WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Серьезно усложняло осуществление мобилизационных мероприятий и то, что внутри базового органа (НКТ), ответственного за перемещение и выполняющего контрольные функции, не существовало действенной системы взаимодействия между центральным аппаратом и региональными отделами. Отсутствие регулярного и регламентированного обмена информацией между различными уровнями органов НКТ выявилось уже в процессе проведения первых кампаний, следствием чего стало замедление установленных сроков переброски кадров, план по переброске специалистов нарушался повсеместно. Низкая результативность кампаний определялась также и тем, что предприятия, нуждавшиеся в квалифицированных кадрах, не относились с требуемой ответственностью к возможности решить свои кадровые проблемы путем директивной мобилизации. Это еще больше увеличивало разрыв между планами по переброске специалистов и реальными потребностями в них и возможностями их рационального использования, а отсутствие эффективного контроля над процессом перемещения приводил к тому, что специалисты часто не доезжали до места назначения, использовались не по специальности или вскоре покидали новые места работы.

Рассмотренные кампании проводились со средней результативностью в 50 % (имея в виду основной показатель – соотношение между контрольными и фактическими цифрами переброски «спецов») и в ходе своего осуществления порождали множество организационных противоречий. Несмотря на то, что уже первые шаги 1930–1931 гг. в организации мобилизационного перераспределения «спецов» оказались не вполне успешными, практика перебросок продолжала активно применяться в 1932 г. Происходило дальнейшее упорядочивание механизма перебросок, организовывались движения соцсоревнований и ударничества среди ИТР, параллельно ведомственным переброскам по линии профсоюзов проводилась кампания по переброске специалистов из аппарата на производство.

В 1932 г. проведение кампаний приняло повсеместный и ординарный характер. К этому методу решения кадровых проблем стали прибегать различные ведомства, причем для достижения локальных целей. Накопившаяся к этому времени законодательно- нормативная база содержала в себе ряд постановлений, которые нередко противоречили друг другу, дублировали одни и те же действия разных органов, устанавливали сложную систему согласований. Трудмобилизации не являлись основным путем решения проблемы нехватки специалистов на предприятиях страны – в 1932 г. недостаток квалифицированных кадров составлял около 50 %. Кроме того, в силу экстенсивности характера решения кадровой проблемы, велика была текучесть кадров: в 1932 г. на предприятия черной металлургии прибыло 3,8 % ИТР, убыло 3,9 %. Низкая эффективность социально-трудовых мобилизаций, с одной стороны, и оставшиеся неразрешенными на протяжении всего периода проблемы закрепления на местах переброшенных кадров, с другой, свидетельствовали о том, что их хозяйственная ценность не являлась основным фактором их устойчивого существования. Данные кампании являлись частью тотальной социально-мобилизационной политики, проводимой правительством для достижения большей степени управляемости и контроля над элитной группой в лице технической интеллигенции.

Во втором параграфе «Особенности проведения мобилизационных кампаний в Сибири» проводится анализ социально-трудовых мобилизаций в Сибирском регионе, их особенностей и места в общем мобилизационном процессе. Основным органом, осуществлявшим учет и перераспределение специалистов в Сибири, являлось региональное отделение НКТ Сибтруд (с 1930 г., после разделения Сибирского края на Восточно-Сибирский и Западно-Сибирский, – Край-труд). Деятельность Сибтруда по директивному перемещению специалистов состояла из двух основных направлений: обеспечение крупных кампаний по мобилизации специалистов, проводимых НКТ, и повседневная работа по учету и рациональному размещению специалистов в регионе.

Перемещение специалистов в рамках общесоюзных кампаний производилось по стандартной схеме через деятельность отделов труда и МВК. В Сибири мобилизационные кампании начинались с постановления крайисполкома, согласно которому органы труда собирали данные о наличии в крае специалистов необходимого профиля. На основании этих данных МВК санкционировала переброску профессиональных кадров. Технической стороной перемещения занимались инспекторы труда, контролируя исполнение решений на местах. По такой схеме осуществлялись мобилизации специалистов в рамках кампаний по обеспечению кадрами сплава 1930 и 1931 гг., кампании по переброске специалистов на железнодорожный транспорт 1931 г. и т. д. Место региональных структур в мобилизационных процессах определялось их срединным положением в иерархической организации НКТ: будучи передаточной инстанцией в трансляции директивных решений, Крайтруд, кроме того, относился к органам с пониженным управленческим статусом в сравнении с мощными ведомственными структурами типа совнархозов или транспортных управлений, что существенно снижало результативность его деятельности в масштабах региона.

Результативность работы органов труда в Сибири укладывалась в среднестатистические показатели – из числа специалистов, назначенных к внутрирегиональной переброске, удавалось перемещать около половины, а нехватка квалифицированных кадров в регионе даже с учетом мобилизационных мероприятий оставалась в Западно-Сибирском и в Восточно-Сибирском краях весьма значительной.

В третьем параграфе «Мотивация и тактика поведения специалистов в условиях мобилизаций» рассматриваются основные поведенческие реакции представителей технической интеллигенции на социально-трудовые мобилизации. В создающейся системе мотивации труда профессиональная деятельность ИТР начинала зависеть от их идеологических позиций. Главная задача власти в исследуемый период в отношении производственно-технической интеллигенции состояла в ее «советизации». В общественном сознании начал создаваться образ «советского инженера» – активного общественника, рационализатора, посредника между властью и рабочими в проведении правительственных решений, ставящего интересы государства выше собственных, в любой момент готового откликнуться на призыв партии и принять любые условия труда.

Приоритетную роль в процессе «советизации» технической интеллигенции играли самые массовые общественные организации – секции специалистов в профсоюзах. Через них проводились все необходимые власти мероприятия и кампании по мобилизации ИТР, организации социалистического соревнования, осуждению «вредительства», политическому образованию специалистов и т. д. В значительной мере благодаря деятельности ИТС происходили изменения традиций, норм, создавался «новый тип» советского инженера. Магистральное направление в настроениях специалистов, в основном, было связано с массовой поддержкой индустриализации, а затем и в целом курса на строительство социализма. Эта позиция не всегда основывалась на искренней вере в идеологические положения нового курса, зачастую она была обусловлена желанием выжить, проявить свою лояльность режиму, избежать применения дискриминационных мер. Политический и идеологический конформизм стал основным условием получения социальных гарантий.

Недовольство курсом социальной мобилизации выражалось и в неподчинении специалистов решениям о перебросках. Открытое недовольство случалось редко, как правило, на начальном этапе проведения перебросок. В большинстве случаев мобилизации удавалось избежать благодаря разлаженности механизма перебросок. Отказы обычно обусловливались бытовыми причинами, и это соответствовало действительности: трудностью жить отдельно от семьи, иметь почти двойные расходы на питание, наличием в большинстве районов тех или иных эпидемических заболеваний, отсутствием в районах соответствующих жилищных условий. Другой важной причиной неподчинения ИТР мобилизациям являлось то, что их активно поддерживали заинтересованные в этом руководители ведомств и предприятий, использовавшие для противодействия мобилизациям свой арсенал средств и связей, чтобы не допустить утечки ценных кадров. Несмотря на массовое неподчинение ИТР переброскам, так и не было создано эффективных рычагов противодействия этому. Так, только в ноябре 1930 г. за невыполнение мобилизационных решений было привлечено к судебной ответственности 86 руководителей разных уровней, однако ни один из них осужден не был. Как отмечено выше, в начале 1931 г. в Уголовный кодекс РСФСР вводились статьи, в которых предусматривалось наказание за неподчинение директивным решениям о перебросках как для специалистов, так и для их руководителей. Но, как правило, судебное дело ограничивалось денежным штрафом. Однако и эти меры не достигали своей цели, так как штрафы, как правило, выплачивались из средств организации, а осуждение специалистов ограничивалось выносимыми им общественными порицаниями по профсоюзной линии. В сложившемся «сопротивленческом альянсе» специалистов и управленцев проявлялась не только характерная для технической интеллигенции корпоративность специалистов разных уровней, работавших и в аппарате и на производстве, но и, что было нетипично для эпохи взрыва «спецеедства», бюрократическая солидарность с ИТР руководящих кадров.

Несмотря на широкое распространение и очевидную жесткость методов проведения, кампании не привели к решению проблемы насыщения производства квалифицированными кадрами, система мотивации труда ИТР, не основанная на традиционных материальных стимулах, доказала свою неэффективность. Важным следствием данных кампаний было то, что их итогом стала потеря технической интеллигенцией прежнего весьма высокого социального статуса, частичная ее маргинализация. Перед технической интеллигенцией встала реальная перспектива утраты привычного места работы, места жительства, материального положения чему, безусловно, специалисты сопротивлялись всеми доступными им средствами, тем более что наказание за неподчинение распоряжениям руководящих органов было сравнительно мягким. В то же время отказ от переброски для отдельных ИТР зачастую служил поводом для обвинения во вредительстве и почвой для работы комиссии по кадровой «чистке», а само проведение перебросок сопровождалось организацией кампаний осуждения несогласных с этим специалистов, где основными аргументами были их классовое и идеологическое несоответствие тем критериям, которые предъявлял режим к интеллигенции.

В заключении подводятся итоги работы, сделаны основные выводы. В конце 1920-х – начале 1930-х гг. формирование новой властной системы шло во взаимосвязи с глобальным изменением социальной структуры, ломкой «коренных» социальных отношений, и построение новой жесткой иерархии во взаимодействии институтов власти с группами общества. В изменившейся обстановке старшее поколение технической интеллигенции рассматривается как реальный или потенциальный союзник «врагов советской власти». Сочетание дискриминационной политики и реальных потребностей государства в квалифицированных кадрах на практике привело к возрождению в период 1-й пятилетки такого феномена, как социально-трудовые мобилизации специалистов.

В феномене социально-трудовых мобилизаций переплетались два аспекта – экономическая необходимость и доктринальная, политическая составляющая этого явления. Большевики нашли такое сочетание, когда конкретно-репрессивная политика, направленная на ограничение, а затем и подавление социально-профессиональной самостоятельности интеллигенции, такой корпоративной группы как ИТР, одновременно призвана была способствовать решению практических государственных задач. Политический результат мобилизационных кампаний периода военного коммунизма оценивался достаточно высоко, поскольку выступал одним из важнейших инструментов удержания большевиками государственной власти. Это давало властям уверенность в том, что и в новых условиях данная мера позволит максимально полно и эффективно использовать трудовой потенциал такой важной корпоративной группы, как технические специалисты, являвшейся в то же время с точки зрения большевиков потенциально опасной.

Механизм проведения перебросок показал свою низкую результативность уже при проведении первых кампаний в 1930 г. Основными его проблемами были дублирование функций различных органов, необходимость значительного количества межведомственных согласований, отсутствие внутри органов труда системы взаимодействия между центральными и региональными отделами. Порядок проведения мобилизаций порождал дублирование функций различных органов, участвовавших в этом процессе, что требовало большого количества межведомственных согласований и замедляло процесс мобилизации, сказываясь на его результатах.

Одним из основных регионов в планах индустриального развития являлась Сибирь. Создание угольно-металлургической базы на востоке стало одной из приоритетных задач первой пятилетки. Дефицит квалифицированных кадров в крае ощущался еще более остро, чем в центральных регионах страны. В исследуемый период в стране утвердилась система зависимости регионов от центра в решении кадровых вопросов. Мобилизации специалистов происходило на основании разверстки, принятой в Москве, которая зачастую не в полной мере учитывала потребности Сибири, а сложная система согласования решений с центральными органами власти еще больше усугубляла несовершенство механизма перебросок. Основным способом решения проблемы нехватки квалифицированных кадров стали их учет и перераспределение внутри самого региона.

Идеологическое давление, дискриминации, жесткие методы регулирования трудовой деятельности ИТР привели к снижению производительности их труда, увеличению текучести квалифицированных кадров, дезорганизации производственной деятельности ИТР. В начале 1930-х гг. в связи с нарастанием кризисных явлений в экономике и падением уровня жизни в стране, произошли частичные изменения административной политики советского государства. В середине 1931 г. были приняты срочные меры по улучшению материального и правового положения ИТР, которые охватывали широкий спектр потребностей и интересов специалистов. В этот период социально-трудовые мобилизации специалистов уже стали ординарной практикой решения кадровых проблем, но перестали носить характер идеологических кампаний, на важное место в отношениях власти и технической интеллигенции выходит политика материального стимулирования труда.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»