WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В итоге выделены заслуживающие внимания положения с целью
их оценки и использования в российском законодательстве.

В абсолютном большинстве изученных кодексов (Уголовные
кодексы Дании, Германии, Эстонии и т.д.) дифференцирована ответственность
за совершение тождественных и однородных преступлений как до,
так и после осуждения, а также за совершение большого количества преступлений.

В ряду смягчающих обстоятельств, характеризующих личность
виновного вне связи с преступлением, законодатель Республики Беларусь выделил престарелый возраст (70 лет). Интерес представляет и учет
наличия психического расстройства, не исключающего вменяемости, в ряде кодексов, в частности Швейцарии, Польши, Латвии.

В Уголовном кодексе Литовской Республики предусмотрено
назначение более мягкого наказания, когда виновный содержит лиц с
тяжелым заболеванием, инвалидов либо малолетних детей.

Законодатель Польши среди исключительных обстоятельств, влияющих
на дифференциацию ответственности, назвал молодежный возраст лица.

Согласно уголовному праву Аргентины, ослабленность,
болезнь, добропорядочность выступают в качестве дифференцирующих обстоятельств.

Таким образом констатируется, что обстоятельствам, характеризующим личность виновного вне связи с преступлением, и в зарубежном
законодательстве отводится далеко не последнее место.

В параграфе пятом «Проблемы учета обстоятельств,
характеризующих личность виновного вне связи с
преступлением, при дифференциации уголовной ответственности
и наказания» автором отмечено, что обстоятельства, характеризующие
личность виновного, в том числе вне связи с преступлением,
в плане определения их места в российском уголовном праве
не получают однозначной оценки юристов. По мнению
одних специалистов, личность виновного служит как основанием дифференциации, так и индивидуализации уголовной ответственности,
по мнению других – только ее индивидуализации.

Пленум Верховного Суда СССР от 29 июня 1979 г. № 3
«О практике применения судами общих начал назначения наказания»
склонен придавать обстоятельствам, не связанным с преступлением,
значение только средства индивидуализации наказания.

В перечне ч. 1 ст. 61 УК РФ закреплено новое обстоятельство,
подлежащее учету судом по гуманным соображениям, – наличие
малолетних детей у виновного (п. «г»). Вкупе с двумя
другими – известными и прежнему Кодексу – обстоятельствами (несовершеннолетие виновного, беременность) и отраженными в
ч. 3 ст. 60 УК РФ положениями приведенное смягчающее
обстоятельство создает «диаспору» данных, зримо демонстрирующих

необходимость учета таких обстоятельств в качестве дифференцирующих.
С другой стороны, в 2003 г. законодатель, думается, проявил непоследовательность и удалил из УК РФ обстоятельства, характеризующие личность виновного вне связи с преступлением, а именно неоднократность
и частично – судимость.

В ходе исследования обращено внимание на то, что историей
российского уголовного законодательства, зарубежными уголовно-правовыми актами представлены в качестве дифференцирующих ряд обстоятельств,
не нашедших отражения в УК РФ.

К тому же изучение диссертантом уголовных дел за 2004–2007 гг. позволило выявить около 50 подобного рода обстоятельств,
которые учитываются на практике, но не указаны в законе и зачастую
не встречаются ни в истории российского уголовного права, ни
в зарубежном законодательстве.

Соответственно перечень обстоятельств, характеризующих
личность виновного вне связи с преступлением, (и частота их учета)
достаточно широк.

Для сужения круга обстоятельств до уголовно релевантных
в работе использованы критерии, предложенные теорией.
Первым из них выступает обязательность влияния на степень
общественной опасности личности. При соответствии ему
обстоятельство непременно сказывается на степени этой опасности.
Вторым критерием является строго определенная направленность
влияния на общественную опасность, когда обстоятельство способно
выполнять лишь одну из двух функций: либо только повышать,
либо только понижать степень такой опасности. В качестве
третьего критерия представлена значительность влияния на
общественную опасность, то есть обстоятельство существенно
изменяет степень общественной опасности личности. При
соответствии трем вышеназванным критериям дифференцирующими
могут быть признаны лишь обстоятельства, проявляющиеся
независимо от индивидуальных особенностей личности и (или) преступления.

Обстоятельства, не влияющие на степень общественной опасности личности, также сказываются на форме, виде и объеме уголовной ответственности, но по гуманным соображениям.

Глава третья «Дифференциация уголовной ответственности
и наказания по критерию «личность виновного вне связи с преступлением» представлена двумя параграфами.

В параграфе первом «Обстоятельства, характеризующие
личность виновного вне связи с преступлением, учитываемые
в силу влияния на степень общественной опасности личности»
исследуются обстоятельства, представленные российским (Х–ХХ вв.) и зарубежным законодательством, а также судебной практикой.

Совершение нескольких преступлений до осуждения. Диссертант
приходит к выводу, что совершение тождественных и (или)
однородных преступлений свидетельствует о значительном повышении
степени общественной опасности лица без учета иных индивидуальных особенностей личности и (или) преступления, естественно при
условии, что каждое из совершенных преступлений является умышленным.

Такой признак, как количество преступлений (совершение двух, трех
и более преступлений), представляется вариационным. Опираясь
на криминологические исследования, согласно которым лицо, совершив
второе тождественное или однородное преступление, уже обладает
повышенной степенью общественной опасности, делается вывод
о необходимости вменения в плане усиления ответственности такого обстоятельства, как совершение нового умышленного преступления уже
после второго совершения.

В итоге признается, что совершение каждого нового умышленного тождественного или однородного преступления должно являться дифференцирующим.

Что касается совершения нескольких нетождественных преступлений,
то имеет место влияние данного обстоятельства на степень общественной опасности лица (обязательность), а также повышение степени такой
опасности (строго определенная направленность). Говорить же о значительности влияния факта совершения таких преступлений можно,
если новое преступление не только совершено умышленно, но и
более общественно опасно, чем предыдущее, то есть с учетом
иных индивидуальных особенностей личности и (или) преступления.

Совершение нескольких преступлений после осуждения. Придерживаясь точки зрения, что у лица, совершившего однотипное преступление
после осуждения (которое, по сути, является повторным совершением тождественного или однородного преступления), степень общественной опасности не менее значительна, чем у лица, совершившего новое
умышленное тождественное или однородное преступление до осуждения, диссертант считает необходимым заложить возможность аналогичного
учета данного обстоятельства.

Соответственно предлагается закрепить в статусе отягчающего обстоятельства в ч. 1 ст. 63 УК РФ «совершение нового умышленного тождественного или однородного преступления в пределах сроков
давности или судимости».

Отдельно рассматривается систематическое совершение преступлений (ремесло, промысел, постоянный источник дохода) и делается
вывод, что оно сопоставимо с любым из вышепредложенных как
вид и род, где родовым признаком выступает факт совершения
нескольких тождественных и (или) однородных преступлений, а
видовой особенностью то, что лицо живет на доходы, полученные
преступным путем. Существование же в качестве дифференцирующих
двух обстоятельств, соотносящихся между собой как целое и часть, загромождает уголовный закон и обусловливает возможность повторного
учета одного и того же обстоятельства.

Общий рецидив. Такие обстоятельства, как совершение преступления
при наличии судимости за любое преступление, совершение
второго преступления после осуждения и т.п., отражены с
некоторыми особенностями в категориях простого, опасного и особо
опасного рецидива (ст. 18 УК РФ).

Как известно, в первоначальной редакции УК РФ законодатель,
выделяя три вида рецидива, дифференцировал и назначение наказания
за каждый вид. Внесенными изменениями 2003 г. эти положения
по известным причинам были нивелированы. К тому же, руководствуясь
ч. 2 ст. 68 (в ред. 2003 г.), суд не всегда может назначить действительно
более строгое наказание.

С учетом прежней и новой уголовно-правовой регламентации
назначения наказания при рецидиве преступлений, а также научных
и практических предложений решения проблемы, представляются предпочтительными следующие правила повышения наказуемости.

За основу дифференциации берется разница между
максимальным и минимальным сроками или размерами исчислимого
наказания и: а) при простом рецидиве к минимуму назначаемого
основного наказания добавляется одна шестая полученной
разницы; б) при опасном рецидиве – одна третья; в) при особо опасном
рецидиве – одна вторая. К примеру, при совершении преступления,
влекущего наказание от 6 до 15 лет (ч. 1 ст. 105 УК РФ), разница
между максимальным и минимальным сроками наказания составляет 9 лет.
Одна шестая от 9 лет – 1 год и 6 месяцев. Таким образом, минимальная
санкция при простом рецидиве не может быть меньше 7 лет 6 месяцев
(6 лет + 1 год 6 месяцев).

Подводя итог, предлагается изложить ч. 2 ст. 68 УК РФ в
следующей редакции: «Минимальный срок или размер избираемого
судом исчислимого наказания при рецидиве повышается посредством
добавления разницы между минимумом и максимумом санкции:
а) при простом рецидиве на одну шестую часть; б) при опасном
рецидиве – на одну треть; в) при особо опасном рецидиве – на одну вторую».

Ряд обстоятельств, а именно: совершение третьего преступления – при наличии одной судимости за два предыдущих, многократность
рецидива и т.п. – являются производными от рецидива преступлений.
Ко всему прочему, для решения вопроса о значительном возрастании
степени общественной опасности личности они требуют изучения иных индивидуальных особенностей личности и (или) преступления,
в частности, формы вины совершенных преступлений, времени, которое
прошло между их совершениями.

Совершение преступления лицом в непродолжительный период
после применения мер уголовно-правового воздействия либо лицом,
которое не оправдало оказанного ему доверия со стороны государства,
либо лицом, на которое исправительное воздействие не оказало соответствующего результата (совершение преступления при
снятой судимости, совершение преступления во время отбывания
наказания, до истечения года после присуждения наказания за первое
или в течение года (либо без указания срока) после освобождения от
наказания, совершение преступления условно осужденным и т.п.).
Эти обстоятельства, как представляется, отвечают критериям обязательности
и строго определенной направленности, однако для решения
вопроса о значительном возрастании степени общественной опасности
личности требуется изучение иных индивидуальных особенностей
личности и (или) преступления.

Автор критически относится к возможности признания в качестве дифференцирующего обстоятельства такого, как совершение
преступления впервые (ранее не судим, к уголовной ответственности
не привлекался). Признание такого обстоятельства смягчающим
является, как было правильно замечено, «ничем не оправданной
индульгенцией всем тем, кто встал на преступный путь» (Б.А. Куринов).

Характеристика (бытовая, производственная, общественная и т.д.).
Вряд ли можно признать обоснованным учет удовлетворительной характеристики, который иногда имеет место на практике. Такой
характеристике нельзя придавать ни смягчающее, ни отягчающее
значение, поскольку невозможно однозначно сказать, обладает это лицо
большей или меньшей степенью общественной опасности. А потому ее
следует признавать нейтральным обстоятельством.

Положительная характеристика. Такие данные свидетельствуют
о наличии критерия обязательности. Присутствует и второй
критерий – строго определенная направленность. По мнению диссертанта,
данное обстоятельство отвечает и критерию значительности, но
только при полном отсутствии отрицательных данных. Поэтому в тексте
закона необходимо использовать слово «исключительно».

Признается оправданным учет судами и отрицательной
характеристики виновного, которая отвечает всем критериям отбора с той же особенностью, что и положительная.

Таким образом, предлагается закрепить в качестве смягчающего обстоятельства в ч. 1 ст. 61 УК РФ: «исключительно положительная характеристика личности», а в виде отягчающего в ч. 1 ст. 63 УК РФ: «исключительно отрицательная характеристика личности».

Что касается таких обстоятельств, как наличие взысканий
за административные правонарушения, постановка на учет
в инспекции по делам несовершеннолетних, злоупотребление
спиртными напитками, другими одурманивающими веществами, то
они по большей части фиксируют уровень вредоносности
личности, характерный для административных проступков. На
этом основании сделан вывод, что данные обстоятельства

самостоятельно не способны стать дифференцирующими. При наличии исключительно отрицательной характеристики они должны выступать
как ее часть (это касается всех обстоятельств, которые характеризуют
лицо положительным или отрицательным образом и не имеют самостоятельного дифференцирующего значения). В случае отсутствия последней они
могут быть учтены в совокупности с иными индивидуальными
особенностями личности и (или) преступления.

Другие исследованные в работе обстоятельства, положительно
или отрицательно характеризующие личность виновного вне
связи с преступлением, также не отвечают критериям значительности, обязательности и строго определенной направленности влияния
на степень опасности личности без учета иных индивидуальных
особенностей личности и (или) преступления.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»