WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

В целом же, с конца XVII поначало XX в. собственно с материалами«Судного дела» Патриарха Никона былизнакомы лишь: Паисий Лигарид, СимеонПолоцкий, Н.М. Зотов, П.М. Строев, Н. Новиков,М.А. Оболенский, В.И. Ламанский, П.П.Пекарский, Н.А. Гиббенет, Г.В. Штендман, А.Н.Муравьев, митрополит Макарий (Булгаков),С.А. Белокуров, С.В. Михайловский(Спасовоздвиженский); исследование итематическую публикацию источников вели Н.Новиков, В.И. Ламанский, Г.В. Штендман и Н.А.Гиббенет. При этом, наследие ПатриархаНикона отечественной традиции былопрактически, если не сказать абсолютно,неизвестно.

В источнике, какимявляется «Житие», а также примыкающим кнему источникам как геральдическая эмблемаПатриарха –его герб, письма к Вселенским Патриархамнаканунесуда и разрешительные грамоты от них,литературные произведения и мемуарнаялитература, представленная в материалахзаписках дьякона Павла Алеппского,голландца Николааса Витсена, барона А.Мейерберга, английского капелланаКоллинса, архидиакона Кокса, дипломатовФ.Х. Вебера и Х. Валера, а также А. Кияйкина (рассматриваются во второй главеIII раздела)Патриарх Московский и всея Руси Кир Никон,в сравнении с позиционированием его образа в«официально»-публицистической истории, неговоря о пропагандистско-полемическойстарообрядческой, предстает как человек,которому было суждено нести бремяответственности за полноту Православия иокормлять общество и государство как«Божью ниву» – «... столп благочестия неколеблемый знаембысть, и Божественных и священных каноноберегатель искуснейший, отеческих догматповелений жеи преданий неизреченный ревнитель, нозаступник достойнейший… яже благосоветнее принявмногими и тмочисленными печальми и нуждами себе усмирии... яко злато в горниле искушен бысть…» (изграмоты Константинопольского ПатриархаИакова).

Никон – человекблагочестивой жизни, ищущий, прежде всего,угожденияБогу, все свои силы отдающий Ему в служениии надеющийся видеть такое же служение вдругих –быть не только по имени христианином, но ина деле. С таким мироотношением он проходит всепериоды своей жизни52: отпервоначальных занятий по чтению св. отцови опыта монастырского послушничества досмиренного несения креста в Патриаршем служении ипоследующем монастырском заточении; втаком умонастроении он подходит ксоучастию человеческому горю и страданиям,к пониманию православной царской власти и требованиямк ней в долженствовании христианскомуидеалу, положению Церкви в государстве и мереих ответственности в мире и за Вселенную всовокупности и по отдельности. И если вершиной жизничеловека является момент перехода отдольней кратковременности к горней вечности,то, рассматривая образ Никона, можносделать лаконичный вывод: величие человека– в егоделах, когда он в сердечном сокрушении, сверой иупованием восходит к Горнему, благообразнои правильно рассуждая о даруемых ему свыше явлениях иприроды, и социальной жизни, ирелигиозно-мистических видениях, когда всепомыслы и дела свои он мерит заповедьюБожьей и образом служения Христа, являемым вЕвангельском слове, и поэтому вторжественном предощущении Горнегоговорит: «… Да что суть гордость наша, ежеписаное совершаем делом. Отступися от зла, сотвориблаго, се ли … гордость»53.

Совокупность фактовжизни Патриарха в их образцовых моделях– периодмонашескогоделания в Анзерском скиту Соловецкогомонастыря углубил у Никона осознание и переживаниемистического; период игуменства вКожеезерском монастыре совершенствовал егоумение духовного руководства братией вделахустроения жизни обители и духовногоспасения; период наместничества в Ново-Спасскоммонастыре в Москве развил умение приниматьна себя грехи обиженных и заблудших иходатайствовать об их разрешении ипрощении, быть приятным собеседником,духовным наставником и мудрым советчиком;период архипастырства дал образецбескомпромиссного устроителя и политикакак в делах церковных, так и, понеобходимости, делах государственных,попечителя оЦеркви и ее пастве, которые, в духеисповедуя Истину, живут в государстве иисполняют мирские обязанности во всей ихнесовершенной тяжести; период ссылки изаточения дал образец противлениябеззаконию в кротости, в немощи которой «силаосуществляется», смиренномудрогоиовического преодоления скорбей, моления опрощениигрехов мираи обидчиков, поскольку те «не ведают, чтотворят», и силы духа в подражании Христу– активногодействия по обустроению мира дольнего вообраз Горнего на пути восхождения квожделенной и чаемым Святой Руси,Небесному Иерусалиму, Горнему Сиону – образам, которыестали определяющими миропредставление идеятельность сперва Никиты, а затем иНикона, сперва священника, а затем иархимандрита, и митрополита, и Патриарха,превращая его собственный образ всоциокультурный, социально-политический архетипславяно-русской картины мира.

Жизнеописание Никона,как строго документированноеавтобиографическое повествование (ср.:Приложение 9. Раздел III – Краткийлетописец: Век XVII) может быть отнесено не кпанегирическому жанру литературы, алетописной повести, которая формирует, в первуюочередь, основу для пониманиянравственного облика своего героя ичерез это– главных стимулов егодеятельности, которые находят развитие ивыражение в монументальном наследииПатриарха –его монастырях54, созданиекоторых было сопряжено с необходимостьюаккумуляции и интеграции, прежде всего,духовно-интеллектуальных ресурсов иодновременно снятия-воплощениянапряженного потенциальной мощью будущего, в данныйпериод,цивилизационного духа (бифуркационнаясоциокультурная точка, из которой началосьНовое время истории России); в егособирательстве и ученых, и библиотек, итехнических достижений как значимогоресурса-богатства Вселенского Православияв судьбах «пременения» Ромейского царства,стяжающегоГрад Небесный; в проведении книжной ицерковно-обрядовой справы, синопсизировавшейтрадиции Вселенского Православия дляобеспечения истинной кафоличности не толькоЦеркви, но через ее паству и православныенародо-государства; в окормлении-воспитании-назидании паствыкак собственной братии, наследующей исозидающейнастоящее, которое устремлено в Горняя.

Во второмразделе «Славяно-русская система философскоймысли и наследие Патриарха Никона» представлен анализ эпохиПатриарха Никона в социокультурном иполитическом контексте(глава 1), а также ПатриархНикон рассматривается как церковный игосударственный деятель (глава 2).

В параграфах 1–3 первой главырассмотрены социокультурные основанияславяно-русской цивилизациидониконовского периода,богословские и социально-политическиеоснования русской государственности, атакже аспекты взаимодействия государстваи Православной Церкви, и, в частности,отмечается, что после сменыязыческоготипа мировоззрения христианским свнедрениембогословских и философских представленийна рубеже X–XIвв., в XII–XIIIвв. раннесредневековаяортодокс-славянскаябогословско-философская система выступаеткак сложившееся явление. В XIV–XV вв., после паденияКиевской Руси в результате монгольскогонашествия, начинается постепенный подъем, апогейкоторого приходится на XVI в., а в XVII в. происходит постепенноесближение древнерусского типа мышления сновоевропейским55.

В Руси на наследиигреко-византийской цивилизации сложиласьхарактерная и своеобразная философскаятрадиция, притом с большим жанровым иименным разнообразием. Суждения Григория Паламы,советовавшего обращаться с греческойфилософиейтак, как фармацевты обращаются со змеями– извлекатьиз них яд и готовить из него противоядие; ИустинаФилософа, отстаивавшего христианскую веруи при этом принимавшего философов греческой школы,указывая на пределы их философствования; ИоаннаДамаскина –«Фомы Аквината Востока» – в «Источникезнания» говорившего, что «философия естьпознание сущего как такового… познаниебожественных и человеческих вещей…помышление о смерти произвольной иестественной… уподобление Богу в возможной длячеловека степени… искусство искусств инаука наук… любовь к мудрости», и, следуяперипатетической традиции, давшеговосходящую к Аристотелю классификацию философии каксовокупности всех знаний и ее деление натеоретическую, включающую богословие, фисиологию,математику, и практическую, состоящую изэтики, экономики, политики, частовстречаются в памятниках древнерусской письменности доXVI – XVII вв., но, вместе стем, и намечаются пути ее дальнейшегостановления и развития, о чем свидетельствуетисториософия летописцев, провиденциализммитрополита Иллариона, экзегеза КлиментаСмолятича, притчи Кирилла Туровского,аскетическая аксиология ФеодосияПечерского и мирская – ВладимираМономаха, философская антропологиямитрополита Никифора, афористика Даниила Заточника ит.д. 56 Все этитенденции, развиваясь в руслеэнергийно-ономатических философских ибогословских подходов осмысления и сущего,и бытия и, преодолевая влияние схоластики,рационалистических западноевропейскихтрадиций, подготовили базу для мощноговсплеска богословско-нравоучительной,религиозно-философской,социально-политической ортодокс-славянскойлитературы XVII в. и последующейсоциально-философской и религиознофилософской мысли XIX –началаXX вв.,самобытного, ни с чем не сравнимого,явления мировой философии какславяно-русская религиозно-философская мысль.

Философско-богословскиедостижения ортодокс-славянской традиции кначалу Нового времени – концу XVII – началу XVIII в. – в полном объеменашли свое отражение в творчестве Патриарха Никона:«… воистину любовь не весть достояния лицразсуждати,еже о богатстве и нищете, еже о благородии излородии, еже о высокоумии и скудости, еже оразстоянии мест качества и количества; иболюбовьвоистину подобна есть солнечномупросвещению во вся концы земли достизающу;воистину не погреша изреку: любви начало ибытие и конец – Христово пришествие. Зде имать в семсловеси много о любви повествовано, якожеприклад разума разсудити, возвати намнозии образы за скудость моего времяни и занискончаемую радость сие написа…»57.

Также отмечается, чток началу –середине XVII в. Русь являла примервоцерковленной христианской державы спризнаками религиозной гомогенности;практически были сформированы чертыправославной империи, а Великий Князь, Царьи Государь, объединяя все началавластвования и властьпридержания,олицетворял собой единую нераздельную Россию,охраняя ее национально-историческиетрадиции и был подчинен в осуществлениисвоей суверенной власти нормамавто-иеро-кратической этики58.

В середине XVII в. во время«симфонического» взаимодействия Царства иПатриаршества в деле созиданияправославной державы произошло сочленениесоциально-экономических задач развитиясеверных территорий и мессианских целей(так становится более понятным строительствоНиконом Крестного Кий-островскогомонастыря в Белом море недалеко от Архангельска),образовав стратегическоевоенно-политическое направлениевнешнеполитической активностигосударства и общества на юге (славянскиенароды Балкан, Константинополь), – былисформированы ценностно-определяю-щая ось исмыслополагающий векторнационально-государственного развитияМосково-Ромейского царства в образетретьего Рима – Святой Руси; сложившаяся в РусскомЦарстве«симфония» властей определяла содержаниеи характер всех сфер жизни на протяжении большейчасти XVII в., авпоследствии стала социокультурнымархетипом.

Историческипроводившиеся церковно-обрядовые икнижные справы обусловливались не тольковнутренними потребностями Церкви, но такжеи государственной политикой, чтонаиболее отчетливо проявилось со времениПатриарха Филарета. В середине XVII в. русскоеправительство в не менее сложной внутри- ивнешнеполитической обстановкепредприняло серьезные меры по частицерковной централизации, суть которых была вунификации (синопсизации) московскойбогословской традиции и церковно-обрядовойпрактики, что диктовалось с одной стороныкафолизацией Русской Церкви, а с другойстремлением православного государства ксохранению-освобождению территорий ПравославнойЭйкумены, т.е. «симфонической»онто-ответственностью за наследиеРомеского царства и Православной Эйкумены.

Вместе с тем, подвлиянием комплекса внешнеполитическихфакторов, Русь оказалась вынужденнойреформировать своюадминистративно-правовую базу, подгоняя ее подпринципы Вестфальской системы; касалосьэто, прежде всего, государственно-конфессиональных отношений– нашло своеотражение в составленном ипод влиянием Литовского статута59 и поего образцу (в историографии на этот фактдолжноговнимания не обращено) Соборном Уложении 1649 г., всоответствии с которым «в 1649–1652 гг. былоконфисковано не менее 3620 дворов, т.е. около80% всех городских владений крупных духовныхвотчинников. Кроме того, у приходскихцерквей было взято в посады не менее 405дворов. Около 60% всех частновладельческихдворов,приписанных в это время к посадам, пришлосьименно на долю церковных владений. Это былопочти полной ликвидацией городскихвладений Церкви»60, были значительно ограниченыисконно-исторические права и обязанностиЦеркви в области управления и суда (сохранил своипривилегии только Патриарх) и был учрежден Монастырский приказ, во главе которогонаходились царские окольничие и дьяки (иесли в первое время вместе с окольничим князем И.А.Хилковым в состав судейской коллегииПриказа входили представители духовенства,то с 1655 г. их уже не было. Это было прямоевмешательство светской власти вхозяйственные и судебные дела Церкви–политико-экономический механизмдавления)61.

Усиливавшеесяподчинение Церкви интересам государстваво времена Патриарха Никона – это та сторонановой стратегической составляющейполитики русского правительства, котораяхарактеризовала процесс трансформациинационально-политических интересов иперевода их из плоскостинационально-вселенско-экклесиологическихв западно-европейскую.

Русская Церковь не безборьбы приняла эти нововведения, и самымярким ее борцом стал Патриарх Никон62,анализу церковно-гражданскогослужения, идеям и воззрениям которого всистеме славяно-русского наследияпосвящены § 1–3второй главы).

Патриарх, видевший вУложении узаконенную апостасию(отступление) царства и народа от ИстиныХристовой, называл его «беззаконнойкнигой, написанной по советуантихриста (л. 732)», поскольку «ис правил святыхапостол и святых отец и благочестивыхЦарей градских законов ничево невыписано…, а где и написано, будто исправил святых апостол и святых отец, и тосолгано… Во всей книге ни единагоапостолскаго правила, ни святых отец седмиВселенских соборов и прочих нет, ниблагочестивых Греческих царей градскихзаконов, ни православных Великих ГосударейЦарей и Великих Князей Руских, но все новонекое списание чуждое православию и святыхапостолов и святых отец церковных законови православных царей Греческих градскихзаконов (л.515)»63 и в противовес Уложению – его опровержениепереиздал Кормчую, отдельные нормы которойприменялись вместо норм Уложения подополнительному указу Царя.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»