WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Ключевым понятием, подчёркивающим первостепенное значение мистической концепции в классической музыке мусульманского Запада, является понятие таб (мн. ч. – табу), которое переводится как «характер», «темперамент», «природа», и обозначает одновременно модальный звукоряд и его характеристики, а также психотерапевтическое воздействие музыки, которое она оказывает на человеческую душу.

Подобно восточному термину макам, термин таб начинает широко использоваться только с XIV века. Первые письменные упоминания о нём встречаются лишь в магрибских источниках. А Тифаси в XIII веке  в своих многочисленных ссылках на прото-нубу в ал-Андалус, Магрибе и Ифрикии для обозначения ладовой основы использует термин бахр (букв. «модус», «способ», «метр») и тарика (букв. «путь», «состояние», «способ действия»).

На основе обобщения материала андалусско-магрибской трактатной традиции, приводятся сведения о соответствии струн уда определённому цвету, жидкостям тела и темпераментам человека и основным ладам. Однако отмечается противоречивость и неоднозначность подобной информации в разных источниках. Особое внимание уделяется касыде
о ладах Ибн ал-Хатиба (ум. 1375) Фи-л-таба‘и ва-л-тубу‘ ва-л-усул
(«О природе, элементах и ладах»).

Кроме того, в марокканской традиции сохранилась цветовая символика традиционного костюма музыкантов, которая также соотносится
с четырёхцветными струнами уда.

В заключение рассмотрен порядок соответствий между нубами
и временем суток в марокканской традиции (представляющей собой андалусскую классику в наиболее сохранном, «чистом» виде в странах Северной Африки); он до сих пор существует в суфийских братствах.

Таким образом, нуба, будучи светской музыкальной классикой, тем не менее, на протяжении всего своего развития сохраняла тесную связь
с религиозной суфийской традицией, поэтому она заключала и заключает в себе и мистико-магическое, и религиозное, и свет­ское содержание, воплощая через идею Универсальной Гармонии элементы космогонии
и космологии и выполняя своё главное предназначение, о котором писали Ибн Эзра, Ибн Баджжа и ал-Хайк, – приносить мир душе.

Глава IV

Музыкальные инструменты средневековой Андалусии в контексте

музыкальной культуры арабо-мусульманского мира

В первом  параграфе «Методологические проблемы изучения му-зыкального инструментария Андалусии»  на основе  письменных  и  ико-нографических  источников  рассматривается  музыкальный инструмента-рий профессиональной традиции Андалусии в контексте культуры арабо-мусульманского мира. Он представлен в таблице, включающей 50 музыкальных инструментов, сгруппированных по четырём основным классам
с многочисленными подвидами, согласно систематике Э. Хорнбостеля –
К. Закса.

Анализ андалусского музыкального инструментария требует решения следующих проблем:

  • выявления основных принципов унификации на уровне придворной традиции, шире – профессиональной музыкальной культуры мусульманского Востока;
  • сопоставления средневековых андалусских инструментов (на материале различных источников) с современными образцами, используемыми в музыкальной практике в странах Магриба;
  • рассмотрения старо-арабских инструментов и тех из них, что сохранились в андалусско-магрибской музыкальной традиции (шабабба, йараа, четырёхструнный уд кадим); определения причин её (традиции) консервативности;
  • анализа иконографического материала с учётом его специфики (изобразительный канон, предпочтение определённых инструментов),
    и его сопоставления с письменными памятниками;
  • изучения эволюции инструментоведческой терминологии;
  • освещения классификационных и иерархических схем, отражающих отношение к музыкальным инструментам со стороны учёных
    и мусульманских авторитетов;

Во втором параграфе «Музыкальные инструменты в средневеко-вых  арабо-испанских  источниках»  рассматриваются  процессы адапта-ции восточного инструментария в Андалусии с IX по XII век и его трансформация в XIII – XIV веках.

Сопоставляя многочисленные источники, можно сделать вывод, что в отдельные периоды андалусской истории предпочтение отдавалось разным инструментам: во времена Кордовского халифата (756 – 1012) – уду, как символу арабской традиции и ностальгии Омейядов по утраченному Дамаску. В период независимых мусульманских княжеств (тайф) (1012 – 1141) на первое место выдвигаются ансамбли ситары, а вместе с ними ансамблевое пение в сопровождении удов, танбуров, флейт, мизафа. В период Гранадского эмирата (1230 – 1492) предпочтение отдаётся буку.

В силу непосредственной связи с династией Омейядов, в мусульманской Испании особое развитие получила в VIII веке раннеарабская музыкальная классическая школа (из Хиджаза), культивировавшаяся при дворе в Дамаске, и c середины IX века раннесредневековая аббасидская традиция (из Багдада). Обе относятся к так называемому раннеарабскому периоду в музыкальной культуре Арабского халифата, для которого характерно преобладание вокальной музыки. По этой причине инструментальная музыка всегда упоминается в связи с вокальной, так как главная функция первой состояла, прежде всего, в сопровождении пения.

Развитие в Андалусии музыкальных традиций из двух центров (Дамаска и Багдада) проявилось и в использовании двух типов уда: уд-кадим (совр. уд-‘арби) и уд-фариси (совр. уд-шарки) и двух типов ребаба: андалуси и шарки. Это подтверждают письменные и иконографические источники. Согласно иконографическому материалу, в Андалусии предпочтение отдавалось уду-кадим.

Среди язычковых духовых инструментов наряду с мизмаром выделяется бук замри или альбок. В Андалусии этот инструмент имел примечательную историю, которой в работе уделено особое внимание.

В литературе периода Кордовского халифата находим отголоски отрицательного отношения к ударным инструментам как проявление официальной оценки к ним со стороны арабских учёных IX – X веков. Однако археологические находки керамических дарабук и тамборов подтверждают их использование в придворной практике, а также существование мастерских при дворцовой резиденции Мединат аз-Захра. Кроме того,
в Андалусии рамные барабаны пользовались большой популярностью
с незапамятных времён.

В данном разделе обсуждаются следующие проблемы:

  • отсутствие упоминаний ударных инструментов в ситарах (согласно ал-Исфагани и ал-Мутадиду – X, XI века) наряду со смычковыми хордофонами; предлагаются различные версии объяснения подобной ситуации;
  • наличие многочисленных  расхождений в дефинициях  и  харак-теристиках инструментов, а также в количественном  и качественном составе ансамблей (в трактатах, поэзии и литературе другого рода).

На основе свидетельств Ибн Рушда, аш-Шакунди, ат-Тифаси и Ибн Халдуна подчёркивается роль Севильи как главного центра по изготовлению музыкальных инструментов в XII веке. Согласно источникам,
в период тайф происходит укоренение арабской традиции на Пиренейском полуострове, что подтверждалось, в первую очередь, развитием местных центров по изготовлению музыкальных инструментов.

Поэзия Ибн Кузмана рассматривается как важный источник сведений об инструментах, в том числе тех, что сопровождали танцы.

В работе представлен и прокомментирован иконографический материал X – XI веков, связанный в основном с удом, а также изображения музыкальных инструментов на испано-му­сульманских изделиях из слоновой кости в виде различных шкатулок периода XI – XIV веков.

Особое внимание уделяется трактатам XIII века, в которых содержатся ценные сведения по инструментам. К ним относятся: Мут‘ат ал-асм‘ фи ‘илм ас-сам‘ («Ублажение слуха с помощью науки сам‘») тунисского учёного ат-Тифаси (ум. 1253), Рисала фи фадл ал-Андалус («Послание во славу Андалусии») кордовского историка и поэта аш-Шакунди (ум. 1231) и Китб ал-имт‘ ва’л-интиф‘ («О радости и пользе [от слушания му­зыки]») аш-Ша­лахи (ум. 1301).

В это же время (XIII век) появляются различные «гибридные» формы музыкальных инструментов, которые были отражены в испанских источниках, например, в Libro de Buen Amor («Книга благой любви»)
Х. Руиса (ум. 1350), протопресвитера из Иты. Христианские памятники (особенно, рукопись XIII века Cantigas de Santa Maria – «Песни во славу девы Марии»  короля  Альфонса  X  Мудрого)  свидетельствуют об адап-тации и следующим за ней этапе эволюции и трансформации арабских музыкальных инструментов в христианской Испании.

Картина того, как происходили процессы трансформации восточного инструментария на европейской почве, до сих пор остаётся до конца не прояснённой. Бесспорно одно – то, что сведения об инструментах представляют собой наиболее реальный, достоверный материал по музыкальным традициям мусульманской Испании.

Заключение

Уникальность андалусского наследия заключается в том, что оно содержит ключи к раскрытию малоизученных страниц истории музыки, как средневековой Европы, так и арабского и шире мусульманского Востока. До наших дней оно сохранилось в странах Магриба, хотя было переосмыслено и связано с ностальгической идеей «потерянного рая»
и сакральными символами суфийского мировоззрения, занявшего ведущие позиции на мусульманском Востоке в XVII – XIX веках.

Музыка ал-Андалус концентрирует в себе наиболее яркие явления истории музыкальной культуры мусульманского Запада IX – XV веков
и является истоком формирования западно-арабской школы, что было обусловлено рядом факторов. Во-первых, основной предпосылкой её рождения является распространение и развитие в мусульманской Испании классической музыкальной традиции Арабского халифата периода культурного расцвета IX – X веков. Во-вторых, собственно становление андалусской классики происходит в результате арабо-испанского синтеза, представлявшего собой сложный многоуровневый процесс.

Данное исследование является первой попыткой комплексного рассмотрения наиболее ярких и мало освещённых явлений музыкальной культуры мусульманского Запада. Анализ генезиса, механизмов зарождения, «переноса», адаптации и трансформации арабской музыкальной классики на почве мусульманской Испании позволил, с одной стороны, выявить универсальные закономерности культурного развития на уровне арабского Востока в целом, с другой, – осветить самобытные особенности рассматриваемых явлений (жанры, традиции музицирования, институт музыкантства, музыкальный инструментарий и др.) на локальном уровне (ал-Андалус).

Адекватность и глубина постижения исторических процессов развития арабской классики непосредственным образом зависит от степени исследования её генезиса, который связан с музыкой ал-Андалус. Поэтому дальнейшее накопление знаний о последней способствует созданию более последовательной и полной истории арабской музыки, а также существенно расширяет представления о музыкальных традициях Европы Средневекового периода.

Основные публикации автора по теме исследования

Монографии, книги

  1. Музыка ал-Андалус:  рождение  западно-арабской  классики.  Моно-графия. Казань: КГК, 2008. – 308 с. [20,25 п. л.]
  2. Музыкальная культура Андалусии VIII – XV ве­ков. К проблеме синтеза восточных и европейских традиций. Учебное пособие. Ка­зань: Изд-во КГУ, 2003. – 128 с. [7,5 п. л.]

Научные статьи в журналах ВАК

  1. Из  истории  женского  музицирования на арабском  Востоке и в му-сульманской Испании // «Старинная музыка», 2008, № 1 – 2. С. 36 – 43. [0,8 п. л.]
  2. Музыкальные инструменты Андалусии в  иконографических памят-никах // «Старинная музыка», 2006, № 3 – 4. С. 31 – 34. [0,35 п. л.]
  3. Музыкальные инструменты ал-Андалус (на материале письменных источников) // «Музыковедение», 2008, № 1. С. 51 – 56. [0,5 п. л.]
  4. Проблема культурного взаимодействия: на примере музыкальных традиций мусульманской Испании IX – XV веков // «Вестник Чел. ГУ». 2008, 20 (121). Филология. Искусствоведение. Вып. 22. С. 187 – 194. [0,6 п. л.]
  5. Придворная музыкальная традиция на  средневековом  мусульманс-ком  Востоке: этикет исполнения и слушания классики (на материа-ле средневековых источников) // «Музыковедение», 2008, № 6. С. 56 – 62. [0,5 п. л.]
  6. Придворная  традиция  на  средневековом  арабском  Востоке (на 
    материале средневековых источников) // «Музыкальная  Академия», 2008, № 3. С. 180 – 187. [0,8 п. л.]
  7. Зирьяб – создатель западно-арабской музыкальной классики // «Вестник Чел. ГУ». 2008, 26 (127). Филология. Искусствоведение. Вып. 25. С. 182 – 188. [0,6 п. л.]
  8. Нуба – андалусская музыкальная классика: проблема исторической реконструкции // Музыковедение (приложение к журналу «Музыка и время»), 2006, № 4. С. 20 – 27. [0, 85 п. л.]

Научные статьи, доклады

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»