WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Практическая значимость работы. Концептуальное изучение системы погребальных и поминальных обрядов населения крупнейшего ареала исмаилизма в плане выявления специфики ментальности населения и процесса ее формирования, имеет большое научное и практическое значение. Исследовательский опыт, полученный, во-первых, при анализе особенностей традиционного мировоззрения, определяющий идейную базу погребально- поминальной обрядности, и, во-вторых, при изучении динамики и преемственности культурных стереотипов на протяжении длительного отрезка времени, может быть востребован при рассмотрении сходного спектра проблем в отношении исмаилитских общин других регионов мира. Материалы представленной работы могут быть использованы для дальнейших научных поисков в области этнографии, религиоведения, этнопсихологии и в других смежных дисциплин, а также для разработки соответствующих программ курсов, читаемых в гуманитарных ВУЗах. Значимость работы обусловлена также насущной необходимостью научной фиксации специфических черт восприятия смерти у населения рассматриваемого региона, поскольку в условиях современной глобализации существует реальная угроза полного исчезновения многих элементов древней традиционной культуры, особенно у представителей малочисленных народов, к которым относятся жители Памира.

В работе используется транскрипция на основе кириллицы, за исключением некоторых знаков (таких как,, w), отражающих фонетические особенности памирских языков.

Положения, выносимые на защиту:

  • комплекс традиционных похоронно-поминальных обрядов исмаилитов Западного Памира представляет собой яркое выражение этноконфессиональной “самости” населения изучаемой области;
  • цикл похоронно-поминальной обрядности исследуемой этноконфессиональной общности отражает сущностные черты системы ее традиционного мировоззрения в ракурсе представлений о смерти, в частности воззрений на судьбу души после смерти;
  • общемусульманские черты традиционной похоронно-поминальной обрядности исмаилитов изучаемой области обусловлены проникновением на Памир ислама в X-XI вв;
  • комплекс похоронно-поминальных обрядов исмаилитов Западного Памира отражает специфические особенности среды обитания населения в дали от центров центральноазиатской цивилизации; этим обусловлены черты чрезвычайной консервативности, характерной для похоронно-поминальных обрядов исмаилитов Западного Памира;
  • в похоронно-поминальной обрядности исмаилитов Западного Памира элементы доисламских верований и обрядов прочно интегрированы в исламскую обрядность и воспринимаются населением Западного Памира как общемусульманские.

Апробация исследования. Результаты работы излагались на научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых Хорогского Государственного Университета (1999-2004). Отдельные положения работы отражены в выступлениях на следующих конференциях и конгрессах: Лавровские (Среднеазиатско-Кавказские) чтения (МАЭ РАН 2005), Зарубинские чтения (VI-Конгресс этнографов и антропологов России Санкт-Петербург, 28 июня-2 июля 2005), международная конференция “Иран: Культурно-историческая традиция и динамика развития” (Москва, РГГУ, 2006), Радловские чтения (МАЭ РАН 2006,2007).

Структура диссертации. Работа состоит из Введения, трех глав, Заключения, библиографии и Приложения.

Содержание работы.

Во Введении обосновываются актуальность и научная новизна работы, определяются ее цели и задачи, рассматривается история изучения исследуемого явления, оговариваются выбранные хронологические рамки и методологические основы исследования; излагается теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе “Предсмертные обычаи и обряды населения Западного Памира” рассматриваются особенности традиционных предсмертных обрядов исмаилитского населения Западного Памира. Основное внимание сконцентрировано на отношении к больному, находящемуся между жизнью и смертью.

Цикл предсмертных обрядов предполагает особенности отношения к человеку с того момента, когда становится очевидным, что его смерть неминуема. Мировоззренческой основой этих обрядов является обширный круг представлений о причинах и предвестниках смерти. В этом же ключе рассматриваются и существующие воззрения, в основе которых лежат убеждения, что причиной смерти является вольное или невольное несоблюдение предписаний традиции о запретах. Соответственно, запреты можно сгруппировать следующим образом:

  • запреты в повседневной жизни
  • запреты в похоронно-поминальных обрядах
  • запреты и приметы, связанные с культом предков.

Помимо этого, установлено, что причиной и предвестниками смерти памирцы считают также вещие сны, некоторые астрологические приметы, приметы, связанные с миром животных и птицами, различные заговоры-заклинания, многообразные формы колдовства и тому подобное. Большой материал систематизирован и проиллюстрирован примерами, явлений считающихся предвестниками смерти, и предохранительных мер против них. Выявлены общие и особенные черты этих представлений. Выяснилось, что данные верования имеют не только содержательный аспект. Они носят и нормативный характер, поскольку формируют стереотипы поведения в каждой конкретной ситуации, связанной с уходом человека из жизни.

Привлеченные материалы наглядно свидетельствуют, что изучение проблемы табу в культуре через призму феномена смерти может быть достаточно результативным. Значимость накопленных нами данных по рассмотренной проблематике в том, что они существенно дополняют сведения, содержащиеся в этнографической литературе по народам Центральной Азии. На основе этих данных раскрывается весьма важная грань мировоззренческой модели населения изучаемого региона.

В контексте феномена смерти и нравственного ее восприятия мы рассмотрели групп сведений, ключевыми моментами которых являются: а) отношение к умирающему, б) ритуалы взаимного прощения умирающего и живых родственников, в) поверья и представления о смерти. Эти аспекты раскрывают специфические черты системы традиционных воззрений исмаилитов Западного Памира. В этом плане основным моментом является отношение окружающего населения к больному, факт переживания ими его безнадежного состояния. Когда на основе гадательной книги “Таъwез” (“Письменное заклинание”), или “Толеънома” (“Книга судеб”), а также “Джомеъ-ул-даъвот” (“Свод излечения”) путем довольно сложных числовых комбинаций и целого ряда вычислений становится очевидным, что предпринимаемые по выздоровлению больного усилия не дают результатов - окружающие стремятся облегчить смерть. Удалось выявить некоторые конкретные формы этих действий и их мотивы соответствующих действий. Относительно заболеваний, которые связываются с воздействием демонических сил, в книге “Толеънома” существуют предписания, согласно которым около плеч больного или на том месте, куда указывает сама “одушевленная” книга (в мазаре, заброшенной маслобойке и др.) халифа зажигает лучинку (далилак) и читает молитву. По поверьям, демонические силы притягиваются к свету лучинки, и тогда мулло их покоряет силой своей молитвы. Считается, что эта мера облегчает наступление смерти, а то и освобождает человека из “плена” демона смерти. Другой вариант этого обряда включает изготовление из зеленой ткани пяти миниатюрных знамен, которые втыкают в какую-нибудь заброшенную могилу. В дополнение к этому зажигают две лучинки под деревом, на которое указывает “Толеънома”. Считается, что знамена призывают больного к могиле, что ускоряет выход души из тела.

Другим важным действием, которое должно смягчить тягостное ожидание смертного часа больным является прочтение напутственной молитвы над ним. Считается, что она не только облегчает выход души из тела, но также способствует легкому прохождению души покойного через чистилище и, как светильник в темноте, освещает путь души в обитель предков. У населения исследуемой территории молитва, которая читается над умирающим, называется калима (букв.“слово”). Ее называют также калиматул-хак (“слово-истина”) или калимаи дин (“слово веры”). Среди исмаилитов Западного Памира, равно как таджиков Южного Таджикистана, чтение 36-й суры Корана (Йа-син) не было так широко распространено, как чтение калима.

Согласно народным верованиям, умирающий над котором не успевают прочитать калима уходит в мир иной “неверующим”. Этим объясняется забота родственников о прочтении напутственной молитвы. Часто бывает, что кто-то умирает вдали от дома, например, гибнет, сорвавшись с горы, или тонет в воде. Существует мнение, что в последнем случае душа человека, находится под защитой духа воды, а душа человека, умершего в горах – духа горы. Эти могучие духи защищают умирающего от козней сатаны, в связи, с чем необходимость в чтении молитвы над ним отпадает. Интересно отметить, что у населения Западного Памира существовало много признаков, предвещающих приближение смерти.

В качестве общего вывода, можно отметить, что специфические особенности предпогребальной обрядности, которые удалось проследить на основе изложенного материала, свидетельствуют об устойчивости глубоких исторических корней, которые ведут нас к далеким доисламским временам. В представленной главе этому аспекту придается особое значение. Следы доисламских представлений и воззрений памирцев ощутимы также и в тех сферах предпогребальной обрядности, которые принято считать общемусульманскими.

Во второй главе “Погребальные обряды населения Западного Памира” рассматривается круг вопросов, связанных с особенностями эмоционального переживания смерти члена семьи и однообщинника, в первую очередь, со спецификой отношения уже к телу покойника. Ярким выражением этого являются строго разработанные предпохоронные ритуалы памирцев. Удалось выяснить, что система предпогребальной обрядности местного населения во многом повторяет черты аналогичных ритуалов оседлого населения Центральной Азии и, в отдельных случаях мусульманского мира в целом, когда действия выполняются по общемусульманских канонам. Такой вывод становится возможным, благодаря сопоставлению полевых материалов автора с предшествующими сведениями из научный литература по традиционным формам проявления горя - оплакиванию и причитанию по умершему, по ритуалам обмывания и облачения покойного в саван, укладывания на погребальные носилки и выноса тела, относительно церемонии чтения над умершим заупокойной молитвы, обычая хоронить умершего обязательно в день смерти до заката солнца, и в ряде других случаев. Наибольшее сходство эти церемонии имеют с погребальной обрядностью таджиков горных районов Южного Таджикистана, Северного Афганистана, и вообще, ираноязычного населения Центральной Азии. Достаточно продуктивными оказались также предпринятые диссертантом попытки сопоставления памирского материала с соответствующими материалами некоторых евразийских традиций.

Наряду с прослеживанием наличия общих черт предпогребальных обрядов населения горного края с другими традициями в главе внимание уделяется и выявлению специфических особенностей, присущих традиционной мортальной обрядности самых памирцев. Они находят яркое отражение в первую очередь в исполнении обрядовых действий в похоронном танце (пойамол) и народной песне (даргилик), и, вообще, в цикле траурных песнопений. Наши материалы свидетельствуют, что у исмаилитов Западного Памира обряд “выкупа” грехов, и практика высчитывания “негреховных” лет жизни покойного, в той форме, которая широко известна в других районах Центральной Азии, не существует. Автор высказывает предположение, относительно возможного существования подобного обряда памирцев в прошлом.

Прослеживая черты собственно памирских предпогребальных обрядов, диссертант акцентирует внимание на том, что у населения Западного Памира обмывание тела умершего и рытье могилы считается богоугодным делом, поэтому здесь нет профессиональных обмывальщиков и могильщиков. Эту обязанность выполняют односельчане на добровольной основе. Некоторые элементы проведения заупокойной молитвы (джаноза) у исмаилитов Западного Памира отличаются от таковых, характерных для равнинных таджиков. Удалось выяснить, что у памирцев джаноза выполняется на основе предписаний, содержащихся в книге Носира Хусрава Ваджи дин (“Лик веры”). В данной главе описывается также особенности погребальной обрядности исмаилитов, кладбища, выбора места под могилу, устройства самой могилы, а также похоронных обрядов. Отмечены и специфические черты погребения покойного, бытующие только в изученном регионе.

Внимание уделяется не только проявлениям различий в предпогребальных и погребальных обрядах памирцев в сравнении с традициями других народов центральноазиатского региона, но и локальной вариативности самых этих обрядов в разных местах исследуемого района. Например, заупокойную молитву (джаноза) на Западном Памире (в Хуфе, Язгулеме и Шахдаре), обычно читают на кладбище около могилы. В Шугнане ее совершают на расстоянии семи шагов от дома покойника, во дворе или в саду. В Вахане - на расстоянии семи шагов от дома или где-нибудь по дороге на кладбище, а иногда даже на самом кладбище. Количество и место укладывания комков земли под тело покойного внутри могилы тоже различаются в разных местах Западного Памира.

Выявление специфических особенностей и локальной вариативности обрядов памирских народов требует подробного описания каждого фрагмента, но такое описание, ограниченное объемом диссертационной работы, невозможно. Одна из любопытных специфических деталей мортальных действий памирцев связана с завершающей частью погребальной обрядности у шугнанцев. Она заключается в особом обряде разбивания чашки на могильном холмике. Данное явление подвергается анализу с точки зрения скрытого в нем смысла.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»