WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

имени М.В. ЛОМОНОСОВА

На правах рукописи

ШЕВЧЕНКО Кирилл Владимирович

ЛУЖИЦКИЙ ВОПРОС И ЧЕХОСЛОВАКИЯ

В 1918 1948 гг.

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва - 2008

Работа выполнена на кафедре истории южных и западных славян государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова» Министерства образования и науки Российской Федерации.

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник

Туполев Б.М. (Институт всеобщей истории РАН)

доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник

Марьина В.В. (Институт славяноведения и балканистики РАН)

доктор исторических наук, профессор

Макарова Л.М. (Сыктывкарский государственный университет)

Ведущая организация:

Воронежский государственный университет

Защита состоится «___» _____________ 2008 г. в ___ час. на заседании диссертационного совета Д 50100212 по присуждению ученой степени доктора исторических наук в Московском государственном университете по адресу: 119992, Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корп. 4, Исторический факультет МГУ, ауд.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки им. А.М. Горького (МГУ, Ломоносовский проспект, д. 27, корп. 4).

Автореферат разослан «____» ____________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук, профессор И. Л. Маяк

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы обусловлена как современным положением лужицких сербов в ФРГ, ассимиляция которых резко усилилась после объединения Германии1, так и растущим интересом к наиболее проблемным аспектам новейшей истории серболужицкого народа со стороны ученых-славистов и общественности славянских стран, прежде всего Чехии и Польши.

В отличие от других малых славянских народов, не имеющих собственной государственности (русины в Словакии, Польше и на Украине; кашубы в Польше), но получивших более благоприятные возможности для своего этнокультурного развития в постсоциалистический период, сербы-лужичане, наоборот, подвергаются возросшему ассимиляционному давлению в объединенной Германии. Нивелирующее воздействие ассимиляционных факторов на серболужицкое население является не только результатом роста социальной мобильности, интернационализацией всех сфер жизни и экспансией электронных СМИ, характерных для эпохи глобализации, но и продуктом целенаправленной политики немецких властей, демонстрирующих все меньшее понимание специфических проблем автохтонного серболужицкого меньшинства в ФРГ, вопрос национального самосохранения которого становится поэтому все более злободневным2.

Cерболужицкий народ, наряду с другими полабскими славянами вовлеченный в орбиту германской государственности более тысячи лет назад, в отличие от своих северных славянских соседей сумел не только сохранить славянский язык, культуру и самосознание, но и дважды в течение ХХ века предпринять попытку создания собственной государственности и выхода из состава Германии. В силу ряда причин эти попытки оказались неудачными. Важным фактором национального самосохранения и развития лужицких сербов стала идея славянской взаимности, которая культивировала у сербов-лужичан чувство принадлежности к обширному славянскому миру, усиливала национальное самосознание и часто выступала в качестве эффективного «оружия против ощущения собственной слабости и незначительности»3.

Важное место в истории лужицких сербов занимают чешско-серболужицкие связи, которые объективно выступали как фактор, способствующий формированию и развитию национального самосознания сербов-лужичан и противостоящий их ассимиляции. В первой половине ХХ века интенсивность и глубина контактов резко возросли, что проявилось после образования независимой Чехословакии в 1918 г. По меткому замечанию русского ученого-слависта Ф. Зигеля, чешский народ, «поставленный с ранней молодости в самые затруднительные условия, …не только сумел сохранить свою индивидуальность, но и повлиять благотворно на все остальные славянские народы в смысле укрепления в них славянского самосознания…»4. Сказанное имеет прямое отношение к связям между чехами и лужицкими сербами, удачно характеризуя их суть и направленность. Чешско-серболужицкие отношения в межвоенный период и особенно в первые годы после окончания Второй мировой войны представляют собой одну из самых насыщенных, интересных и одновременно наименее изученных страниц в богатой книге межславянских связей.

Объектом исследования являются межславянские связи как социокультурное явление и их воздействие на национальные движения славянских народов.

Предмет исследования - чешско-серболужицкие отношения, их сущность и значение для серболужицкого национального движения.

Цель работы заключается в исследовании содержания, конкретных форм и эволюции связей между Чехословакией и лужицкими сербами в 1918-1948 гг., а также их влияния на серболужицкое национальное движение.

Задачи исследования:

- анализ специфики чешско-серболужицких связей и их воздействия на серболужицкое национальное движение в 1918-1919 гг.;

- рассмотрение эволюции связей между Чехословакией и лужицкими сербами в межвоенный период и их роли после прихода национал-социалистов к власти в Германии;

- анализ пролужицкого движения в Чехословакии в 1945-1948 гг. и его взаимоотношений с серболужицкими политиками и чехословацкими официальными кругами;

- выявление сущности лужицкого вопроса в 1945-1948 гг., его социального и политического контекста и роли различных факторов в его решении.

Теоретико-методологическая основа работы. Теоретической и методологической основой исследования являются общепринятые принципы историзма и объективности, предполагающие конкретно-исторический подход к анализу событий в их диалектическом развитии. Именно эти принципы позволяют адекватно решать поставленные в работе исследовательские задачи.

Хронологические и географические рамки работы. Хронологические рамки работы охватывают период с 1918 по 1948 гг., т.е. время с момента образования независимой Чехословакии и начала серболужицкого национального движения за коренное изменение государственно-правового статуса Лужицы до принятия «Серболужицкого закона» ландтагом Саксонии в марте 1948 г., что явилось итогом серболужицких национальных устремлений после Второй мировой войны. Географические рамки работы включают Чехословакию и территорию Верхней и Нижней Лужицы, входящих в настоящее время в состав ФРГ (федеральные земли Саксония и Бранденбург).

Степень изученности темы. Изучение лужицких сербов в России имеет богатую историю и традиции. Русские ученые-слависты XIX и начала XX вв. И.И. Срезневский, О.М. Бодянский, А.Ф. Гильфердинг, А.Н. Пыпин, В.А. Францев, Т.Д. Флоринский внесли огромный вклад в развитие сорабистики.5 Особое место среди русских славистов занимает И.И. Срезневский, который «открыл лужицких сербов не только для русских, но и для других славян».6 После Октябрьской революции внимание к сербам-лужичанам заметно ослабело. В первые десятилетия после революции в СССР было опубликовано лишь несколько статей по серболужицкой проблематике, посвященных крупному серболужицкому ученому А. Муке и его связям с русскими учеными.7 Специальный раздел, посвященный серболужицким языкам, был включен в книгу А.М. Селищева «Славянское языкознание», опубликованную в 1941 году.8 В послевоенный период в СССР активное развитие получило изучение серболужицкой филологии, опиравшееся на богатые традиции русской сорабистики. Большой вклад в изучение языков и литературы лужицких сербов внесли Л.И. Ройзензон, С.Б. Бернштейн, М.И. Ермакова, А.А. Гугнин, К.К. Трофимович и В.А. Моторный.9 Серьезным достижением отечественной сорабистики стало издание верхнелужицко-русского словаря, автором которого являлся известный львовский филолог-славист К.К. Трофимович.10

Несмотря на рост интереса к серболужицкой проблематике в послевоенный период, чешско-серболужицкие связи в ХХ веке не стали объектом специального исследования в отечественной историографии, хотя роль межславянских связей в национальном развитии лужицких сербов в XIX веке была всесторонне проанализирована Л.П. Лаптевой, которая сделала важный концептуальный вывод о том, что «главную роль как в причинах возрождения, так и в создании условий для его успеха играли факторы внешние… Внешним фактором развития серболужицкой… культуры являлся идейный пример и материальная помощь со стороны других славянских народов… Свое идейное вооружение серболужицкое возрождение черпало прежде всего из Чехии. Оттуда пришла не только идея славянской взаимности, но и вполне конкретная помощь, выразившаяся в подготовке кадров национальной культуры».11 Если идеологическая поддержка серболужицкого возрождения пришла из Чехии, то материальная помощь – главным образом из России, поскольку «…именно русские славянские деятели финансировали почти все главные мероприятия, поддерживавшие… серболужицкую национальную культуру».12 Подобную точку зрения разделяют как серболужицкие, так и чешские исследователи. Так, чешский сорабист Я. Петр указывал на важную роль чешско-серболужицких связей в процессе формирования серболужицкой национальной идеологии.13 По словам серболужицкого исследователя Л. Гайнец, «...Прага открывала лужицким сербам путь в славянский мир, формировала и поддерживала... стремление к сохранению и развитию собственной идентичности».14

Если положение лужицких сербов в межвоенный период не вызывало интереса российских исследователей, то национальное движение в Лужице в 1945-1948 гг. привлекло внимание некоторых отечественных историков. Непосредственное отношение к рассматриваемой теме имеет научно-популярная работа М.И. Семиряги «Лужичане»15, представлявшая первую в советской историографии попытку «дать систематическое изложение истории, культуры, а также современного положения лужицких сербов».16 Давая оценку планам серболужицких политиков, направленных на выход Лужицы из состава Германии и присоединение к Чехословакии, М.И. Семиряга отмечал возможные негативные последствия этого шага для межнациональных и межгосударственных отношений в этой части Европы. «Требования лужицких сепаратистов несостоятельны потому, - писал М.И. Семиряга, - что присоединение Лужицы, населенной преимущественно немцами, к Чехословакии дало бы повод немецким реваншистам для нового разжигания ненависти между чехами и немцами, которая и без того культивировалась на протяжении веков... Это нанесло бы вред как народам Чехословакии, так и немецкому и лужицкому народам...»17 Столь же отрицательно оценивал М.И. Семиряга и план создания независимого серболужицкого государства, выдвинутый серболужицкими политиками после неудачных попыток объединиться с Чехословакией. М.И. Семиряга одним из первых указал на немецких переселенцев из Чехословакии и Польши как на фактор, препятствовавший реализации планов серболужицких деятелей. Примечательно, что основные выводы Семиряги, сделанные им более пятидесяти лет назад, созвучны с мыслями современных серболужицких историков, признающих нереалистичность планов присоединения Лужицы к Чехословакии или образования независимого серболужицкого государства.18 В то же время, роль Чехословакии в серболужицком национальном движении в 1945-1948 гг. трактовалась М.И. Семирягой весьма схематично и упрощенно. В частности, мысль автора о том, что «...возня лужицких буржуазных националистов вокруг плана присоединения к Чехословакии, а затем вокруг самостоятельности Лужицы поддерживалась чешской буржуазией»,19 нуждается в серьезной корректировке, поскольку отношение к лужицкому вопросу в политических и общественных кругах Чехословакии было значительно более сложным и неоднозначным. Так, современные чешские исследователи высказывают прямо противоположную точку зрения в этом вопросе, подчеркивая незаинтересованность чехословацкого политического руководства в присоединении Лужицы к Чехословакии и констатируя, что у официальной Праги «желание услышать лужицких сербов отсутствовало…».20 Большой интерес представляет монография М.И. Семиряги «Как мы управляли Германией», подробно анализирущая «сущность оккупационной политики СССР» и «формы и методы ее осуществления органами Советской военной администрации в Германии»,21 что имеет особую ценность для воссоздания исторического контекста, в котором развивалось серболужицкое национальное движение в послевоенные годы. Положение лужицких сербов и позиция СССР в лужицком вопросе в 1945-1948 гг. стали предметом исследований современного украинского историка-слависта А.С. Проневича, который, изучив целый ряд новых архивных материалов, пришел к выводу об утопизме и необоснованности требований Серболужицкого национального комитета22, тем самым солидаризировавшись с мнением Семиряги и серболужицких историков.

Чешские сорабистические исследования, интенсивность и широта которых были традиционно выше, чем в других славянских странах, удачно сочетают в себе как работы обзорного характера,23 так и узкотематические труды,24 многие из которых посвящены чешско-серболужицким связям в XIX и ХХ веках.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»