WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Общим положением, объединяющим законы о приватизации в странах ЦВЕ, стала двухступенчатость процесса разгосударствления. Поскольку имущество госпредприятий по закону не подлежало делению на акции и продаже третьим лицам, то на первом этапе разгосударствления, часто именуемом коммерциализацией, происходило изменение правовой формы госпредприятия через его преобразование в коммерческое или акционерное общество, единственным собственником или акционером которого являлось государство; на следующем же этапе осуществлялась собственно приватизация через продажу акций (паев) этого общества третьим лицам. В результате такого двухступенчатого разгосударствления возникли многообразные формы организации предприятий (общества, товарищества, совместные предприятия со смешанным капиталом и др.), но наибольшее распространение во всех без исключения странах получила форма акционерного общества. В Чехии, например, к продаже в рамках массовой приватизации 1992-1996 гг. были представлены акции 1,7 тыс. предприятий совокупной балансовой стоимостью в 355 млрд крон (22% от общей численности предприятий страны и 50% от их совокупной балансовой стоимости).

Общим для Венгрии, Польши и Чехии являлось и то обстоятельство, что государство поддержало становление рынка корпоративных бумаг целенаправленными усилиями по расширению круга потенциальных покупателей акций. Приватизационное законодательство этих стран содержало положение о «народных акциях», практическая реализация которого обеспечивалась посредством: а) выделения определенного количества привилегированных акций и их продажи по льготной цене только работникам приватизируемого предприятия; либо б) выпуска для бесплатной раздачи всем гражданам страны специальных приватизационных ваучеров или купонов, на которые можно было приобрести акции приватизируемых предприятий. Кроме того, поскольку главной проблемой приватизации выступала ограниченность средств, которые могли бы быть направлены на покупку госсобственности, законами о приватизации в этих странах предусматривалось также оказание существенной кредитной помощи лицам, желающим приобрести акции или имущество бывших госпредприятий. В Венгрии, например, кредит на эти цели мог достигать 75% продажной цены конкретного имущества.

Важным этапом в развитии фондовых рынков в странах ЦВЕ стало появление институциональных инвесторов, способствовавших расширению круга покупателей акций, а соответственно и рассредоточению риска размещения средств в ценные бумаги. На начальном этапе трансформации немаловажную роль в активизации становления рынков корпоративных акций сыграли инвестиционные фонды, созданные для обслуживания массовой приватизации. Подходы к их формированию, как свидетельствует проведенный анализ, различались по странам. В Венгрии, Польше и Румынии инвестиционные фонды, предназначенные для обслуживания массовой приватизации, были созданы централизованно (их учредителями выступали органы исполнительной власти), в ограниченном количестве и служили фактически для административного распределения части акций приватизируемых предприятий. В Чехии, напротив, инвестиционные фонды и компании создавались в частном порядке физическими и юридическими лицами и, имея неравные стартовые возможности, формируя свой инвестиционной потенциал в конкурентной борьбе, инвестируя в купоновые аукционы на общих основаниях, участвовали, таким образом, в перераспределении собственности на «рыночных» началах. Число инвестиционных фондов и компаний достигло 434 в первой волне купоновой приватизации, когда Чехословакия была единым государством, и 353 в период второй волны, проходившей только на территории Чехии. Благодаря консолидации приватизируемой собственности через инвестиционные фонды и компании, чешский рынок корпоративных акций (подобно российскому) сформировался как рынок преимущественно крупных пакетов и инвесторов, что оказало большое влияние на характер сделок с этими бумагами: операции на фондовом рынке в 1990-е годы в основном обслуживали процессы перераспределения собственности. Основная функция рынка корпоративных акций – аккумуляция средств инвесторов и обеспечение предприятиям доступа к капиталу для инвестирования во второй половине 90-х годов еще только начала развиваться.

С появлением акций и других ценных бумаг как свидетельства собственности был дан импульс организации фондовых бирж и внебиржевых систем электронной торговли ценными бумагами. Фондовые биржи возникли в большинстве стран ЦВЕ почти одновременно в начале 1990-х годов. После первых вялотекущих лет эти биржи продемонстрировали в 1993-1994 гг. всплеск активности, приведший к установлению мировых рекордов спроса на акции: по совокупным показателям динамики развития в эти годы биржи Будапешта, Варшавы и Праги в несколько раз опередили новые рынки Юго-Восточной Азии и Латинской Америки. Бум на фондовых биржах ЦВЕ, прежде всего Венгрии, Польши и Чехии, вызвал интерес со стороны мировых финансовых центров: это привело к созданию группами западных менеджеров фондов, ориентированных на инвестирование в акции восточноевропейских предприятий, которые сыграли немаловажную роль в дальнейшем развитии фондовых бирж и биржевой торговли в регионе ЦВЕ. Так, восточноевропейский инвестиционный фонд компании «Капитал интернэшнл», например, привлек на эти цели 125 млн долл. среди американских и европейс­ких институциональных инвесторов. «Со Фест Бостон» и лондонский маклер «Казанова и Ко» организовали «Централ Эуропиен гроус фонд», при посредничестве которого 200 млн долл. было вложено в развитие Будапештской, Варшавской и Пражской бирж, а 70% средств новообразованного фонда – направлено на фондовые рынки стран ЦВЕ. Американская инвестиционная компания «Морган Стэнли Групп» создала инвестиционный фонд, который инвестировал 65% своих средств в акции предприятий ЦВЕ.

Проведенный в работе анализ деятельности фондовых бирж стран ЦВЕ свидетельствует, что на конъюнктуру рынков корпоративных акций в этом регионе большое влияние оказывают решения Федеральной резервной системы США (ФРС) в отношении повышения или понижения процентной ставки. Как показывают расчеты на основе данных за 1991-2004 гг., средняя месячная ставка доходности на биржевые индексы в странах ЦВЕ в период мягких монетарных условий в США составляла в среднем 4%, а в период жестких монетарных условий – 1,1%. Между процентной политикой ФРС и динамикой биржевых индексов в странах ЦВЕ прослеживается, таким образом, определенная зависимость: средняя месячная ставка доходности на биржевые индексы в странах ЦВЕ в периоды мягких монетарных условий была устойчиво выше, чем в периоды жестких монетарных условий. Принимая во внимание, что мягкие монетарные условия в США наблюдались с начала 1990-х годов (т.е. с момента создания фондовых бирж в странах ЦВЕ) – примерно 120 месяцев, а жесткие – нескольким более 60 месяцев, очевидно, что в течение большего периода времени на восточноевропейских биржах царила конъюнктура, которую инвесторы оценивали как положительную.

При исследовании процессов, связанных с возрождением национальных фондовых рынков в ЦВЕ, автор исходил из того, что появление акций как ценных бумаг и дальнейшее развертывание их рынка выступало логическим этапом в становлении в странах ЦВЕ рыночной экономики. Наличие рынка ценных бумаг является признаком достаточно высокого уровня развития рыночного хозяйства вообще, при этом типичной является однозначная зависимость: чем более экономически развитой является страна, тем более развитым рынком ценных бумаг она обладает. Мировой опыт развития фондового рынка свидетельствует в пользу функционирования эффективного рынка корпоративных акций, как источника финансирования инвестиций и механизма межотраслевого перелива капитала. Такой рынок повышает способность экономики к адаптации при изменении внешних условий, что становится чрезвычайно актуальным в условиях глобализации. Развитие этого рынка способствует удлинению горизонта инвестиционных проектов, реализуемых в национальной экономике, осуществлению долгосрочных проектов, влияющих на ее конкурентоспособность. Значительное влияние рынок корпоративных акций оказывает на высокотехнологичные отрасли и компании, выступая, таким образом, в качестве проводника инноваций национальной экономики.

В странах ЦВЕ в период до их вступления в ЕС были сформированы первичный и вторичный рынки корпоративных акций. К настоящему времени рынки корпоративных акций Венгрии, Польши и Чехии, опирающиеся на солидную правовую базу, инфраструктуру, достаточно эффективную систему регулирования, внедряющие западные стандарты, стали привлекательными для иностранных инвесторов, права которых защищены достаточно надежно. Рынки корпоративных акций в этих стран уже начали содействовать мобилизации средств для финансирования реального сектора, а курсы корпоративных акций стали барометром изменений в экономике.

Вторая глава посвящена современным процессам, происходящим на европейских фондовых рынках. Особое внимание уделяется вопросам, связанным с одним из важнейших направлений в развитии интеграционных процессов в Западной Европе – объединением отдельных национальных финансовых рынков стран ЕС в единый европейский рынок. Анализируются усилия правительств и профессиональных сообществ стран ЦВЕ, предпринимаемые в целях содействия стабилизации и повышению ликвидности национальных рынков корпоративных акций, их адаптации к требованиям ЕС: при анализе этого круга вопросов автор оценивает возможности использования соответствующего опыта для решения аналогичных проблем российского рынка корпоративных акций.

Формирование единого финансового рынка в границах Европейского союза выступает одним из важнейших направлений в развитии интеграционных процессов в Западной Европе. Этот рынок должен стать интегрированным объединением внутренних национальных рынков товаров, услуг, рабочей силы и капиталов, а более кратко – составной частью интегрированной европейской экономики без внутренних границ, разделяющих страны-члены ЕС. Создание такого пространства должно увенчать продолжающийся полвека процесс экономической интеграции европейских государств.

Объединение национальных финансовых рынков в единый европейский рынок – сложный и длительный процесс. На сегодняшний день говорить о реальной финансовой интеграции в Европе еще рано, хотя и можно констатировать определенный прогресс в законодательной и организационной деятельности Евросоюза, направленной на преобразование отдельных национальных финансовых рынков стран ЕС в единый европейский рынок: в течение последних лет были изданы многочисленные директивы, регулирующие отдельные сегменты рынка, разработан и утвержден минимум гармонизированных норм правового регулирования, позволяющих финансовым институтам развертывать деятельность на территории всего ЕС.

Необходимым условием для преобразования совокупности национальных финансовых рынков стран ЕС в единый европейский рынок является устранение валютных границ, разделяющих страны. Риски, связанные с «плаванием» курсов национальных валют, представляют серьезное препятствие на пути свободного перемещения капиталов, приобретения резидентами зарубежных активов и продажи национальных ценных бумаг нерезидентам. Дополнительным ограничением для инвесторов при размещении средств за границей выступает запрет на хранение активов в иностранных валютах свыше определенного небольшого лимита: это положение затрудняет осуществление трансграничных капитальных операций на территории всего ЕС, консервирует изоляцию национальных финансовых рынков, увеличивает затраты при покупке и продаже активов.

В этой связи важным шагом на пути к единому европейскому рынку стала реализация в три этапа экономического и валютного союза (ЭВС), предусмотренного подписанным в 1992 г. Маастрихтским договором. Переход с 1 января 1999 г. к третьему, финальному этапу ЭВС, связанному с введением отдельными странами-членами единой европейской валюты, позволил устранить валютные границы между этими странами и значительно ускорить интеграцию национальных финансовых рынков в рамках еврозоны.

После объединения стран в ЭВС с единой валютой возник подвижный и прозрачный рынок ценных бумаг, номинированных в евро. Реализация разработанных странами еврозоны рыночных программ действия отдельных эмитентов должны привести в ближайшей перспективе к возникновению высоко интегрированного и эффективного рынка государственных ценных бумаг и корпоративных акций, привлекательного, с одной стороны, для инвесторов, ищущих альтернативные объекты финансирования, и, с другой, – для отдельных эмитентов, стремящихся к привлечению капиталов.

Наиболее существенные трансформации претерпевает под влиянием валютной интеграции в Западной Европе рынок долговых ценных бумаг. Его развитие в 1990-е годы заметно активизировалось: за период 1989-2003 гг. стоимость облигаций резидентов ЭВС возросла почти в 3,5 раза – с 2 470 млрд евро в 1989 г. до 8 403 млрд евро в 2003 г. При этом 90% рынка в 2003 г. приходилось на долговые обязательства, деноминированные в евро. Введение евро не только устранило валютные, курсовые риски, но и активизировало движение капиталов между странами зоны евро. Поскольку главной предпосылкой инвестирования в долговые ценные бумаги стала уже не страна происхождения эмитента, а степень кредитной платежеспособности, кредиторы и заемщики из разных регионов Европы получили возможность диверсификации финансовой стратегии, широкого выбора финансовых рынков и, наконец, трансграничной деятельности.

Усиление конкуренции между правительствами стран еврозоны, имеющих бюджетные дефициты, за привлечение инвесторов, заинтересованных в приобретении казначейских облигаций, активизирует формирование единого рынка правительственных бумаг стран-членов ЕВС – нового сегмента финансового рынка, образованного внутренними рынками 12 стран. Главным результатом создания такого рынка будет появление второго по величине рынка государственных ценных бумаг в мире: прогнозируется, что его доля в мировых индексах правительственных облигаций составит 30% по сравнению с 40% американской и 16% японской долями.

Очередным эффектом введения евро является рост стоимости отдельных эмиссий казначейских бумаг. Уже в конце первого года обращения евро стоимость 10-летних французских, германских и испанских облигаций, предлагаемых в рамках одной эмиссии, сравнялась со средней стоимостью эмиссий казначейских бонов США (около 23 млрд долл.). В последние годы на рынке казначейских долговых бумаг усилилась также активность правительственных агентов, управляющих госдолгом. Наиболее масштабной среди программ реструктуризации госдолга стала программа правительства Нидерландов, разработанная и реализованная в 1999 г., на общую сумму в 27 млрд евро.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»