WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Несмотря на практически 95-100% инфицирование населения планеты вирусом Эпштейна-Барр, механизм канцерогенеза, ассоциированный с этим вирусом, достаточно сложен и мало изучен. До настоящего времени нет четких данных о роли вируса Эпштейна-Барр в патогенезе РГ, не выявлен вклад факторов, которые могут способствовать онкогенезу, в частности, ВЭБ-ассоциированных хронических воспалительных процессов эпителия слизистой, его иммунодепрессивное влияние при инфицировании организма хозяина. Учитывая вышеизложенное, вторым этапом нашего исследования явилось определение гуморального иммунного ответа к антигенам литической инфекции вируса Эпштейна-Барр в изучаемых группах и сопоставление полученных данных с клиническими параметрами, такими как размер первичного опухолевого очага, регионарное и отдаленное метастазирование, общая и безрецидивная выживаемость.

Изучение зависимости уровня антител к антигенам ВЭБ от размера опухоли показало, что максимальная частота повышенного уровня антител класса G к вирусному капсидному и комплексу ранних антигенов ВЭБ (40,0% и 48,0%, соответственно) характерна для больных, размер опухоли которых соответствовал Т3, значимо различаясь с аналогичным показателем у больных с Т1, Т2 и Т4 объемом опухоли. При этом между уровнем антител класса G к антигенам ВЭБ и регионарным метастазированием была показана обратная пропорциональная зависимость. Так, высокие уровни антител класса G к вирусному капсидному и комплексу ранних антигенов ВЭБ с большей частотой (44,0% и 56,0%, соответственно) были определены у больных РГ с отсутствием метастазов, значимо различаясь с данным параметром у больных с одним или несколькими регионарными метастазами.

У больных РГ с отдаленными метастазами в распределении уровней антител к антигенам ВЭБ наблюдалась тенденция, аналогичная предыдущей. Высокие уровни антител были зафиксированы только у больных без метастазов. Однако в единичном случае в группе больных с одним отдаленным метастазом мы наблюдали повышенные уровни антител класса G к комплексу ранних антигенов. При этом значимые различия были показаны между низким значением антител и отсутствием, либо наличием одного отдаленного метастаза.

При изучении такого клинически важного прогностического критерия, как безрецидивная выживаемость, в сопоставлении с уровнем антител класса G к вирусному капсидному антигену ВЭБ, статистически значимых различий между кривыми выживаемости показано не было (р>0,05). Однако тенденция к наличию различий наметилась между кривыми выживаемости при изучении уровня антител класса G к комплексу ранних антигенов ВЭБ (рис.5). Следует подчеркнуть, что в данном случае максимальное количество рецидивов (n=9) было отмечено в группе больных с низкими значениями антител.

Таким образом, полученные данные по состоянию специфического гуморального иммунного ответа у больных РГ в сопоставлении с клиническими параметрами носят, как и в случае инфицирования пациентов вирусами папилломы, несколько противоречивый характер: с одной стороны, вполне обоснованно наблюдается повышение уровня антител к антигенам ВЭБ у больных с Т3 размером опухоли, с другой – снижение, практически, до нулевых значений - при регионарном или отдаленном метастазировании.

Рис 5. Безрецидивная выживаемость больных РГ в зависимости от уровня антител класса G к комплексу ранних антигенов ВЭБ. Примечание: нецензурированные данные – завершенные наблюдения, в которых зафиксирован случай рецидивирования; цензурированные данные – незавершенные наблюдения, в которых исследуемый исход не наступил, или объект выбыл и больше не наблюдался. Группа 1 – уровень антител класса G к РА в значении 1:20, группа 2 – уровень антител класса G к РА в значении 1:40. Статистически значимых различий между кривыми выживаемости не выявлено (р=0,6172).

Одновременно с синтезом антигенов литической инфекции ВЭБ, сопровождающимся повышением уровней специфических антител, в организме может наблюдаться и экспрессия генов, индуцирующих синтез антигенов латентной инфекции. Одним из представителей этой группы является латентный мембранный протеин (LMP-1), обладающий онкогенной потенцией и инициирующий злокачественный фенотип клеток эпителия. Согласно литературным данным, в опухолевых клетках больных со злокачественной патологией верхнего отдела респираторного тракта отмечается синтез именно этого протеина (Baumforth K. R. N, 1999; Prince S., 2003; Bar-Sela G, 2003). Однако, время начала его синтеза в клетке и пусковой механизм, который приводит к малигнизации, остаются неясными. При сопоставлении частоты синтеза LMP-1 с уровнем антител к антигенам литической инфекции ВЭБ, нами показано, что в большинстве случаев (87,5%) повышение уровня антител к антигенам ВЭБ сопровождается присутствием в опухолевых клетках генетического материала ВЭБ – мембранного протеина LMP-1, что не исключает возможности использования специфических антител ВЭБ на этапе ранней диагностики ВЭБ(+) рака гортани.

В последнее время в литературе все чаще обсуждается вопрос о влиянии полиморфизма генов ферментов детоксикации ксенобиотков – GSTT1 и GSTМ1 на предрасположенность к развитию онкологических заболеваний, в том числе и рака гортани (Jourenkova N., 1998; Risch A., et al., 2003). Получены данные о модифицирующем влиянии канцерогенных факторов внешней среды на чувствительность эпителиальных клеток к инфицированию вирусами (Niedobitek G., 2000). В этой связи мы сочли целесообразным изучить частоту встречаемости делеции данных генов в группах больных раком и предопухолевыми заболеваниями гортани, а также рассчитать риск развития РГ в изученных группах (табл.4).

Частота детекции гомозигот по нулевому аллелю (0/0) гена GSTT1 в группе здоровых лиц оказалась несколько ниже популяционной для Северо-Западного региона Сибири (23,3%) (Попова С.Н., 2002), в том числе и для г.г. Томска и Новосибирска (23,7%) (Ляхович В.В. и др., 2000; Вавилин И.О. и др., 2002; Брагина Е.Ю., 2005), составив 15,0%. Максимальная частота нулевого генотипа GSTT1 среди изученных групп была отмечена у больных раком гортани (58,2%). Это значение в 3,8 раза превышало соответствующий показатель в контрольной группе и в 1,3 раза – в группе больных предопухолевыми заболеваниями гортани. При этом различия по данному показателю между группами онкологических больных и контрольной оказались значимыми (2=40,75; p=0,0001), что может свидетельствовать об ассоциации риска развития заболевания с данным генотипом (ОR=3,88; CI95%2,37-6,37). Различия по нулевому генотипу GSTT1 между группами пациентов с предопухолевыми заболеваниями гортани и контрольной также оказались значимыми (p0,05) и риск развития злокачественной патологии был повышен у больных предопухолевыми заболеваниями гортани по сравнению с группой контроля (ОR=2,90; CI95%1,50-5,60).

При сравнении частоты распределения нулевого генотипа GSTT1 среди больных раком и предопухолевыми заболеваниями гортани значимых различий выявлено не было. Частота гомозигот по нулевому аллелю глутатион-S-трансферазы M1 в контрольной группе составила 43,0%, соответствуя таковой в популяции Северо-Западного региона России (42,2%) и практически совпадая с аналогичным показателем (54,8%) для жителей г. Томска (Попова С.Н., 2002, Брагина Е.Ю., 2005). У больных раком гортани частота гомозигот GSTM1 0/0 составила 29,1% (что в 1,4 раза ниже популяционного уровня). В группе больных с ПЗГ частота нулевого генотипа GSTM1 (26,1%) практически соответствовала таковой (29,1%) в группе больных раком гортани, в 1,6 раз превышая аналогичный показатель в контрольной группе. Указанные различия в сравниваемых группах больных оказались незначимыми (р0,05).

При рассмотрении частоты встречаемости делеции GSTТ1 и GSTM1 у больных РГ, инфицированных ВПЧ, установлено, что у данной категории лиц выявлялась делеция только одного из двух изучаемых генов. При этом больные, инфицированные ВПЧ 11, являлись носителями только делеции GSTM1 гена. При сопоставлении носительства делеции GSTТ1 и GSTM1 генов с высоким уровнем антител к антигенам ВЭБ какой-либо зависимости установлено не было.

Таблица 4.

Частоты нулевого (0/0) генотипа GSTT1 и GSTM1 в обследованных группах

Ген

Генотип

Здоровые

(n=100)

Больные

ПЗГ

(n=23)

РГ

(n=103)

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

GSTT1

0/0

15

15,0

10

43,5*

OR=2,90;

Cl 95% (1,50-5,60)

60

58,2*

OR=3,88;

Cl 95% (2,37-6,73)

GSTM1

0/0

43

43,0

6

26,1

30

29,1

Примечания: * – уровень статистической значимости различий параметров в сравнении с контрольной группой; ОR – относительный риск развития заболевания в сравнении с контрольной группой. OR указывался с 95% доверительным интервалом (Confidence interval - Cl).

Для установления связи между изучаемыми клинико-морфологическими и вирусо-генетическими параметрами был проведен корреляционный анализ (рис.6). На схеме представлены корреляционные связи с уровнем статистической значимости р0,05. Наличие прямых связей показано как внутри, так и между клинико-серологическим и вирусо-генетическим блоками. Тогда как обратная зависимость была выявлена только между вирусологическим и вирусо-генетическим параметрами. Так, синтез антител класса G и А к антигенам литической инфекции ВЭБ связан между собой, а также с гистологическим диагнозом, что является закономерным с патофизиологической точки зрения, указывая значимость и возможность применения данного параметра при диагностике заболеваний гортани. Наличие корреляционной связи между инфицированностью опухолевой ткани ВПЧ 6 и 11, также как наличием в опухолевой ткани ВПЧ 16 и 18, можно интерпретировать с позиции как принадлежности к одной группе онкогенности, так и их широкой распространенности. Наличие связи между носительством делеции генов ферментов детоксикации ксенобиотиков – GSTT1 и GSTМ1 объяснимо, возможно, высокой частотой встречаемости делеции гена GSTM1 в популяции Томской области и повышенной частоты – гена GSTT1, выявленной среди больных РГ. Обратные корреляционные связи были показаны лишь в двух случаях: между наличием в опухолевой ткани ВПЧ 11 и 18, что может быть объяснено как принадлежностью к разным группам онкогенности, так и взаимоисключающими или конкурирующими взаимоотношениями со стороны обоих типов; а также между инфицированной ВПЧ 11 опухолевой тканью и делецией GSTT1 гена, создающей, возможно, неблагоприятные условия для интеграции данного типа вируса в эпителиальные клетки гортани. Однако, наиболее значимыми, с точки зрения патофизиологии, мы считаем наличие корреляции, установленной между инфицированностью нормальной и опухолевой ткани ВПЧ 6, что может свидетельствовать о частичной моноклональности опухолевого пула клеток и тем самым подтверждать вклад вирусной составляющий в процесс канцерогенеза гортани. На основании анализа корреляционных связей можно сделать вывод о причастности вирусов папилломы человека и Эпштейна-Барр к опухолевому процессу в гортани. Однако, на наш взгляд, полученные данные недостаточны для установления прямой причинно-следственной связи между изученными клиническими показателями и вирусной компонентой. Вероятно, попав в организм, вирус может реализовать свой онкогенный потенциал через цепь последовательных звеньев, приводящих, в совокупности, к злокачественной трансформации клеток и, в конечном итоге, инициирующих канцерогенез.

Для выявления факторов риска развития рака гортани был проведен первый этап регрессионного анализа с включением всех клинико-морфологических и вирусо-генетических параметров, в результате которого были отобраны наиболее информативные (с коэффициентом значимости р0,05). В результате было показано, что основополагающими в процессе злокачественной трансформации являются: вирусная составляющая, включающая повышенный уровень иммуноглобулинов класса G к вирусному капсидному антигену вируса Эпштейна-Барр, свидетельствующая о наличии в организме литической инфекции; инфицирование эпителия гортани вирусом папилломы человека 6 типа, который был выявлен во всех трех изученных группах, с максимальной частотой определен как в нормальной, так и в опухолевой ткани больных раком и предопухолевыми заболеваниями гортани, и носительство которого ассоциировало с 8,5-кратным риском развития рака; генетическая компонента, заключающаяся в делеции гена GSТT1, носительство которой ассоциировало с 3-х и 4- кратным риском развития злокачественного процесса у больных с предопухолевыми заболеваниями и раком гортани, соответственно; анамнестический показатель – возраст, являющийся универсальным фактором риска для многих заболеваний, в том числе онкологических.

Рис 6. Корреляционные связи между вирусо-генетическими и клиническими параметрами в группе больных раком гортани. Примечание: - прямые связи, -обратные связи. На схеме представлены связи с уровнем статистической значимости р0,05 и коэффициентом корреляции Спирмана >0,5.

ВЫВОДЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»