WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

В главе четвертой– «Криминологическая характеристикаличности женщин-насильственных преступниц»–проводится криминолого-психологическийанализ (на основе разнообразных тестовыхметодик, психологической информации, выборочныхстатистических данных, изученияиндивидуальных историй) личности женщин,совершивших насильственные преступления,их типологизация. Наиболее важныеположения в работе иллюстрируютсяразвернутыми примерами изсудебно-следственной практики.

Первый параграф посвящен изучению основных социально-демографическиххарактеристикженщин-насильственных преступниц. Авторотмечает, что рассматриваемая категория преступницимеет свои характерные криминологическиеособенности, отличные не только отнепреступниц, но и от насильственныхпреступников-мужчин. Наиболеепораженным в криминальном отношенииконтингентом у мужчин являются лицамолодежного возраста (18 – 29 лет), у женщин криминальнаяактивность смещена в сторону болеестаршего возраста (25 – 29 и 36 – 49 лет). Ввозрастной группе 50 лет и старшесоотношение криминальной активности мужскогои женского населения составляет 3:1, тогда как ввозрастной группе 18 – 24 года этосоотношение12:1. Убийство и причинение тяжкого вредаздоровью (тяжких телесных повреждений)характерны для женщин зрелого возраста. Всовершении разбоев, грабежей, хулиганстванаиболее активными являются женщинывозрастныхгрупп «18 –24» и «25 – 29»лет. Для корыстно-насильственной женскойпреступности характерна тенденцияомоложения. Каждый пятый грабеж совершаетсянесовершеннолетними. Подчеркивается, чтовысокаякриминогенность данных возрастных группженщин в этих видах преступлений совпадает повозрастным показателям с наиболеекриминогенной категорией мужчин.Вышесказанное обусловливаетнеобходимость дифференцированного изучениярассматриваемого контингента преступниц всоответствии с присущей им возрастнойструктурой и позволяет предположитьувеличение в общей криминальной структуредоли женской насильственной преступности,поскольку имеет место тенденция к старениюнаселения и увеличению удельного веса внем женщин.

Насильственныепреступления чаще всего совершают женщиныс невысокимобразовательным уровнем, который нельзяпризнать достаточным для нормальной социализации вусловиях современного общества, но которыйво многом детерминирует уровень общейкультуры и правосознания, общественнуюценностьличности. Так, наибольший удельный вессреди преступниц занимают лица со средними неполным средним образованием (76,4%), лицасо средним специальным образованием составляют 18,1% итолько 5,5% преступниц имеют высшее образование.Низкий образовательный уровень имеютженщины пожилого возраста, совершившие насильственныепреступления, некоторые из них уже ранее привлекались куголовной ответственности, каждая втораяимеет признаки инвалидности по соматическому и (или)психическому заболеванию.

В отношениисоциального положения (рода занятий)женщин, совершивших насильственные преступления,автором получены следующие данные.Рабочие, учащиеся и лица без постоянногоисточника дохода составили 83,7%, при этомосновная масса преступниц из числа рабочихобладали относительно невысокойквалификацией и небольшим стажем работы.Около 60% женщин, совершивших грабежи и разбои,на момент совершения преступления неработали. Находит подтверждение мнение отом, что бедность – характерная черта этихпреступниц. Отмечается, что расслоение попризнаку доходов продолжает ощущаться дажево внешнем виде и в местах лишения свободы.

На момент совершенияпреступления 19,5% женщин состояли взарегистрированном браке, в фактическомбраке – 29%,никогда не состояли в браке 37%, былиразведены 14,5%. Из контингента опрошенныхимеют одного ребенка 32,6%, двоих детей– 16,7%, троихи более – 8%,не имеющих детей оказалось 32,9%; лишеныродительских прав 9,8%.

Соотношение осужденныхпо национальному признаку в основномсоответствует национальному составунаселения, в данном случаеСтавропольского края. Некоторое превышение долиосужденных женщин украинской, ногайской,кабардинской, ингушской и чеченскойнациональностей, по сравнению с ихдолевымпредставительством в общем массивенаселения, автор объясняет неравномерным ихраспределением в городской и сельскойместности, а также интенсивными миграционнымипроцессами в крае.

Во втором параграфе вцелях выявления личностных качествженщин-насильственных преступницанализируются результаты исследования,проведенного автором на базе комплексногоиспользования социологических ипсихологических методик(16-факторный опросник Р.Б.Кеттелла, опросник А. Басса – А. Дарки, тест К.Леонгарда –Н. Шмишека). Изучению было подвергнуто 500женщин– по 250 вкаждой группе: экспериментальной иконтрольной.

В программуисследования были включены осужденныеженщины, совершившие убийство или умышленнопричинившие тяжкий вред здоровью иотбывающиенаказание в исправительных учреждениях натерритории Южного федерального округа.Возраст испытуемых экспериментальнойгруппы составил от 18 до 50 лет. Наиболеемногочисленный (163 чел. – 65,2%) контингентсоставили женщины в возрасте от 35 до 50 лет.Из всех опрошенных 158 чел. (63,2%) – жители города, 92 чел.(36,8%) –жители села. 173 чел. (69,2%) женщин,совершившихпреступление, не имели постоянного местаработы. 218 чел. (87,2%) не состояли в браке и неимели стабильных семейных отношений. Вконтрольную группу вошли женщины той жевозрастной категории, не привлекавшиеся куголовнойответственности: жители городской исельской местности, разного социального положения(рабочие, служащие, студентки, а также нигдене работающие).

Применение16-факторного опросника Р.Б. Кеттеллавыявило низкие умственные способности, конкретное иригидное мышление у женщин, совершивших убийствоили причинивших тяжкий вред здоровью.Любые высказывания других лиц они понимают вбуквальном смысле. Имеет местоэмоциональная дезорганизация мышления.Для них характерны субъективное ощущениеодиночества, обращенность во внутренний мирмрачных переживаний,интравертированность, ранимость. На этомфоне у женщин-преступниц проявляетсяповышенная личностная тревожность, а такженеуверенность в себе, чрезмерноебеспокойство. Они легко ранимы,впечатлительны и в значительной степеничувствительны к реакциям окружающих. Ситуациюпротиворечивых социальных взаимодействийвоспринимают как личную угрозу,испытываютстрах, негативные предчувствия, чтопроявляется в нестабильности эмоциональныхсостояний и паттернов поведения. Онивесьма невротичны и переменчивы вотношениях с окружающими. У 104 (41,5%)женщин-насильственных преступницопределяются черты шизотимии:необщительность, замкнутость, жесткость вобщении. 188 (75,2%) преступниц аутичны, имсвойственны богемность, поглощенностьсвоими идеями, иллюзии и уход от здравогосмысла. 105 (42%) испытуемых обладают ярковыраженной склонностью к аффектотимии.Половине преступниц присущиподозрительность, ревность, высокое мнение осебе и концентрация внимания на неудачах. 165 чел. (66%)обладают заметной конформностью, чтопроявляется в принятии мнения других,подверженности групповому влиянию иуправляемости поведением.

Часть испытуемых имеличерты, традиционно свойственныебольшинству женщин: мягкость,артистичность натуры, склонность кромантизму, мечтательность,капризность, зависимость, стремление кпокровительству, требование внимания ипомощи.

При использованииопросника А. Басса – А. Дарки получены значения индексовагрессивности и враждебности: в группепреступниц отмечались высокие показателифизической агрессии, в то время как вконтрольной группе – вербальной агрессии. При этом уженщин-насильственных преступницнаблюдалась активизация речевых реакций в виденаправленных на других ругательств, брани, чтопредшествовало преступным физическимдействиям. Обращают на себя внимание уженщин-преступниц по сравнению сконтрольной группой более низкие значенияпоказателя «угрызение совести», чтосвидетельствует о неадекватной оценкесвоего поведения и интеризованности нормнравственности и морали. Они не считаютсебя преступницами, а содеянное – злом. Этадевиация в группе женщин-преступниц коррелирует снизкими значениями показателя чувствавины.

В качествеэмпирического подтверждения полученныхрезультатов исследования вины как личност­ной черты авторрассматривает наблюдение Д.Л. Мошера о том,что вина, вызываемая мыслями, чувствами ипоступками враждебного характера (винавраждебного характера), препятствуетвербальным проявлениям враждебности.Отмечается, что оценки по шкалам вины,рассматриваемой как черта личности и каксостояние, значимым образом связаны стипом преступления и с его тяжестью.Подчеркивается, что показатели вины усовершивших преступления против собственностивыше, чем у осужденных за преступленияпротивличности (W.A.Oliver, D.L. Mosher). Женщин,совершившихубийство своих мужей (сожителей) илипричинивших тяжкий вред их здоровью,отличает отсутствие чувства вины или раскаяния всодеянном, а также высокий уровеньэмоциональности, упрямство (Г.Г.Шиханцов).

В ходе исследованияустановлено, что среди осужденныхженщин-насильственных преступниц многотаких, кто имеет невротические нарушения, характерныдля них и тревожно-депрессивные состояния.Как правило, при этом отсутствуютпозитивные отношения с окружающими,преступницы проявляют особую чувствительность иуязвимость в ситуациях оценки ихличностных особенностей или поступков, которыепо сути являются психотравмирующимифакторами. Всвязи с этим, по мнению автора, важнымпредставляется определение свойств,которые доминируют в структуре личности играничат между нормой и патологией, т.е.акцентуаций характера женщин-преступниц.Это позволит понять возникновение нестандартныхпаттернов поведения в критическихситуациях. Выявление доминирующихакцентуаций проводилось с помощью теста К.Леонгарда– Н. Шмишека:у всех 250 испытуемых (100%) отмечаетсямаксимальная выраженность аффектно-экзальтированного изастревающего (ригидного) типов акцентуации характера, чтопроявляется в широте спектраэмоциональных состояний,экзальтации – бурной реакции, смене направленийактивности, высокой впечатлительности. При этом уобследуемых преступниц наблюдаласьстойкость аффектов и отрицательных эмоцийи чувств. Носители данных акцентуацийконфликтны,злопамятны, подозрительны, обидчивы исклонны проявлять враждебность к обидчикам.У 225 (90%) преступниц преобладает педантичныйтип с выраженной тенденцией к четкости,стандартности, предусмотрительности изавершенности действий. 210 (84%) из них– носителидемонстративного(истероидного) типа,испытывающие потребность во вниманииокружающих, они тщеславны, авантюристичны, добиваютсяжелаемых результатов за счет интриг иковарства. В70% случаев у 175 преступниц выявленвозбудимый тип, характеризуемый повышеннойимпульсивностью, раздражительностью,агрессивностью. Моральные устои малозначимы. Впорывах гнева нарастание агрессивностисопровождается активизацией соответствующихдействий. Осмысление, как правило, затруднено изамедлено. Решающими стимулами поведенияявляются неконтролируемые побуждения. Автор отмечает, что женской психологиисвойственно такое качество, как стремлениеобращать на себя внимание.Демонстративность присуща и преступницам, однакоу них она, определяя главным образомагрессивные преступные проявления, выполняет функциюсамоутверждения.

Сравнительный анализрезультатов исследования испытуемых двухгрупп позволил автору сделать вывод о том,что свойства психики, приводящие ккриминальному поведению, проявляются вмозаичном сочетании доминирующих акцентуаций [аффектно-экзальтированный изастревающий (ригидный) тип], агрессивности и вражды на фоне низкогоинтеллекта и эмоциональной нестабильности. Значимы также высокаяконфликтность, злопамятность,подозрительность, обидчивость исклонность проявлять враждебность кобидчикам.

Автор отмечает, что дляболее правильного определения мероприятийиндивидуально-профилактическоговоздействия на женщин-насильственныхпреступницнеобходимо изучение их свойств личности вкомплексе, в системе. Эмпирическиеисследования должны не ограничиватьсяконстатацией тех или иных личностных свойств, ас необходимостью включать в себя анализ ихфункциональной нагрузки, то естьрассматривать с точки зрения функций,которые выполняют отдельные компоненты или структуры вформировании насильственногопреступногоповедения женщин.

Исследованию вопросово мотивации поведения представительницданного контингента посвящен третий параграф.

Автор обращаетвнимание на то, что в основе поведенияженщин, совершивших такие насильственныепреступления, как убийства, причинениетяжкого вреда здоровью часто, наряду спобудительными мотивами, лежит мотив,оправдывающий содеянное. При этомкритическая оценка собственного поведенияу подавляющего большинства преступниц развитаочень слабо. И даже оценивая своепреступное поведение после осуждения,спустя определенное время, преступницы находятмного аргументов для оправдания, ссылаясьна сложившуюся жизненную ситуацию.Указанные преступления редко совершаются«бездомными» женщинами. Для женщины, совершившейтакое преступление, характерно наличиежилья, семьи,детей. По ее мнению, и действует она дляблага либо семьи, либо детей, близкогочеловека. Большинство преступленийпроисходит на почве затянувшихсясемейно-бытовых конфликтов. На стадиисовершения правонарушения преступницы обычноиспытывают большое внутреннеенапряжение,стремятся к установлению «психическойдистанции», что только усугубляетположение и снижает возможностьадекватного восприятия действительности.Объектами посягательства выступают чаще всегомуж либо сожитель, реже – родственники,друзья, приятели, соседи или знакомые и,наконец, собственные дети.

Подчеркивая мнение о том, что корнисовершенного преступления кроются в личностныхособенностях индивида, обусловивших выбориз всех различных вариантов выхода из создавшейсяактуальной ситуации именно противоправного инаиболее общественно опасного, авторобращает внимание на необходимостьизучения мотивов преступного поведения втесной связи с личностью преступницы, их оценкавсегда должна вытекать из понимания самойличности, ее сущности. Только подобный подходпозволит выяснить, почему данный мотивсвойственименно данному человеку. Разделяетсямнение о том, что между мотивацией и свойствамиличности имеется обоюдосторонняя связь:свойства личности влияют на особенностимотивации, а особенности мотивации,закрепившись, становятся свойствами личности (Е.П.Ильин). Возникает сложнейшаяпсихологическая сеть зависимостей, которуютрудно разложить в линейнуюдетерминационную цепь причин и следствий.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»