WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

3. Кампании по мобилизации специалистов не смогли решить проблему нехватки квалифицированных кадров: в силу несовершенства механизма осуществления перебросок, отсутствия эффективных рычагов воздействия эффективность кампаний была невысока. Тем не менее регулярность использования социально-трудовых мобилизаций свидетельствует о том, что для руководства страны социально-политический эффект данных кампаний был более важен, чем их экономическая эффективность.

4. Процесс проведения социально-трудовых мобилизаций проходил по двум основным институциональным линиям – через органы труда и профсоюзов. Несмотря на то, что имело место дублирование функций, эта двойственность сохранялась на протяжении всего периода проведения кампаний. Столь высокая значимость общественных организаций объясняется важностью идеологической компоненты кампаний. Наряду с директивными и исполнительными органами (включая и судебные) осуществлялась деятельность «групп давления», также выполнявших функции контроля и наказания не подчинившихся, но уже по идеологической линии (общественно-показательные судебные процессы, осуждение в прессе).

5. Существовало неорганизованное и проявлявшееся в различных формах неподчинение социально-трудовым мобилизациям со стороны специалистов. До открытого протеста доходило редко, чаще для отказа от мобилизации последние использовали несовершенства законодательной базы кампаний, а также разлаженность механизма осуществления перебросок. В данном аспекте проявляется такая характерная для интеллигенции черта, как корпоративность. Эмпирически зафиксированы многочисленные факты противодействия и срыва перебросок на различных уровнях – от отдельных специалистов и хозяйственников до руководителей отраслевой промышленности и членов центральных правительственных органов.

6. Сибирь являлась одним из приоритетных для индустриального развития страны регионом, где дефицит квалифицированных кадров рабочих и ИТР ощущался более остро, чем в европейской части страны. Проведение мобилизационных кампаний в Сибири диктовалось сложившейся в стране системой центр-региональных отношений и радикально не улучшило кадровую ситуацию. Деятельность краевых органов труда направлялась прежде всего на более рациональное использование и перераспределение специалистов внутри региона.

7. Кампании по мобилизации специалистов вкупе с другими мероприятиями социально-мобилизационного процесса сыграли свою роль в трансформации технической интеллигенции в управляемую и контролируемую государством ресурсно-трудовую учетную группу. Техническая интеллигенция как социальная группа утратила такие свои базовые характеристики, как инициативность, способность формировать и отстаивать перед властью корпоративные интересы и ценности, согласившись с функцией проводника всех решений партии.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

Первая глава «Предпосылки и формирование механизма поведения социально-трудовых мобилизаций» включает в себя три параграфа. В первом параграфе «Предпосылки проведения кампаний по мобилизации специалистов в постреволюционный период» дается анализ комплекса причин, породивших такой феномен, как социально-трудовые мобилизации периода первой пятилетки. В исследуемый период трудовые мобилизации выступали частью единого процесса социальной мобилизации, осуществлявшейся политическим режимом в процессе становления основ тоталитарного государства. Сам механизм трудмобилизаций был отработан советской властью в завершенном виде еще в период военного коммунизма, когда в условиях хозяйственной разрухи, интервенции и Гражданской войны, возникла и требовала своего решения острая нехватка трудовых ресурсов. Впервые всеобщая трудовая повинность провозглашалась в январе 1918 г. в «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа», принятой III Всероссийским съездом Советов. В дальнейшем, при ухудшении политической и экономической ситуации в стране, перед советским руководством встала проблема не только того, как привлечь кадры на производство, но и как закрепить рабочих на предприятиях, не имея возможности заинтересовать их материально. Трудовая повинность оказалась единственным и универсальным решением данной проблемы, и к 1920 г. трудовые мобилизации использовались уже повсеместно и затрагивали все категории трудоспособного населения. Активно осуществлялись мобилизационные действия и в отношении специалистов – была проведена целая серия мероприятий по принудительному привлечению к труду лиц интеллигентских профессий. С декрета СНК от 19 декабря 1918 г. «Об учете и мобилизации технических сил республики» начался обязательных учет технических специалистов. Отныне все зарегистрированные специалисты могли быть в любое время мобилизованы на техническую службу, уклонение от предложенной работы рассматривалось как дезертирство. В Сибири с момента восстановления советской власти вопросами учета и распределения технических сил ведало специальное бюро при СибСНХ (СибБУРТС), подчинявшееся непосредственно Главному бюро учета, организованному при ВСНХ.

Проведение социально-трудовых мобилизаций не смогло решить проблемы нехватки квалифицированной рабочей силы. Несмотря на временное увеличение численности специалистов на производственной и государственной службе, финансово-экономический кризис, сокративший деятельность во всех сферах хозяйствования, а также отмена трудовой повинности вызвали резкий отток кадров, попавших на службу по мобилизации. В конце Гражданской войны начался постепенный отказ от жестких мер регулирования в сфере труда, были упразднены Главкомтруд и его местные органы, сняты ограничения при переходе рабочих и других категорий трудящихся с одной работы на другую. Окончательный отказ от использования трудовой повинности произошел в 1922 г. с принятием нового КЗоТ.

К апробированным методикам социально-трудовых мобилизаций большевики вернулись в период 1-й пятилетки в иных условиях. Основной причиной воспроизводства мобилизационных практик являлась нехватка квалифицированных кадров на предприятиях, в т. ч. в Сибири, но уже не в связи с кризисом и упадком производства, а в связи с форсированным развитием экономики страны и региона. Столь жесткие методы решения кадровой проблемы потребовали резкого поворота партийной стратегии в отношении интеллигенции. На смену прежним установкам на поиск общей платформы сотрудничества со «старой» (дореволюционной) интеллигенцией, пришла новая политика контроля, репрессий и дискриминации различных категорий интеллигенции. Главной причиной такого поворота стало то, что большевистское руководство не без оснований опасалось возросшей в годы нэпа социальной активности и консолидации корпоративных групп интеллигенции, в т. ч. инженеров. «Старая» интеллигенция объявлялась «врагом» советской власти. Первые «спецовские» судебные дела рассматривались уже в 1926–1927 гг. Переломным этапом стал Шахтинский процесс 1928 г., имевший ярко выраженную направленность против «старой» технической интеллигенции, который дал резкий толчок к усилению «спецеедческих» настроений. Специалисты стали терять уверенность в своем положении, утрачивали такие качества как инициатива, чувство ответственности и самостоятельность. В дальнейшем политика дискриминации квалифицированной интеллигенции продолжалась – это и прямые судебные преследования («дело Промпартии» и т. д.) и скрытые ограничения, дискриминации и репрессии (аппаратные «чистки», пролетаризация вузов и т. д.). В то же время острая нехватка квалифицированных кадров (в т. ч. в Сибири) не позволяла большевикам радикально отказаться от использования «старой» интеллигенции. Социально-трудовые мобилизации оказались своего рода индикаторами профессиональной и политической лояльности специалистов к большевистскому режиму и одновременно инструментом давления на данную группу, с помощью чего оказывалось возможным прагматично решать приоритетные хозяйственные задачи.

Во втором параграфе «Методы регулирования трудовой деятельности и формирование механизма кампаний по мобилизации специалистов в конце 1920-х – начале 1930-х гг.» анализируется процесс принятия решений о трудмобилизациях, а также технология их осуществления. Первые шаги в мобилизационном процессе использования специалистов были сделаны согласно решению ноябрьского (1929 г.) Пленума ЦК ВКП(б) о кадрах, на котором констатировалась острая нехватка кадров в обстановке начала форсированной индустриализации. Пленум поручил НКТ СССР обеспечить кадрами начавшееся промышленное строительство, а также наладить тотальный учет специалистов и начать подготовку к составлению пятилетнего плана по труду. В рамках реализации этого решения была осуществлена кампания по переброске ИТР на производство. Она носила ярко выраженную идеологическую окраску и, в большей степени, проводилась силами ИТС и самих специалистов, но ожидаемых результатов не принесла.

Важнейшим направлением кампаний являлось решение кадровой проблемы в приоритетных отраслях и обеспечение квалифицированными кадрами ударных строек пятилеток. В мае 1930 г. развернулась масштабная кампания по возвращению специалистов на транспорт. 1 июня 1930 г. СНК СССР принял постановление о мероприятиях по развертыванию строительства новых металлургических заводов, согласно которому на Магнитострой и Кузнецкстрой предполагалось переместить из других регионов 110 специалистов. В течение двух недель большая часть плана оказалась выполнена, но вместе с тем проявились серьезные недочеты механизма мобилизаций – отсутствие адекватного учета квалифицированных кадров, несогласованность действий различных органов, отсутствие контроля над использованием перемещенных специалистов. Начало другой крупной акции положило постановление ЦК ВКП(б) от 26 октября 1930 г. «О работе парторганизации Кузбасса», в котором НКТ предлагалось в трехмесячный срок обеспечить переброску не менее 50 инженеров и техников в Кузбасс. Особенность данной мобилизации состояла в том, что она объявлялась добровольной и осуществлялась силами профсоюзов.

К ноябрю 1930 г. мобилизационные кампании стали уже достаточно ординарными и проводились по устоявшимся образцам. Принятое на республиканском уровне постановление СНК РСФСР от 27 ноября 1930 г. о порядке перемещения специалистов устанавливало единый механизм мобилизации. Узаконение сложившихся на практике норм нашло отражение также и в том, что вводились наказания для специалистов-«отказников». Согласно постановлению ВЦИК и СНК РСФСР от 20 января 1931 г. в Уголовный кодекс РСФСР вводятся две новые статьи (ст. 133 а и 133 б) о наказании дезертиров труда. Помимо наказаний для тех, кто пытался уклониться от мобилизации, правительство укрепляет и систему льгот и поощрений для мобилизованных. Таким образом, мобилизационные кампании к 1931 г. приняли свой окончательный облик и проводились по уже устоявшимся процедурам.

Непосредственное осуществление перебросок технических кадров возлагалось на союзные, республиканские и региональные органы НКТ. В обязанности последнего входило осуществление отбора специалистов и составление разверстки количества лиц, подлежащих откомандированию. НКТ СССР составлял разверстки для республиканских органов труда, а те, в свою очередь, отделов труда на местах. Органы НКТ осуществляли также координацию работы различных органов в процессе мобилизаций.

Важным технологическим звеном в осуществлении отбора и переброски квалифицированных кадров выступала Центральная межведомственная комиссия по перемещению специалистов (МВК), созданная под эгидой НКТ СССР в 1930 г., имевшая свои краевые и местные отделения. Деятельность данной комиссии носила дублирующий по отношению к отделам труда характер, ее межведомственный статус был необходим для создания формы участия в этом процессе тех ведомств, организаций и предприятий, которых касалась данная проблема. Однако сама основная работа проводилась в директивном порядке под руководством НКТ. В 1931 г., когда механизм перебросок специалистов полностью сформировался и стал обыденной практикой, комиссия подлежала ликвидации и все ее функции по переброске специалистов передавались отделам труда. Другим важным органом реализации решений о переброске специалистов было ВМБИТ и его местные органы. Межсекционные бюро проводили отбор специалистов, а составленные списки передавали в отделы труда, которые фактически и осуществляли саму переброску при активном участии МБИТов.

Чрезвычайные методы в регулировании трудовой деятельности специалистов не привели к решению кадровой проблемы на производстве. В середине 1931 г., в связи с изменением партийно-государст-венной политики в отношении технической интеллигенции, переброски специалистов перестают носить характер массовых идеологических кампаний. В регулировании трудовой деятельности специалистов основной упор был сделан на мероприятия по улучшению бытовых условий ИТР. Но регулярное проведение мобилизаций в 1931–1932 гг. свидетельствует о том, что они стали обыденным способом решения кадровых проблем.

Вторая глава «Кампании по мобилизации специалистов» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Практика реализации решений по мобилизации специалистов» рассматриваются процедурные моменты, применявшиеся в ходе проведения социально-трудовых мобилизаций и реальные результаты деятельности по переброске специалистов. При практической реализации решений по мобилизационной переброске специалистов органы Наркомата труда в своей повседневной деятельности сталкивались с большим количеством проблем, вызванных несовершенством как самого механизма перебросок, так и процедур осуществления перераспределения кадров. Принятая практика требовала значительных межведомственных согласований, что замедляло мобилизационный процесс и негативно влияло на его результативность.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»