WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

Названные выше три работы известного исследователя керамики волжских булгар Т.А. Хлебниковой посвящены важному вопросу – исследованию А.П. Смирновым развалин Болгара и написаны в жанре воспоминаний. Особняком стоит статья Тамары Александровны в коллективной монографии «Город Болгар. Очерки истории и культуры», посвящённая истории археологического изучения развалин Болгара. Т.А. Хлебниковой, которая сама активно работала с А.П. Смирновым на Болгарском городище, очень детально представлены основные этапы работы учёного на этом замечательном памятнике культуры. Но, в то же время, статья Тамары Александровны носит сугубо эмпирический характер, в ней документально перечисляются раскопки А.П. Смирнова в той или иной части городища, теоретический же анализ деятельности учёного в связи с окружавшей его политической ситуацией, его борьба с растаскиванием архитектурных памятников, работа по устройству Болгарского государственного историко–архитектурного музея–заповедника, к сожалению, не нашли должного отражения.25

В обобщающей монографии Ф.Ш. Хузина в общих чертах показаны основные вехи изучения А.П. Смирновым булгарских городов. 26 В его же учебном пособии представлен библиографический список работ (11 наименований), посвящённых Алексею Петровичу как булгароведу.27

К работам, посвящённым специальному анализу взглядов А.П. Смирнова на историю Волжской Болгарии, относятся публикации Ф.Ш. Хузина и Ю.А. Зеленеева.

В работе Ф.Ш. Хузина «А.П. Смирнов о проблемах булгаро–татарской преемственности» указано, что А.П. Смирнов являлся сторонником теории булгарского происхождения татарского народа. Фаяз Шарипович признаёт, что новые материалы археологических исследований заставили А.П. Смирнова пересмотреть оценку роли золотоордынского периода в этногенезе казанских татар. Далее Ф.Ш. Хузин делает вывод о том, что современные исследования археологов подтверждают концептуальные построения учёного.28 Безусловно, проблема булгаро–татарской преемственности в творчестве А.П. Смирнова является очень сложной и требует дополнительного специального анализа.

В публикации Ю.А. Зеленеева «Этнокультурная история Поволжья XIII–XIV вв. в работах А.П. Смирнова 40–50–х гг.» рассматриваются взгляды учёного на этногенез народов Поволжья во времена владычества Золотой Орды. Автор анализирует взгляды Алексея Петровича на взаимоотношения татар и болгар, болгарской культуры и культуры Золотой Орды, на этнические изменения в Поволжье, связанные с монгольским завоеванием. Юрий Анатольевич, как и Ф.Ш. Хузин отмечает, что «концепция этнокультурного развития Поволжья, предложенная А.П. Смирновым в ряде работ, написанных ещё в 40–х – 50–х гг. XX в., в основе своей, принята и сейчас».29

В монографии языковеда М.З. Закиева проанализировано выступление А.П. Смирнова на посвящённой происхождению казанских татар апрельской научной сессии 1946 г. отделения истории и философии АН СССР. Мирфатых Закиевич согласился с мнением А.П. Смирнова о том, что «современные татары Поволжья – это не завоеватели монголо–татары». Однако нам кажется не совсем обоснованным утверждение, что Алексей Петрович, якобы, признавая алано–сармат тюрками, противоречил сам себе, выдвигая, одновременно, тезис об отсутствии среди автохтонных племён Среднего Поволжья булгар, потомков алано–сармат.30 А.П. Смирнов считал сарматское население степей Восточной Европы ираноязычным, и, по мнению исследователя, тюркизировалось оно (т.е. сменило иранский язык на тюркский) в середине I тысячелетия н.э., подвергнувшись влиянию волн тюрок-кочевников из глубин Азии.31

Взгляды А.П. Смирнова на развитие воинского искусства булгар приведены в работе И.Л. Измайлова «Научное наследие А.П. Смирнова и проблемы изучения военного дела Волжской Булгарии». Искандер Лерунович, в основном, подтвердил положения исследователя, касающиеся развития воинского искусства булгар.32 А.А. Бурхановым проанализированы результаты небольших исследований произведённых А.П. Смирновым в Иски-Казани. Альберт Ахметжанович сделал вывод о важности этих работ для дальнейшего изучения археологии Казанского ханства.33 Много места анализу взглядов А.П. Смирнова на проблемы классификации булгарской керамики уделено в монографии Т.А. Хлебниковой. По обоснованному мнению Тамары Александровны, Алексей Петрович заложил основы научной работы с таким важным вещественным историческим источником, как булгарская керамика.34 В монографии Р.М. Валеева в самых общих чертах проанализированы взгляды А.П. Смирнова на проблемы торговых взаимоотношений волжских булгар с другими народами и государствами.35 В книге Ф.Ш. Хузина делается попытка анализа дискуссии А.П. Смирнова и А.Х. Халикова о столице Волжской Булгарии. Фаяз Шарипович (сам ученик А.Х. Халикова) присоединятся к точке зрения своего учителя о Биляре, как единственной столице Волжской Булгарии домонгольского периода.36 Вместе с тем, дискуссия о столицах Волжской Булгарии очень интересный историографический факт, который требует всестороннего дополнительного анализа. Взгляды Алексея Петровича на проблему присутствия древнерусского населения в Волжской Булгарии приведены в монографии М.Д. Полубояриновой «Русь и Волжская Болгария в X–XV вв.». Марина Дмитриевна делает обоснованный вывод о том, что положения А.П.Смирнова о проживании в пределах Болгара русского населения и о заселённости им, преимущественно, западных областей государства подтвердились дальнейшими исследованиями.37

О признании роли А.П. Смирнова в деле изучения Волжской Булгарии говорит тот факт, что современный исследователь истории Казанского ханства Б.Л. Хамидуллин монографию Алексея Петровича «Волжские булгары» (1951) по своей фундаментальности сравнивает «Очерками по истории Казанского ханства» М.Г. Худякова (1923).38

Археологическим работам А.П. Смирнова в Чувашии посвящена статья Б.В. Каховского «Алексей Петрович Смирнов и его вклад в развитие археологии Чувашии». Работа написана сыном В.Ф. Каховского – ученика Алексея Петровича. В ней отмечается значительный вклад последнего в развитие представлений о древней истории чувашского народа.39

К историографическому обзору необходимо привлечь воспоминания о А.П. Смирнове его коллеги по работе в Государственном историческом музее А.Б. Закс, хотя эти тексты одновременно являются и источниками настоящего исследования.40 Воспоминания А.Б. Закс местами субъективны и требуют сопоставления с другими источниками. То же самое можно сказать и о напечатанной в журнале «Казань» статье ученицы А.П. Смирнова известного булгароведа Н.А. Кокориной.41

Таким образом, специальных работ, посвящённых изучению научной концепции археологии и истории Волго–Уралья, анализу принципов и методов научно–исследовательской работы А.П. Смирнова, к сожалению нет. В рассмотренных работах содержаться воспоминания учёных о своём коллеге, анализ отдельных сторон научной деятельности исследователя, а так же, в очень тезисной форме, раскрываются основные этапы его жизненного и творческого пути. В некоторых монографических исследованиях отражены отдельные стороны разрабатываемой темы в контексте общего историографического обзора научной литературы. Ни в одной вышеперечисленной работе не предпринята попытка осветить творчество А.П. Смирнова сквозь призму общественно–политической ситуации в стране, без чего, по–мнению автора, принимая во внимание и другие факторы, как научного, так и ненаучного характера, сложно проследить особенности формирования и смены научных взглядов советского историка, а так же оценить его вклад в развитие историографии в целом. Эти выводы иллюстрируют необходимость комплексного, с привлечением широкого круга источников, исследования жизни и творчества А.П. Смирнова.

Хронологические рамки исследования определяются периодом жизни А.П. Смирнова (1899 – 1974 гг.).

Территориальные рамки исследования ограничиваются территорией Волго–Уралья от р. Оки на западе до Урала на востоке и от Верхней Камы на севере до нижней Волги на юге. Именно здесь проходили основные археологические изыскания А. П. Смирнова, именно древняя и средневековая история этого региона являлась сферой научных интересов учёного. Кроме того, термин «Волго–Уралье» не искусственный конструкт, а вполне утвердившийся научный термин. В этнологической литературе присутствует понятие «Волго–Уральской историко–этнологической области» (ИЭО). Всестороннее изучение историко–этнографических областей открывает новые исследовательские перспективы, позволяет существенно повысить доказательность сравнительно-исторических сопоставлений при изучении различных сфер культуры, более глубоко изучить и понять развитие отдельного этноса в системе исторически связанных с ним народов. Комплексное (междисциплинарное) исследование истории формирования и современного состояния ИЭО, а так же историографии её изучения, позволяет иначе взглянуть на ставшие традиционными решения некоторых этногенетических и этнокультурных проблем.42 Эти соображения обосновывают ограничение территориальных рамок исследования данным регионом, а так же оперирование в процессе работы самим термином «Волго–Уралье».

Целью работы является комплексное исследование творческого наследия А.П. Смирнова в области древней и средневековой истории Волго–Уралья.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

  • проследить жизненный и творческий путь А.П. Смирнова;
  • изучить концептуальные положения А.П. Смирнова по проблемам древней истории Волго–Уралья;
  • охарактеризовать взгляды А.П. Смирнова на проблемы установления границ территории Волжской Булгарии, определения общественного строя этого государства, уровней развития городов, ремёсел, торговли и воинского искусства булгар;
  • проанализировать трактовку учёным проблем этногенеза народов Волго-Уралья.

Объектом исследования является научное творчество А.П. Смирнова, предметом выступают взгляды Алексея Петровича на древнюю и средневековую историю Волго–Уралья.

Методология исследования. Для максимального достижения цели исследования, в работе использован сравнительно–исторический метод, который необходим при анализе вклада А.П. Смирнова в исследование конкретных проблем древней и средневековой истории Волго–Уралья. Он так же позволяет выделить в научных взглядах А.П. Смирнова общее, повторяющееся с одной стороны, и особенное – с другой. Метод реконструкции даёт возможность в богатом научном наследии А.П. Смирнова выявить и облечь в логически упорядоченное целое систему его идей и положений. В работе использованы биографический и историко–антропологический подходы, что позволило приблизиться к пониманию контекста формирования научных взглядов А.П. Смирнова в условиях жизни в советском государстве. В работе применены логические методы анализа, синтеза и индукции.

По своему происхождению источники исследования можно разделить на 4 группы:

  1. Основной группой источников исследования являются труды самого А.П. Смирнова. Алексей Петрович является автором 262 публикаций, 8 из которых являются монографиями. Анализ библиографического списка наглядно иллюстрирует систематическую работу учёного. Наиболее «богаты» публикациями послевоенные годы. В 1942–44 гг. не вышло в свет ни одной статьи исследователя, что объясняется ситуацией военного времени. Самое малое количество публикаций относится к 1930, 31 и 32 гг., времени «Академического дела» и гонений на учителя Алексея Петровича В.А. Городцова. Например, в 1932 г. выходит лишь одна статья А.П. Смирнова в соавторстве с А.В. Арциховским и С.В. Киселёвым, в которой они «раскаиваются» в своих ошибках.43 Публикации историка позволяют определить основные направления и этапы творчества учёного, его научную концепцию, т.е. систему взглядов по данной теме, а так же оценку трудов его коллег, отношение к предшествующей литературе, источниковую основу его исследований, методы и методику обработки источников и т.д. Библиография трудов учёного представлена в списке источников исследования.

2. Важную группу источников представляют собой производственные документы. Большое значение для выяснения отдельных моментов биографии учёного имеют материалы личного дела, хранящиеся в научно-ведомственном архиве Государственного исторического музея г. Москвы (Фонд 1л., ед. хр. 197). Личное дело состоит из 15 листов, в нём содержится автобиография, копии приказов, отражающие карьерный рост А.П. Смирнова в этом учреждении, а так же фотокопии его дипломов профессора и доктора исторических наук.

Ценное источниковедческое значение имеют материалы научных отчётов А.П. Смирнова, хранящиеся в рукописном архиве Института истории материальной культуры (ИИМК) РАН г. Санкт–Петербурга (Фонд № 2) и архиве Болгарского государственного историко–архитектурного музея заповедника (БГИАЗ) (Ед. хр. № 232). В архиве ИИМКа РАН представлены археологические отчёты исследователя за период с 1924 по 1940–й гг. Эти материалы позволяют воссоздать полную картину археологических раскопок А.П. Смирнова довоенного периода. В архиве БГИАЗа хранятся материалы полевых отчётов послевоенного времени, отражающие археологические работы руководимых А.П. Смирновым экспедиций на Болгарском городище (Спасский район РТ).

3. Третья группа источников представляет собой документы личного происхождения – письма учёного. В архивах различных учреждений Казани сохранилось много писем А.П. Смирнова своим казанским ученикам и коллегам: А.М. Ефимовой (Отдел рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Н.И. Лобачевского КГУ им. В.И. УльяноваЛенина. Ед. хр. № 97889821), Н.Д. Аксёновой (Отдел рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Н.И. Лобачевского КГУ им. В.И. Ульянова-Ленина. Ед. хр. № 10029), О.С. Хованской (Национальный Музей Республики Татарстан. Фонды. Коллекция № 2966)44. Кроме взглядов Алексея Петровича на дискуссионные проблемы истории и археологии Волго–Уралья и вопросов деловых и межличностных отношений с другими учёными, в письмах нашли отражение размышления по текущим вопросам общественного и политического развития страны.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»