смирнова к т.н. «балановской проблеме». По мнению учёного, существовал лишь «балановский вариант» фатьяновской культуры. Алексей Петрович поддержал мнение Д.А. Крайнова о том, что фатьяновцы первыми заложили основу скотоводства на территории Волго–Окского междуречья, повлияв на местные племена волосовской культуры.

А.П. Смирнов в своих работах подробно исследовал «абашевский» феномен. Мнение А.П. Смирнова и его коллег о формировании абашевских племён на основе фатьяновцев и местных финно–угров находит поддержку у некоторых современных археологов, в частности у известного специалиста в этой области О.В. Кузьминой.

Говоря о вкладе А.П. Смирнова в изучение проблем бронзового века Волго–Уралья, следует отметить, что учёный выполнил огромную работу по обобщению археологических материалов, поставил вопросы, которые решаются на современном уровне развития науки.

Значительным вкладом в науку являются работы А.П. Смирнова, касающиеся истории народов Среднего Поволжья в эпоху Раннего Железного Века (РЖВ). Особенно много сделал Алексей Петрович для обобщения материалов т.н. городецкой культурой Правобережья Волги. Занимался А.П. Смирнов и проблемами ананьинской культурно–исторической области Левобережья Волги. Вопреки сложившемуся к середине XX в. мнению о доминировании в эпоху раннего железа земледелия, Алексей Петрович считал, что основой хозяйства ананьинского населения была охота и отчасти скотоводство.

Алексей Петрович оставил заметный след в изучении такого важного феномена, как «пьяноборская культура», обобщив результаты исследований 20–30 гг. XX в. Несмотря на ограниченность материала, он осветил проблемы общественных отношений. По его мнению, развитие производительных сил привело к росту плотности населения, что создало предпосылки для возникновения прочных союзов племён. А.П. Смирнов выступил против выделения В.Ф. Генингом т.н. «азелинской» культуры. Полемика по этому вопросу продолжается и по сей день.

А.П. Смирнов последовательно отстаивал точку зрения о раннем славянском присутствии в Среднем Поволжье. На основе археологических материалов исследователь проследил славянское влияние на финно–угорское население Средней Волги. По мнению А.П. Смирнова, выявленные на территории Среднего Поволжья могильники с труппосожжениями принадлежали славянам. В 1964 г. П.Н. Старостин доказал, что могильники и примыкающие к ним поселения принадлежат одной археологической культуре – именьковской. Этот тезис, в свою очередь, позволил современным исследователям В.В. Седову и Г.И. Матвеевой говорить о присутствии в эпоху раннего средневековья на территории Среднего Поволжья крупного массива славянских племён. Следует заметить, что данное направление археологических изысканий является продолжением поисков доказательств гипотезы, обозначенной в своё время А.П. Смирновым.

В начале 1970–х гг. развернулась дискуссия – между А.П. Смирновым с одной стороны и А.Х. Халиковым и П.Н. Старостиным с другой – о начале тюркизациии Среднего Поволжья. Последние относили начало инфильтрации тюрок к II–III вв. н.э., Алексей Петрович же этот процесс связывал с булгаризацией края. В подтверждение точки зрения А.П. Смирнова, к настоящему времени специалистами (В.В. Седов, Г.И. Матвеева, Р.Д. Голдина, Р.Г. Кузеев и др.) доказано, что население, носители археологических культур, которые А.Х. Халиков и П.Н. Старостин относили к тюркам, являются финно–уграми, сарматами и славянами.

Дискуссия о начале тюркизации Среднего Поволжья заставила А.П. Смирнова обратиться к «гуннскому вопросу». Алексей Петрович оставил капитальный, но, к сожалению, не опубликованный труд по истории и археологии гуннов Восточной Европы.

Во втором параграфе «Археология и история Волжской Булгарии в трудах А.П. Смирнова» рассматривается круг вопросов, имеющих непреходящее значение для историографии проблем этногенеза, культурно-исторического наследия татарского, чувашского народов, касающихся в той или иной мере вопросов истории башкирского и ряда других народов Волго–Камья.

А.П. Смирнов на протяжении четырёх десятилетий (с 1933 по 1974 гг.) в своих научных трудах затронул практически все аспекты археологии и истории волжских булгар: происхождение народности, границы, общественно–политической истории государства, экономического развития, проблемы основания городов Волжской Булгарии.

В первых работах по истории Волжской Булгарии учёный определяет границы булгарских земель. Они очерчены им по правому берегу р. Камы на севере, по р. Свияге на западе, по р. Белой на востоке, по Самарской Луке до р. Яик на юго и юго–востоке. По мнению исследователя, вся территория современной Чувашии входила в состав булгарского государства, или, по крайней мере, была заселена булгарами, наряду с местным финно–угорским населением. В золотоордынский период, по мнению А. П. Смирнова, булгары, в основном уходят из Закамья на север от Камы, с чем согласился позднее и Р. Г. Фахрутдинов.

Интересна разработка А.П. Смирновым проблем общественного строя булгар. Концепция развития государственности и общественных отношений волжских булгар у А.П. Смирнова полностью соответствует марксистской трактовке хода исторического процесса. Вместе с тем, следует отметить, что по сравнению с предшествующим этапом развития историографии, труды Алексея Петровича представляют значительную ценность, т.к. в них обобщён огромный по объёму и жанровой палитре фактический материал. По мнению учёного, феодализм у волжских булгар складывался с X в. Этот тезис вызвал критику Б.Д. Грекова, который считал домонгольскую Волжскую Булгарию дофеодальным государством. Современными учёными (Измайлов И.Л., Хузин Ф.Ш. и др.), рассматривающими эту проблему с других методологических позиций и на основе комплексного подхода к источникам, признаётся наличие феодальных отношений у волжских булгар.

А.П. Смирнов поставил на научную основу изучение возникновения и истории булгарских городов. По его мнению, булгарские стационарные поселения возникали на основе посёлков добулгарского («позднегородецкого», «именьковского») населения края. Эта точка зрения сегодня поддерживается В.В. Седовым (Москва), Г.И. Матвеевой (Самара), Ю.А. Семыкиным (Ульяновск) и др. Казанские же исследователи считают, что между именьковскими и булгарскими поселениями имеется значительный хронологический разрыв. В свою очередь, они делятся на две группы, одна из которых (Ф. Ш. Хузин и др.) считает, что поселения у булгар возникли в конце X – начале XI вв. Другие (Е.П. Казаков, П.Н. Старостин, К.А. Руденко) полагают, что первые булгарские стационарные поселения возникли после 965 г., т.е. когда из разгромленной Святославом Хазарии в Волго–Камье пришло новое население. Таким образом, точка зрения А.П. Смирнова присутствует в современной научной литературе.

Важнейшей проблемой, которой в конце жизни занимался А.П. Смирнов, был вопрос о столице Волжской Булгарии домонгольского периода. В начале 1970–х гг. между ним и А.Х. Халиковым разгорелась дискуссия о том, какой город, Биляр или Болгар, являлся столицей государства до прихода монголов. Ни у кого не вызывало сомнений, что в золотоордынское время Болгар был столицей, по крайней мере, Болгарского княжества. Но в домоноголький период площадь Болгара составляла всего 9 га, а Биляра – 800 га. Ссылаясь, в основном, на разницу в площадях, А.Х. Халиков утверждал, что столицей домонгольской Булгарии был город Биляр. В ответных статьях А.П. Смирнов опровергал это утверждение и считал необходимым опираться на письменные источники, которые вполне конкретно указывали местоположение Болгара на определённом расстоянии от Волги, что согласовывалось с районом Болгарского городища. На столичность этого археологического памятника, по мнению Алексея Петровича, указывало сообщение исторического источника X в. о том, что Булгар меньше Киева, а Киев, по сравнению с Биляром, в X в. был совсем небольшим городом. В настоящее время в литературе всё более утверждается, активно поддерживаемая учениками А.Х. Халикова, идея о Биляре как столице Волжской Булгарии.

Разрабатывал А.П. Смирнов проблемы истории и археологии и других булгарских городов, среди которых можно назвать Сувар, Джукетау, Алабугу, Казань и др. Следует заметить, что в настоящее время работами Н.Г. Набиулина подтверждена точка зрения Алексея Петровича о расцвете в золотоордынский период Джукетау. Интерпретация А.П. Смирновым роли древней Алабуги как военного форпоста и о возникновении крепости на рубеже X–XI вв. сегодня подтверждена работами З.Г. Нигамаева.

Алексей Петрович внёс огромный вклад в изучении проблем ремесленных производств волжских булгар. Можно сказать, что до А.П. Смирнова источники по данному вопросу лишь накапливались. Учёный детально проанализировал проблемы развития чёрной и цветной металлургии, кузнечного дела, гончарного производства волжских булгар. Следует признать, что последующие работы в этой области А.М. Ефимовой, Т.А. Хлебниковой, Ю.А. Семыкина, Н.А. Кокориной, К.А. Руденко и др., являются конкретизацией и развитием положений А.П. Смирнова.

Алексеем Петровичем подробно охарактеризованы торговые отношения Волжской Булгарии с Востоком, Древнерусским государством и северными территориями. В диссертационном исследовании Р.М. Валеева «Торговля и товарно-денежные отношения Волжской Булгарии IX–начала XIII вв.» (1990 г.) подтверждены основные выводы А.П. Смирнова.

Этапными являются исследования Алексея Петровича в области вооружения и военного дела Волжской Булгарии. В диссертационном исследовании И.Л. Измайлова «Вооружение и военное дело волжских булгар X–XIII вв.» (1996 г.) подтверждены основные положения А.П. Смирнова, кроме тех, которые утверждали неэффективность обороны булгар.

А.П. Смирнов в своих работах уделял внимание проблемам фортификации в Волжской Булгарии. Его тезис о русском, именьковском и византийском влиянии на фортификацию волжских булгар вызвала возражение А.Х. Халикова, который на основании изучения оборонительных сооружений Биляра пришёл к выводу о строительстве городов волжских булгар, имеющих аналогии с городами Дунайской Булгарии, Средней Азии и Южной Сибири, на основе традиций, заложенных населением салтово–маяцкой культуры. Современными исследователями булгарской фортификации поддержана точка зрения А.Х. Халикова.

Таким образом, А.П. Смирнова с полным правом можно считать основателем научного булгароведения, поставившим и во многом разработавшим важнейшие вопросы, связанные с определением территории Волжской Булгарии, ее общественно–экономического строя, развития ремесел, торговли, городов, военного дела.

В третьем параграфе «Этногенез народов ВолгоУралья в интерпретации А.П. Смирнова» рассматриваются выдвинутые учёным концепции и версии происхождения булгар, казанских татар, чуваш, башкир, марийцев, мордвы, удмуртов.

К решению вопросов этнической истории он подходил очень осторожно, с чётко обоснованных методологических позиций. К основным источникам изучения этногенеза древних народов он относил данные археологии и языкознания. По его мнению, сложившемуся после многих лет работы над вещественными и письменными источниками, проблема происхождения любого народа включает ряд вопросов: как складывался тот или иной этнос, как создавался и формировался его язык, когда и как появилось имя народа. Анализ этих аспектов истории народов должен происходить самостоятельно. Только после того, как прослежены пути развития всех указанных элементов, они должны быть сопоставлены друг с другом. Вопрос языка – область лингвистики, вопрос об имени народа – сфера анализа историков и лингвистов, вопрос этнического развития – область археологии, этнографии, антропологии и, на поздних стадиях, - истории. Из всех выше перечисленных дисциплин, А.П. Смирнов отдавал предпочтение археологии, которая может представить наиболее достоверную картину истории формирования народа.

Ещё в 1940 г. вышла в свет его работа «Очерк древней истории мордвы». В ней и других исследованиях А.П. Смирнов последовательно доказывает теорию автохтонного происхождения мордовского народа. Мокша и эрзя, по мнению учёного, сформировались уже в середине I тыс. н.э. В золотоордынский период А.П. Смирнов фиксировал сильные славянское и тюрко-татарское влияния. Концепцию этногенеза мордвы, предложенную А.П. Смирновым, в основных чертах поддерживает современный исследователь В.И. Вихляев.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»