WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

Для характеристики физического развития школьников 7-15-летнего возраста использовалась общепринятая методика оценки соматического развития по В.В. Бунак (1941). Определялись: длина (см), масса (кг) и площадь поверхности тела (м2) по формуле Э. Дю-Буа (ST=m0.423*H0.725*0.007184), а также окружность грудной клетки в паузе между вдохом и выдохом.

Исследование вариабельности сердечного ритма проводилось по методу вариационной пульсометрии Р.М. Баевского (1970-1984) с использованием автоматизированного кардиопульмонологического комплекса REACARD. Ритм сердца регистрировался в течение 3 минут в положении лежа. Анализировались показатели ЧСС, Мо, АМо, х и ИН. Оценка состояния ИВТ осуществлялась на основании автоматического анализа параметров гистограммы, за основу принимались показатели ИН. Дополнительно определялся вегетативный индекс Кердо (ВИК), целые положительные значения которого свидетельствуют о преобладании тонуса симпатического отдела ВНС (О.А. Глазачев с соавт., 1994; Н.А. Шарапов, 2001).

Функциональное состояние симпато-адреналовой системы оценивали по содержанию А, НА, ДА и ДОФА в суточной и порционной моче флуорометрическим методом (Э. Ш. Матлина с соавт., 1965) на приборе БИАН-130 (М-800). Сбор мочи проводился на каждом этапе обследования, до и после тестирующей функциональной нагрузки.

Состояние андрогенной и глюкокортикоидной функции коры надпочечников изучали на основании экскреции 17-ОКС и 17-КС. Для определения 17-КС в моче использовался колориметрический метод Н.В, Самосудовой и Ж.Ж. Басс на основе реакции Циммермана с м-динитробензолом в модификации М.А. Креховой (В.Г.Колб, В.С.Камышников, 1976). Оптическая плотность раствора измерялась на фотоэлектроколориметре ФЭК-56 ПМ. Содержание в моче 17-ОКС определяли по реакции с финилгидрозином после ферментативного гидролиза (В.Г. Колб, В.С. Камышников, 1976) с использованием спектрофотометра СФ-16. Анализировались абсолютные показатели экскреции и относительные величины, рассчитанные на 1 кг массы тела

Для исследования функционального состояния сердечно-сосудистой системы был использован метод тетраполярной грудной реоплетизмографии, широко применяемый в возрастной физиологии (И.Н. Вульфсон, 1977; Р.А. Абзалов, 1986; М.К. Осколкова, 1988; С.И. Русинова, 1989; А.В. Крылова, 1990; Ю.С. Ванюшин, 2001). Ударный объем крови рассчитывали по формуле Кубичека в модификации Ю.Т. Пушкаря с соавт. (1980), минутный объем крови – как произведение УОК на ЧСС. ОПСС рассчитывали по формуле Пуазейля (Ф.Д. Акулова, 1986). Измерение артериального давления производилось по методу Н.С. Короткова в состоянии относительного покоя в положении сидя на полуавтоматическом приборе MF-30 (Япония). Определялось систолическое, диастолическое и среднее гемодинамическое артериальное давление - СГД=0.42*ПД+ДАД (О.А. Мутафьян, 2003).

Параметры гемодинамики регистрировали до нагрузок, после них, а также в течение 5 мин в постизометрическом периоде.

Пробу с локальной статической нагрузкой проводили в положении испытуемого сидя, путем сжатия левой рукой ручного динамометра с усилием, равным 50% от максимального произвольного усилия (Б.Г. Бершадский с соавт., 1983; Л.П. Ларикова с соавт., 1983; И.А. Лебедев, 1985; Э.А. Городниченко, 1990) в течение 1 мин. За показатель максимального произвольного усилия принимали среднюю величину из трех попыток.

Дозированная велоэргометрическая нагрузка задавалась в течение 3 минут на велоэргометре «РИТМ» ВЭ-05 (Киев) в положении сидя и составляла 1,5Вт на 1 кг массы тела.

Статистическую обработку полученных данных проводили общепринятыми методами вариационной статистики с применением пакета программ Microsoft Exel Windows 98. Для оценки достоверности различий использовали Т-тест, основанный на t-критерии Стьюдента. Для выяснения степени сопряженности полученных показателей использовался метод парной корреляции.

Результаты исследования и их обсуждение

Функциональное состояние симпато-адреналовой системы и коры надпочечников у детей 7-15-летнего возраста

Анализ возрастной динамики функционального состояния САС показал, что активность ее гормонального и медиаторного звеньев изменяется гетерохронно в половых группах (рис.1, рис.2). Суточная экскреция А от 7 к 15 годам изменяется незначительно, отмечается лишь некоторое ее увеличение у мальчиков в 14 лет, составляющее 0.97 мкг/сут, что согласуется с представлениями о более раннем созревании хромаффинной ткани относительно симпатической иннервации в онтогенезе (А.Д. Ноздрачев, 1983; В.М. Смирнов, 1993; К.В. Судаков, 2000; S. Fountoulakis, A. Tsatsoulis, 2006) и соответствует данным о полной ее сформированности у детей к 7-10 годам (С.И. Русинова, 1989; И.А. Држевецкая, 1994; Н.Б. Сельверова, Т.А. Филиппова, 2000; Ситдиков и др., 2006; N. Zuckerman-Levin et al., 2001; Y. Lebenthal et al., 2006).

Рис. 1 Возрастная динамика экскреции катехоламинов, метаболитов андрогенов и глюкокортикоидов у мальчиков 7-15 лет

Примечание: по оси абсцисс – возраст (лет); по оси ординат – У1 – экскреция 17-КС( ), 17-ОКС ( ) в мкм/сут; У2 – экскреция А ( ) и НА ( ) в мкг/сут.

*, # - различия достоверны при р<0,05 по сравнению с предыдущим возрастом

Тогда как, динамика экскреции НА более выражена и носит колебательный характер, снижаясь у мальчиков от 12 к 13 годам и возрастая в 14 лет (р<0.05).

У девочек максимальный уровень НА наблюдается уже в 9 лет, что не исключает его пубертатного увеличения к 12 годам, составляющего 3.77 мкг/сут (р<0.05). То есть функциональная активность медиаторного звена САС у школьниц проявляется в более раннем возрасте по сравнению с мальчиками и их сверстницами, обследованными 15-25 лет назад (С.А. Акинина, 1977; И.С. Плехова, 1987; А.В. Крылова, 1990). Это свидетельствует о преобладании у них нервных механизмов регуляции и считается более оптимальным для поддержания длительного возбуждения физиологических систем в детском организме (И.А. Држевецкая, 1994).

Сравнительный анализ состояния САС и КН у детей выявил определенный синхронизм в проявлении их функциональной активности с возрастом. Так, имеющий место достоверный прирост экскреции НА у мальчиков от 13 к 14 годам сопровождается не менее значительным увеличением 17-ОКС (р<0.05). Более раннее созревание медиаторного звена САС у девочек, характеризующееся возрастанием суточной экскрецией НА в 9 и 12 лет, сопровождается существенным приростом метаболитов глюкокортикоидов (р<0.05).

Вместе с тем выявляются и разнонаправленные изменения изучаемых показателей. На фоне поступательного и линейного увеличения 17-КС с у мальчиков возрастом, отмечается тенденция к снижению 17-ОКС от 11 к 13 годам. Вероятно, это отражает биологический антагонизм андрогенов и глюкокортикоидов, обладающих белково-анаболическим и – катаболическим влиянием на организм (М.А. Жуковский, 1995), свидетельствует о возрастающей роли андрогенов КН и половых желез в регуляции ростовых процессов с возрастом (И.А. Држевецкая, 1987; Н.Б. Сельверова, Т.А. Филиппова, 2000; Т. Reinehr, et al., 2005; Y. Lebenthal, et al., 2006) и подтверждает ранее полученные данные об отрицательной корреляции 17-ОКС и положительной взаимосвязи 17-КС с показатели длины тела у школьников 11 и 15 лет (Ф.Г. Ситдиков и др., 2004; И.Р. Валеев, 2005).

Учитывая, что развитие нейроэндокринной системы в подростковом возрасте определяется преимущественно уровнем половой зрелости, изучение функционального состояния САС и КН проводилось на каждой стадии полового созревания в раздельных половых группах (рис.3). От I к III стадии наблюдаются однонаправленные и положительные сдвиги изучаемых показателей в обеих половых группах: выделение А и НА у мальчиков увеличивается на 4.77 мкг/сут (р<0.05) и 3.09 мкг/сут, а у девочек - на 2.66 мкг/сут (р<0.05) и 5.18 мкг/сут (р<0.05), отмечается достоверный прирост экскреции 17-КС.

Рис. 2 Возрастная динамика экскреции катехоламинов, метаболитов андрогенов и глюкокортикоидов у девочек 7-15 лет

Примечание: по оси абсцисс – возраст (лет); по оси ординат – У1 – экскреция 17-КС( ), 17-ОКС ( ) в мкм/сут; У2 – экскреция А ( ) и НА ( ) в мкг/сут.

*, # - различия достоверны при р<0,05 по сравнению с предыдущим возрастом

Это может свидетельствовать о наличии функциональной взаимосвязи между САС и КН, их взаимоусиливающем биологическом действии на стадии активации гонад (Дж. Таннер, 1968). На IV стадии полового созревания, характеризующейся интенсивным формированием как коры надпочечников, так и половых желез (Н.Б. Сельверова, Т.А. Филиппова, 2000), выявляются особенности в половых группах: у мальчиков наблюдается существенное возрастание 17-КС и 17-ОКС (р<0.05), сочетающееся с еще большим увеличением экскреции НА, обеспечивающего, вероятно, наряду с другими медиаторами ЦНС гуморальную передачу нервных влияний на уровне гипоталамуса и, как следствие, активизацию КН (Н.С. Сапронов, 1998; S.L. Alexander et al., 1996). У девочек отмечается стабилизация данных показателей при снижении экскреции А. На V стадии полового созревания динамика изучаемых показателей в обеих половых группах разнонаправлена: суточная экскреция НА снижается при стабильном уровне А, а выделение 17-КС и 17-ОКС продолжает существенно увеличиваться. Это указывает на незавершенность пубертатного формирования системы «гипофиз-кора надпочечников» среди исследуемого возрастного контингента детей, а также согласуется с данными литературы о более поздних пубертатных изменениях в регуляции гипофизарно-адренокортикальной системы, когда дефинитивный уровень концентрации кортизола и дегидроэпиандростерона устанавливается лишь к 21 году (Н.Б. Сельверова, Т.А. Филиппова, 2000).

Анализ функционального состояния САС и КН на протяжении учебного года выявил особенности суточной экскреции изучаемых гормонов и гормональных метаболитов в возрастно-половых группах. У мальчиков и девочек младшего школьного возраста наблюдается снижение экскреции НА при стабильных показателях 17-ОКС, что, с одной стороны указывает на стрессовый характер учебной деятельности в период адаптации детей к школе, а с другой – на более высокую биологическую устойчивость гипофизарно-надпочечниковой системы, обладающей надежными механизмами саморегуляции (Н.С. Сапронов, 1996)

М Д

Рис. 3 Экскреция катехоламинов, метаболитов андрогенов и глюкокортикоидов у детей на разных стадиях полового созревания

Примечание: по оси абсцисс – возраст (лет); по оси ординат – У1 – экскреция 17-КС( ), 17-ОКС ( ) в мкм/сут; У2 – экскреция А ( ) и НА ( ) в мкг/сут.

*, # - различия достоверны при р<0,05 по сравнению с предыдущей стадией полового созревания

Исключение составляют девочки 9 лет, у которых наблюдается одновременное уменьшение НА и 17-ОКС, свидетельствующее о несовершенстве механизмов адаптации школьниц в период препубертата.

У детей более старшего возраста (11-15 лет) соотношение между показателями САС и КН изменяется, преимущественное воздействие на их функциональное состояние оказывают эндокринные и вегетативные перестройки периода полового созревания (рис.4). Так, у мальчиков до 14 лет экскреция КА и метаболитов глюкокортикоидов на протяжении учебного года характеризуется относительной стабильностью с некоторой тенденцией к возрастанию уровня НА в 11 и 13 лет от октября к маю. Обращает на себя внимание волнообразный характер экскреции метаболитов андрогенов в течение учебного года у мальчиков 12, 13 и 14 лет – уменьшение ее интенсивности в зимний и возрастание в весенний период (р<0.05), что, по-видимому, объясняется сезонными колебаниями функциональной активности надпочечниковых и половых желез и согласуется с представлениями о нейроэндокринных сезонных ритмах (А.П Голиков., П.П. Голиков, 1973). У школьников 14 и 15 лет на фоне возрастного увеличения НА (рис.1) наблюдается его достоверное снижение к концу учебного года по сравнению с началом (р<0.05), что, с одной стороны, может свидетельствовать о повышении активности нервного звена САС в период пубертата, а с другой – о низкой экономичности ее функционирования в процессе учебной деятельности подростков (М.К. Осипова, 1983; Крылова, 1990). При этом динамика глюкокортикоидной функции КН имеет противоположный характер: экскреция 17-ОКС, составляющая в начале учебного года у мальчиков 14 и 15 лет 7.59±0.55 мкм/сут и 10.07±0.85 мкм/сут, к концу увеличивается, превосходя в 1.5 раз свою возрастную планку. Это может указывать на длительное и существенное напряжение в гипофизарно-надпочечниковой системе, которое, как известно, сопровождается снижением чувствительности центральных кортикостероидных рецепторов к угнетающему действию кортизола (R.M. Sapolsky et al., 1984-1986), резким увеличением его содержания в крови и усилением деградации. Несмотря на то, что увеличение глюкокортикоидов – это основная адаптивная реакция организма, повышенный уровень кортизола опасен своим катаболическим действием на детский организм, угнетением лимфоидной ткани и реакций иммунитета (И.А. Држевецкая, 1987; М.А. Жуковский, 1995; E. Ortega, 2003).

Рис. 4. Изменение экскреции катехоламинов, метаболитов андрогенов и глюкокортикоидов у детей 11-15 лет в течение учебного года

Примечание: по оси абсцисс – возраст (лет) и периоды учебного года (о - октябрь; ф – февраль; м – май); по оси ординат – У1 – экскреция 17-КС( ), 17-ОКС ( ) в мкм/сут; У2 – экскреция А ( ) и НА ( ) в мкг/сут.

*, # - различия достоверны при р<0,05 по сравнению с предыдущим периодом учебного года

Более того, высокая концентрация кортизола может вызвать снижение биосинтеза андрогенов (Г.В. Кация, Н.П. Гончаров, 1994), поэтому не исключено, что именно с этим связано параллельное понижение уровня андрогенов, содержание которых в суточной моче в конце учебного года достоверно меньше, чем в начале и в 1.4 раза ниже возрастных показателей 15-летних школьников. Это является неблагоприятным фактором, способным повлиять на перспективу полового созревания мальчиков (Е.Б. Севастьянова, 1971; И.А. Држевецкая, 1987; T. Reinehr, et al., 2005; Y. Lebenthal, et al., 2006).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»